РАДИКАЛИЗМ НА КАВКАЗЕ: РЕАЛИИ И ПРОПАГАНДА

ислам

В политических кругах Запада начали опасаться роста угрозы радикализма. На днях в США прошла международная конференция на эту тему. Но участники форума акцентировали внимание на вопросе «Исламский радикализм как источник угрозы». В обсуждениях выдвигались тезисы именно в направлении предотвращения этой тенденции.

Такого рода мероприятия, благие на первый взгляд, в реальности свидетельствуют о другой угрозе. Суть проблемы в том, что радикализм на Южном Кавказе связан отнюдь не с религиозной принадлежностью. Здесь следует прежде всего принимать во внимание глобальные геополитические процессы и двойные стандарты, реализуемые крупными державами.

Специалисты отмечают массовое расширение национализма по всему миру. Научный сотрудник Центра по вопросам безопасности Джорджтаунского университета и института Брукингса Пол ПИЛЛАР в своей статье, опубликованной в журнале The National Interest охарактеризовал современную эпоху как «Эпоху национализма».

Он пишет, что данная тенденция усилилась прежде всего в крупных державах мира. Конкретнее он указывает на США, Россию, Китай, Японию и развитые страны ЕС. В каждой из них национализм имеет свое собственное содержание.

Например, в Америке это проявляется в форме «американской исключительности», в России — «русского национализма», в Китае — «абсолютной государственности». По сути каждая из них выражает нетерпимость к другим на основе собственного превосходства.

Очевидно, что в глобальном масштабе крупные державы обеспечивают свои интересы более беспощадно и бескомпромиссно, что, естественно, усиливает радикализм и двойные стандарты в политике.

В своей статье ПИЛЛАР пытается объяснить отношение крупных держав к событиям, происходящим в различных регионах мира, именно в этой плоскости. Противоречия, возникающие здесь, есть, по его мнению, следствие такого подхода.

Последствия этой политики известны, в частности, на Кавказе — «иммигранты в Израиле питают общее негативное отношение к кавказцам как к советским гражданам» и Ближнем Востоке — «идея единого палестино-израильского государства не соответствует мощным националистическим устремлениям обеих сторон»).

Обобщая, Пол ПИЛЛАР отмечает: «Политические круги Америки должны всегда помнить, что действия США могут поранить чьи-то национальные чувства. На этой основе могут быть ответные реакции».

О чем говорят эти примеры? Прежде всего о том, что в радикализме, наблюдаемом в различных регионах мира, серьезную роль играют противоречия в политике крупных держав. Не оправдывая какую-либо религиозную нетерпимость, следует отметить, что радикальные религиозные реакции в большинстве случаев оказываются реакцией именно на такую политику.

Исследования многих специалистов также показывают, что террористические организации, действующие в настоящее время за религиозным занавесом, созданы спецслужбами крупных держав, которые их направляют, обучают. О такого рода фактах неоднократно писали мировые СМИ.

Отсюда следует, что, если заговорили об угрозе религиозного радикализма на Южном Кавказе и возможной реакции на это, то могут готовиться какие-то планы, так как, как правило, вначале пытаются доказать существование какой-то угрозы, а потом «ведут борьбу с ней». <…>

Тем временем в России отчетливо проявляются попытки провоцирования распрей на национальной почве. Причем здесь пытаются представить в качестве радикальной части именно мусульман. В этой связи сильно заставляет задуматься взрыв пассажирского автобуса в городе Волгограде. Уже распространена информация о том, что данное происшествие совершила женщина-мусульманка по имени Наида.

Какие-то круги пытаются создать впечатление, будто на территории нашего северного соседа воспламенилось пламя религиозного радикализма, что здесь существует нетерпимость против мусульман, и последние перешли к активным действиям против этого.

Безусловно, все это искусственно разжигается. По-видимому, как опасаются некоторые аналитики, предпринимаются попытки постепенно ориентировать «аль-Каида» на постсоветское пространство (см.: Дмитрий СЕДОВ «Исламский» терроризм американского разлива»). Все это — серьезные угрозы. Но, к сожалению, именно этот аспект вопроса и утаивается. А Южному Кавказу представляют «готовый образ врага».

Участники названной выше научной конференции в качестве источника радикальных религиозных взглядов указали на Иран. Они говорили о том, что это угрожает Азербайджану, активно сотрудничающему с Западом. Но здесь ощущается попытка противопоставить друг к другу двух соседей.

Во-первых, как уже отмечалось, радикальные религиозные группировки возникают в основном при поддержке Запада.

Во-вторых, Азербайджан и Иран проводят политику добрососедства. Отношения между ними построены в рамках норм международного права. Баку совсем не заинтересован в подрыве отношений со своим близким соседом. Поэтому, за исключением Армении, ни одно из соседних государств он не считает своим врагом.

Об этом, безусловно, знают и на той стороне океана. Думаем, что вопрос связан с более глубинными моментами. Фактом является то, что Азербайджан — единственное государство Южного Кавказа, которое проводит независимую политику. И достигнутые им успехи во всех областях налицо. <…>

По этой причине крупные державы мира придают важность сотрудничеству в регионе в первую очередь с Баку. Но именно это желание порождает между ними определенную конкуренцию. Чтобы сблизиться с Азербайджаном, некоторые государства прибегают к критике своих соперников.

Если подойти к религиозному радикализму на Южном Кавказе в свете отмеченных идей, складывается достаточно противоречивая и полная неопределенностей картина. В геополитическом плане такая ситуация, вне сомнения, крайне опасна, так как в этом случае в любой момент могут возникнуть непредвиденные угрозы. Для региона такого рода риски могут обернуться трагедией.

С другой стороны, не секрет, что борьба крупных держав за мировое лидерство поднялась на новый уровень. Признаки этого наиболее ярко ощущаются на Ближнем Востоке. Одновременно с этим существует вероятность распространения этой тенденции и на другие регионы.

Крайне озадачивает то, что этот процесс разворачивается на фоне активизации радикальных религиозных организаций. Следует отметить, что усиление влияния на Южном Кавказе близких к региону государств — России, Турции и Ирана на Западе воспринимается как трагедия. Открыто признается, что этого нельзя допустить.

Все это, безусловно, служит толчком к росту геополитической неопределенности в регионе. Рискованно сказать, кто и какие планы разрабатывает для Южного Кавказа. Но уже сейчас заставляют задуматься попытки выпячивания религиозного радикализма, придания ему геополитической окраски. Этот регион исторически пережил много трудных времен.

Но гораздо труднее было бы ликвидировать возможные последствия религиозного радикализма, принявшего сейчас еще более беспощадную форму. Поэтому было бы хорошо, если бы политики поступали более справедливо.

Источник: Newtimes.az (в сокращении).

 

Поделиться в соц. сетях

РАДИКАЛИЗМ НА КАВКАЗЕ: РЕАЛИИ И ПРОПАГАНДА
0
РАДИКАЛИЗМ НА КАВКАЗЕ: РЕАЛИИ И ПРОПАГАНДА

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий