АВРААМ ШМУЛЕВИЧ: «УКРАИНА — ПОЧТИ КАВКАЗ»

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ

По каким причинам в Украине нет как таковой внешней политики и она еще не до конца сформировалась как полноценное государство, являясь при этом «почти кавказской страной» — в интервью журналу «Краiна» подробно объяснил президент Института Восточного партнерства,  лидер международного гиперсионистского движения «Беад Арцейну», раввин Авраам ШМУЛЕВИЧ.

— Российская власть не контролирует значительную часть Северного Кавказа и немало тамошних процессов — так считают много людей. Недавно произошли теракты в Дагестане рейд боевиков на территорию Грузии. Что происходит в регионе?

— За последние 20 лет Кавказ превратился в типичную колонию. Он поразительно отличается от метрополии языком, культурой, религией. Кавказ экономически и политически полностью зависит от Москвы. Если советская элита прилагала усилие для интеграции разных регионов, то российская этого не делает. Кавказ и Россия идут все более разными курсами.

Северный Кавказ — один из дотационных регионов. Хотя его народы тысячелетиями жили без всякой помощи Кремля. Экономика разрушена, а система управления настолько неэффективна, что приближает смерть региона. В Дагестане урожай собирают дважды в год, но в настоящий момент завозят картофель даже из Израиля. Все это вместе ведет к росту антиправительственных настроений.

На Кавказе длится партизанская война под религиозными флагами. Война полномасштабная, выиграть ее российские военные не могут. Ни одно стратегическое задание в сфере безопасности, культуры или экономики не было реализовано. Теперь к этому нужно прибавить еще и полномасштабный кризис российской элиты. Это значит, что никаких проблем она не решит. Уже во многих районах живут не по законам Российской Федерации. В Чечне кадыровский строй никакого отношения к конституционному укладу России не имеет. По всей территории Дагестана действуют шариатские суды. Днем власть федералов, ночью — мусульманских партизан.

— Что может сделать Россия?

— Англия и Франция были более могучи и более эффективны России, однако ушли из своих колоний. Почему в отношениях между Кавказом и Россией должно случиться чудо? Процесс деколонизации — объективный. У Кремля два выхода: изменить систему управления Северным Кавказом и внедрить реальную федерацию, или уйти оттуда. Однако даже если они захотят стать федерацией, не факт, что элита сможет такой проект реализовать. За последние 20 лет российская верхушка много говорила, но ни одного большого проекта так и не воплотила.

— Но много людей воспринимают роль Москвы, как стабилизирующий фактор в регионе.

— На Западе такое мнение действительно распространено. Но это уже не отвечает действительности. Напротив: все деструктивные процессы, которые там есть, усиливаются попытками Москвы их решить. Кавказ превращается в агрессивный исламский регион — и это реакция на действии российских силовиков.

Беззакония, совершаемые на Северном Кавказе, страшно представить. Жизнь и свобода человека ничем не защищены. Людей похищают, и часто непонятно кто это делает. Все предприниматели платят взятки чиновникам и «закят» — обязательный годовой налог — мусульманским партизанам.

Система правосудия не действует, образования — тоже. Детям с Кавказа занижают оценки на государственном экзамене, чтобы они не попадали в вузы больших городов. Так хотят разгрузить Москву от кавказцев. В органах власти тотальная коррупция и клановая. Долго это не может длиться.

— Есть какие-то сильные стороны политики Кремля на Кавказе?

— Кавказ — это прачечная для отмывания денег. Значительные ресурсы, которые идут как дотации, оседают в карманах московских чиновников. То, что не возвращается «откатом» в Москву, остается у северокавказских начальников. До населения ничего из этого не доходит.

Плюс — Владимир ПУТИН держит формирование Рамзана КАДЫРОВА как свой силовой резерв. В случае чего их можно гласно или потихоньку использовать против оппонентов. При этом КАДЫРОВ лояльный именно к ПУТИНУ, а не к России.

— Как отличается ситуация в республиках региона?

— В черкесских республиках — Адыгее, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии — она иная, чем в Дагестане, Чечне и Ингушетии. Например, в трех последних русского населения уже практически нет. В других еще осталось значительное количество россиян. Там заметно меньший уровень исламизации. Хотя в той же Кабардино-Балкарии фактически идет гражданская война между черкесами проваххабитского и антиваххабитского мировоззрения.

— Откуда идут истоки лозунга «Хватит кормить Кавказ!»?

— Экономика Кавказа разрушена. Думаю, это делается сознательно, потому что экономически самодостаточный Северный Кавказ уже давно отделился бы. К тому же, местные коррумпированные элиты ничего не умеют, кроме, как красть деньги. Они поднялись на экономической разрухе региона, потому заинтересованы в ее продолжении и получении дотаций, а не в организации производства и развитии сферы услуг. Люди должны выезжать в города центральной России. Масла в огонь доливает то, что экономическое положение россиян тоже не лучшее. Вместе это ведет к все большему бытовому напряжению между ними и кавказцами.

— Кто автор лозунга и кто его практикует?

— Лозунг «Хватит кормить Кавказ!» выдвинули русские националисты. Но в настоящий момент его начинает подхватывать Кремль. Он нужен также для давления на местные элиты. При огромном количестве чиновников Кремль не имеет эффективного аппарата управления. В конечном итоге лозунг ускорит процесс отчуждения Кавказа от России.

— Но есть и другой лозунг — «ни пяди российской земли»…

— А почему Кавказ — это российская земля? Он был завоеван каких-то 150 лет тому назад. Даже много россиян не рассматривают эти земли как свои. Ментальное отчуждение от Кавказа уже состоялось. К тому же в процессе распада Советского Союза от России отошли более густонаселенные россиянами территории.

Северный Кавказ для России в настоящий момент — источник терроризма, нестабильности, коррупции. Думаю, значительное количество даже русских националистов понимают, что эти земли нужно отпускать. Много людей говорят в неоимперском стиле, но ехать на Кавказ никто не спешит. Россия стремительно сокращается. Российского народа не хватает для сохранения всей территории государства.

— Чем является политический ислам на Северном Кавказе?

— При поддержке российских штыков в Чечне фактически построено государство политического ислама суфийской направленности. Есть еще салафия, где джихад — ключевая заповедь. Это тоже политический ислам. Салафитские режимы возникали, но нигде не были успешными. Афганистан, Йемен, Сомали, — всюду они или распадались изнутри, или проигрывали внешним силам.

Северокавказский салафизм отличает то, что он формируется в антиколониальной войне, а не в борьбе с другими мусульманскими правительствами.

Понятно, что Северному Кавказу нужна какая-то интегральная идеология, которая уменьшала бы этнические противоречия и объединяла волю кавказцев. Этой идеологией является именно политический ислам. Никакого иного, в настоящий момент, нет.

Хотя могла бы быть и идеология европейского Кавказа. Но российская власть делает все, чтобы задушить такое в зародыше. Все носители этой идеологии выдавлены или уничтожены в Дагестане, Ингушетии и Чечне, а в черкесских республиках борются с ними.

Выходит, что северокавказский салафизм — единственная объединяющая идеология. Поэтому внешние политические силы боятся того, что вместо россиян придут исламисты и будет второй Ирак или Афганистан.

— Почему молодежь идет в лес к боевикам?

— Молодежь видит невероятную несправедливость, абсолютное отсутствие социальных лифтов. Если не принадлежишь к какому-то клану, не имеешь шансов достичь чего-то. А идеология «Иммарата Кавказ» достаточно привлекательна — лозунги справедливости и братства. Это также социальная микросреда. В борьбе за возобновление исламского государства они видят благородную идею.

«Иммарат Кавказ» отстаивает то, о чем они читают в книжках: отсутствие эксплуатации мусульманина мусульманином, справедливый шариат, весь мир должен быть исламским. Ислам — единственное правильное учение. В настоящий момент это реальная альтернатива власти. Судебная система шариата не коррумпирована, в отличие от светской. Есть хоть какие-то правила.

— Возможна новая война?

— Партизанская уже давно длится. По интенсивности она начинает превосходить Ирак и Афганистан. И есть все предпосылки, что «Иммарат Кавказ» сможет сместить зону конфликта в Татарстан.

Что касается повторения чеченского сценария, я не раз слышал от руководителей исламистского подполья, что они готовы взять власть. Однако, не готовы ее удержать. То есть не смогут выстоять при лобовом столкновении с российской армией и не имеют достаточно сильных позиций в обществе. Из-за этого будут избегать прямых столкновений.

Они ведут пропаганду, усиливают свои позиции. Законы шариата все более воспринимаются как альтернатива коррумпированной центральной власти. Население поневоле обращается к ним. Поэтому они постепенно будут выжимать федералов, занимать ключевые институты власти или перебирать их функции. А полностью власть возьмут тогда, когда будут готовы.

— Какова политика Грузии относительно Северного Кавказа?

— Тбилиси рассматривает северных кавказцев как силу, способную уменьшить агрессивный запал России. Но грузинская элита действует крайне непоследовательно. В стране большой разрыв в системе управления. Высший уровень управления современен, а средний и нижний — еще советские. Грузия может пытаться играть стабилизирующую роль, но сейчас она недостаточно смелая и уверена в себе.

— Кто еще может влиять на ситуацию в регионе?

— Частично — Азербайджан. В настоящий момент он влияет на Южный Дагестан. Назначение тех или других людей на ключевые должности там в городах происходят после консультаций с Баку. Турция осуществляет осторожную экспансионистскую политику. Евросоюз и Соединенные Штаты очень не хотели бы вмешиваться в ситуацию. Но если руководители политического ислама объявят джихад Западу, то будут вынуждены это сделать.

— Как бы Вы выстраивали линию поведения Украины относительно Кавказа?

— А что, у Украины есть внешняя политика? У меня впечатление, что у вас есть только внутренняя политика. О политике Киева относительно Кавказа мне ничего неизвестно. Кажется, Украина не до конца сформировалась как государство.

Между тем она — почти кавказская страна. Ваш юго-восточный фланг — это именно Кавказ. Кроме того, в Украине немало кавказцев. Значительная часть, например, грузинской элиты у вас жила или училась. Поэтому вы могли бы выступать посредником между Россией и Грузией.

Для меня непонятно, почему Франция, а не Украина выполняла эту роль во время последней российско-грузинской войны. Такое посредничество давало бы политические дивиденды, а их можно было бы конвертировать в улучшение экономических связей с Северным и Южным Кавказом.

К тому же, расположение Украины как транзитной страны зависит от рынка углеводородов, а на его динамику влияет и ситуация на Кавказе.

Наконец исламский фактор, который присутствует в Украине. Он много в чем определяется состоянием умми (сообщество верян — «Страна») Северного Кавказа. Любая нестабильность там увеличивает количество мигрантов в Украину. Есть много моментов, которые ваша страна могла бы использовать в свою пользу. Но она этого не делает.

Русский перевод: «Вільний Українець».

Поделиться в соц. сетях

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ: «УКРАИНА    ПОЧТИ КАВКАЗ»
0
АВРААМ ШМУЛЕВИЧ: «УКРАИНА    ПОЧТИ КАВКАЗ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий