КОНФЛИКТ АБСТРАКЦИЙ И РЕАЛЬНОСТИ

КОНФЛИКТ АБСТРАКЦИЙ И РЕАЛЬНОСТИ Недавно телепрограмма «Время» показала сюжет о том, что чуть ли не в центре Москвы в доме-развалюхе живут люди без тепла, воды и с электричеством по графику. Но в учетных документах этого дома нет – в результате неоднократных его передач с баланса одного ведомства другому дом как бы испарился. А раз нет записи о существовании дома, то нет и реальных людских бед. Да что там дом! Есть целые регионы, которые де-факто существуют, а де-юре их нет. Одним из таковых является Приднестровье. Вот уже 20 лет мировое сообщество пытается определить международно-правовой статус этого района, в котором живут порядка полумиллиона русских, украинцев, молдован, представителей других национальностей, но воз и ныне там. Молдова считает эту территорию своей, Приднестровская Молдавская республика (ПМР) позиционирует себя как независимое государство.

Не так давно было озвучено совместное российско-украинское заявление по приднестровскому урегулированию. С просьбой прокомментировать его мы обратились к Игорю ТОДОРОВУ, руководителю Донецкого областного отделения Украинской ассоциации европейских исследований, доктору исторических наук, профессору.

- Игорь Ярославович, есть ли у новых властей Украины концепция решения Приднестровского вопроса? Каковы перспективы ее появления?
- Думаю, что концепции нет, более того, не было и серьезных попыток ее создать. С 1992 года прослеживается сиюминутное и не всегда адекватное реагирование на текущие события. И перспектив создания такой концепции на основе национальных украинских интересов не предвидится…

- Что нового содержится в заявлении относительно способов решения проблемы по сравнению с ранее предлагавшимися вариантами?
- Похоже, что ничего принципиально нового в недавнем заявлении нет. Те же слова о необходимости справедливого и всеобъемлющего урегулирования приднестровской проблемы, подтверждение суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова, ее конституционного нейтралитета и формирования единого правового, экономического и оборонного пространств с определением особого надежно гарантированного статуса Приднестровья… Ритуальные слова об укреплении доверия между Республикой Молдова и Приднестровьем, обеспечении стабильного социально-экономического развития в регионе, дальнейшем становлении институтов гражданского общества, соблюдении прав и свобод человека в соответствии с нормами и принципами международного права… В тоже время, возникает недоверие относительно приверженности последним ценностям как со стороны России, так и современной Украины.

- Каковы могут быть последствия открытия приднестровско-украинской границы для Украины, украинско-молдавских, украинско-европейских отношений?
- Считаю, что крайне негативными. И при существующем режиме границы контрабандисты чувствуют себя достаточно уверенно. Открытие границы нанесет не только экономический, но и политический вред украинско-молдавским и украинско-европейским отношениям.

- Что говорят относительно открытия украинско-приднестровской границы в Евросоюзе?
- Точно определить, что говорят, а тем более думают в ЕС — трудно. Тем более, европейская солидарность нынче под большим вопросом. Понятно, что позиции Румынии и Венгрии, например, во многом отличаются. Все же думается, что, в основном, негативно, так как нынешний режим границы обеспечивается с помощью ЕС. Такой шаг не будет способствовать реализации инициативы «Восточное партнерство».

- Насколько соответствует реальности гипотеза о том, что ЕС сейчас недо проблемы Приднестровья, а поэтому ЕС может отдать решение вопросана откуп России, Украине, Молдове и Казахстану (председательствующему в ОБСЕ)?
- Безусловно, что внутренние проблемы в Европейском союзе как бы снижают актуальность Приднестровской проблемы. Но уверен, что передавать ее решение России (роль теперешней Украины, Казахстана и Молдовы является формальной) ЕС не намерен, так как это не отвечает его интересам. Программы ЕС соответствующие задействованы, финансы выделены, миссия работает…Недавно телепрограмма «Время» показала сюжет о том, что чуть ли не в центре Москвы в доме-развалюхе живут люди без тепла, воды и с электричеством по графику. Но в учетных документах этого дома нет — в результате неоднократных его передач с баланса одного ведомства другому дом как бы испарился. А раз нет записи о существовании дома, то нет и реальных людских бед. Да что там дом! Есть целые регионы, которые де-факто существуют, а де-юре их нет. Одним из таковых является Приднестровье. Вот уже 20 лет мировое сообщество пытается определить международно-правовой статус этого района, в котором живут порядка полумиллиона русских, украинцев, молдован, представителей других национальностей, но воз и ныне там. Молдова считает эту территорию своей, Приднестровская Молдавская республика (ПМР) позиционирует себя как независимое государство.

Остается лишь добавить, что на заявление президентов России и Украины руководство приднестровских общественных организаций «Союз молдаван Приднестровья», «Союз русских общин Приднестровья» и «Союз украинцев Приднестровья» ответило своим заявлением: «Не делая поспешных выводов и полагаясь на здравый разум, выражаем уверенность, что благодаря вашим стараниям и инициативам, нашим миролюбивым позициям, единству между приднестровскими молдаванами, русскими, украинцами и гражданами других национальностей, республика выйдет из состояния непризнанности, сохранив все институты гражданского общества при соблюдении прав и свобод человека в соответствии с принципами и нормами международного права».

Может быть, и выйдет… Но тогда нужно всем признавать Абхазию, Южную Осетию, Нагорный Карабах и еще многое чего в этом мире, в том числе и тот московский дом, в котором живут люди с российскими паспортами.
Вячеслав ЯГУБКИН.

Поделиться в соц. сетях

КОНФЛИКТ АБСТРАКЦИЙ И РЕАЛЬНОСТИ
0
КОНФЛИКТ АБСТРАКЦИЙ И РЕАЛЬНОСТИ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий