ЗБИГНЕВ ЧЕРПИНСКИЙ: «ПРИСУТСТВИЕ НА ВЫБОРАХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ОТ ОППОЗИЦИИ БЛАГОПРИЯТСТВУЕТ ИХ ЛЕГИТИМИЗАЦИИ»

ЗБИГНЕВ ЧЕРПИНСКИЙ: «ПРИСУТСТВИЕ НА ВЫБОРАХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ОТ ОППОЗИЦИИ БЛАГОПРИЯТСТВУЕТ ИХ ЛЕГИТИМИЗАЦИИ»Накануне выборов в Государственную Думу ФС РФ представляется небезынтересным узнать о том, как проходили 9 октября выборы в Сейм и Сенат соседней Польши. По их результатам, 460 депутатов Сейма были избраны по пропорциональной системе с использованием метода д’ОНДТА, 5%-м барьером для партии, 8%-м барьером для коалиций и квотой для партий национальных меньшинств (одно место). Выборы в Сенат (100 мест) впервые проходили в одномандатных округах после соответствующего изменения в избирательном законодательстве. Своими наблюдениями о прошедших выборах c PolitRUS поделился аналитик польского Нижнесилезского Центра стратегических исследований Збигнев ЧЕРПИНСКИЙ.

ЗБИГНЕВ ЧЕРПИНСКИЙ: «ПРИСУТСТВИЕ НА ВЫБОРАХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ОТ ОППОЗИЦИИ БЛАГОПРИЯТСТВУЕТ ИХ ЛЕГИТИМИЗАЦИИ»На международной арене Польша смогла довольно умело воспользоваться собственными выборами в пропагандистском ключе, пригласив наблюдателей из стран, охваченных «арабской весной». Присутствовавшие на выборах наблюдатели из Египта, Туниса и Ливии с одобрением выражали свое мнение на тему избирательного процесса, но порой с прискорбием признавались, что за избирательным процессом они наблюдают впервые в жизни. Пусть льстивое мнение этих наблюдателей нам и приятно, но я считаю, что стоит дерзнуть высказать несколько критических замечаний по поводу организации и процесса выборов в Польше.

Толчком к этому послужил мой собственный опыт наблюдения за выборами на Украине и в Молдове. Поездка же во Вроцлав стала непосредственной возможностью для более глубокого анализа избирательного процесса. В «городе встреч», как называют Вроцлав, я наблюдал за выборами не только в качестве избирателя, но также в роли журналиста Портала Иностранных Дел. В день выборов я посетил 11 избирательных участков, в каждом их которых были замечены почти одни и те же недостатки.

Первой, наиболее явной проблемой посещенных мной участках, было практически полное отсутствие традиционных кабин для голосования. На мой взгляд, возможно, не слишком профессиональный, заменой этих кабин послужили разного рода «перегородки», которые теоретически должны были сделать невозможным наблюдение, за кого избиратель отдает свой голос.

Нужно добавить, что на небольших избирательных участках помимо того, что голосующие не были надлежащим образом закрыты от посторонних глаз, в помещении царил беспорядок. Перемещались все одновременно: те, кто получал избирательный бюллетень, получившие его, те, кто искал свободное место для голосования вместе с теми, кто опускал бюллетень в урну, а также отдавшие свой голос и выходящие с участка. Временные перегородки в таких условиях явно недостаточны, а о комфорте голосующих говорить даже не приходится.

Факт того, что жалоб от избирателей на ненадлежащее обеспечение тайности голосования не поступало, можно объяснить отсутствием психологического давления и атмосферы запугивания. С одной стороны, безусловно, это является позитивным моментом. Однако, считаю, что данное обстоятельство ни в коем случае не оправдывает столь пренебрежительного отношения к обеспечению гарантии тайности голосования, являющейся основой процедуры избирательного процесса.

ЗБИГНЕВ ЧЕРПИНСКИЙ: «ПРИСУТСТВИЕ НА ВЫБОРАХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ОТ ОППОЗИЦИИ БЛАГОПРИЯТСТВУЕТ ИХ ЛЕГИТИМИЗАЦИИ»Еще одна вещь, повсеместность которой меня неприятно удивила — это совместное заполнение бюллетеней семейными парами либо пришедшими вместе на избирательный участок знакомыми (в англоязычной среде наблюдателей на выборах данное явление называется family voting/семейное голосование).

Кроме того, бюллетени заполняли за пределами кабин для голосования (по мнению опрошенных мною избирателей, «какая разница, если и так нет кабин для голосования»). Данное нарушение не вызывало никакой реакции со стороны членов избирательных комиссий, в частности их председателей, что довольно странно, поскольку согласно пт. 2 положения о «Членах комиссии» в Указании для Окружных избирательных комиссий, подготовленного Государственной избирательной комиссией в форме приложения к постановлению от 17 августа 2011 г., есть пункт, гласящий, что председатель комиссии «следит за соблюдением процедуры тайности голосования». На мой вопрос, не стоит ли обратить внимание голосующих на то, что заполнение бюллетеня должно проходить в индивидуальном порядке, одна из председателей ответила, что она «ведь не может вмешиваться в процесс голосования».

Разумеется, описанные выше недостатки являются всего лишь вопросом неосведомленности и пренебрежения избирателей собственными правами. Однако, не стоит забывать о том, что подобное поведение затрагивает и фундаментальный принцип проведения демократичных выборов, нарушение и низкий уровень которого низводит авторитет выборов в целом и избранной власти в частности.

К сожалению, разного рода проявлений низкого качества выборного процесса можно было заметить больше. Касались они в основном базового обустройства избирательных участков, а также соблюдения основных процедур. В 10 из 11 посещенных мной комиссий в качестве урн для голосования использовались обыкновенные картонные коробки, «опечатанные» полосками чего-то, что вероятнее всего, было обыкновенными самоклеющимися полосками для ремонта, то есть материалом, который можно снять с поверхности, а затем без усилий вернуть на место. Наверное, нет необходимости более детально анализировать, насколько эффективны такие «пломбы» при воспрепятствовании нелегальному открытию урны.

Наряду с упомянутыми Указаниям для Окружных избирательных комиссий существует еще один нюанс. Насколько мы помним, для парламентских выборов 9 октября 2011 года была характерна значительная мобилизация электората оппозиции, в том числе под лозунгом не допустить фальсификации на выборах. В этой связи, как известно, самая сильная из оппозиционных партий на многие избирательные участки выслала собственных доверенных лиц.

Неудивительно, что правящая администрация без энтузиазма увидела намеки оппозиции насчет мнимых интриг и честности выборов, но уже сам факт доверенных лиц (как «своих», так и оппозиционных) вне сомнений благоприятствует легитимизации выборов. Таким образом, обеспечение эффективной работы доверенных лиц и международных наблюдателей должно стать предметом особенного внимания любой демократической власти.

В связи с этим большое недоумение вызывает фраза из пт. 4 Положения о «Доверенных лицах кандидата и международных наблюдателях», в которой отчетливо сказано, что «наблюдение за действиями окружной избирательной комиссии не позволяет доверенным лицам кандидатов фиксировать деятельность комиссии при помощи фото- и видеокамер».

Стоит добавить, что поскольку «международные наблюдатели не наделены полномочиями доверенных лиц кандидатов» (кроме «права внесения замечаний в протоколы»), то можно предполагать, что ГИК также отказала им в праве зафиксировать свои наблюдения. Следовательно, возникает вопрос: как наблюдатели могут обосновать возникшие претензии? Как доказать замеченные нарушения?

Сложно понять, чем именно руководствовалась ГИК, устанавливая столь жёсткие ограничения, поскольку, к примеру, в законодательстве ряда стран СНГ существуют положения, дающие право фиксировать процесс проведения выборов как местным, так и зарубежным наблюдателям. Разумеется, с соблюдением принципа тайности голосования. Так, съемка разрешена на Украине, не запрещено вести запись и в Молдове.

Этим я не хочу сказать, что выборы в упомянутых странах более демократичны, чем в Польше (ибо это не так), но считаю, что существующие ограничения в ближайшее будущее смогут привести к снижению авторитета Польши в мировом пространстве. Довольно странно напоминать зарубежным партнерам о воспрепятствовании работы наблюдателей на выборах, одновременно вполне официально практикуя подобное в собственной стране, где ограничения закреплены на уровне указаний государственных органов, ведущих надзорную деятельность за всем избирательным процессом.

К сожалению, большинство замечаний, о которых идет речь в данном тексте, имеет настолько «универсальный» характер, что все они были актуальны и во время проведения предыдущих выборов. Этот «стандарт», подрывающий авторитет нашей демократии, в Польше имеет место уже на протяжении нескольких избирательных кампаний подряд. Я считаю, что сейчас пришло время менять сложившуюся ситуацию.

Будучи членом ЕС и НАТО и обладая амбициями поддержки демократии в странах своих восточных соседей, и прежде всего имея уважение к собственным гражданам, Польша обязана уделять внимание более серьезному правовому регулированию, надлежащему обеспечению избирательных участков соответствующим оборудованием на уровне современных европейских стандартов, а также использованию данного оборудования по назначению. В противном случае критика со стороны независимых наблюдателей не раз заставит Польшу покраснеть от стыда, а на призывы Польши о соблюдении прозрачных и свободных выборов в других странах нам будут отвечать всего лишь пожатием плеч или фразами вроде «в чужом глазу соломинку видит».

Поделиться в соц. сетях

ЗБИГНЕВ ЧЕРПИНСКИЙ: «ПРИСУТСТВИЕ НА ВЫБОРАХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ОТ ОППОЗИЦИИ БЛАГОПРИЯТСТВУЕТ ИХ ЛЕГИТИМИЗАЦИИ»
0
ЗБИГНЕВ ЧЕРПИНСКИЙ: «ПРИСУТСТВИЕ НА ВЫБОРАХ НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ОТ ОППОЗИЦИИ БЛАГОПРИЯТСТВУЕТ ИХ ЛЕГИТИМИЗАЦИИ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий