ТУРЕЦКИЙ ТАНДЕМ

erdogan_gul

Убедительная победа на муниципальных выборах в Турции правящей «Партии справедливости и развития» (ПСР) значительно увеличивает шансы ее лидера Реджепа ЭРДОГАНА сменить премьерское кресло на президентское. И не только потому, что это демонстрирует высокую степень доверия электората, но и потому, что в странах Востока, даже государствах официально победившей демократии, никто не отменял практики использования на выборах так называемого административного ресурса.

Сходство России с Турцией не только в этом. Ряд экспертов видят схожесть политического партнерства ЭРДОГАН-ГЮЛЬ с правящим тандемом ПУТИН-МЕДВЕДЕВ. Хотя отличия все же существуют. И главное, вероятно, состоит в том, что Дмитрия МЕДВЕДЕВА сложно назвать 100% человеком Владимира ПУТИНА, его тенью.

В России принято шутить, что у Кремля много башен. Так вот, ПУТИН и МЕДВЕДЕВ — представители хоть и соседних, но разных башен. То есть кланов в политической элите России.

Либерал МЕДВЕДЕВ — выдвиженец кремлевского клана, который принято называть «семьей» — по привычке с тех времен, когда он был сформирован вокруг представителей семьи тогдашнего Президента РФ Бориса ЕЛЬЦИНА.

Консерватор ПУТИН — также выходец из «семьи». В то время иных на Олимпе российской власти попросту не было. Однако со временем ему удалось стать во главе (по крайней мере официальным лицом) нового кремлевского клана, костяк которого составляют преимущественно выходцы из советских/российских спецслужб.

В Турции ситуация несколько иная. Абдулла ГЮЛЬ в большей степени человек ЭРДОГАНА, хотя время от времени и предпринимает попытки (до сего момента безуспешные) стать по-настоящему самостоятельным политиком. Нельзя исключать, что происходит это под воздействием людей из его близкого окружения, находящихся под влиянием кураторов из США.

Несмотря на это, для удержания власти в своих руках ЭРДОГАНУ более не на кого опереться в своей партии. За последние годы в рядах ПСР выросло поколение сильных и перспективных политиков, однако ЭРДОГАН, равно как и ГЮЛЬ видят в них угрозу своему лидерству, а потому не дают развития. Тем самым, кстати, усиливая оппозицию — ряд их вчерашних соратников, достигнув карьерного потолка в ПСР, покидают ее и переходят в либо уже существующие партии, либо создают политические движения.

Не стоит забывать и о том, что по Конституции Турция — парламентская республика, где основные рычаги власти у парламента и избираемого им главы кабинета министров. Президент, словно султан в условиях конституционной монархии, обладает по большей части лишь представительскими функциями и правом третейского судьи в случае общенациональных политических катаклизмов.

Продолжать удерживать в своих руках реальную власть в случае своего избрания президентом ЭРДОГАН сможет лишь при нахождении в кресле премьер-министра максимально контролируемого им из числа всех соратников по партии Абдуллы ГЮЛЯ.

Если кабинет министров возглавит кто-то иной из партийной номенклатуры ПСР или, того хуже, кто-либо из лидеров оппозиции, то на политической карьере ЭРДОГАНА можно ставить крест.

Тем более, этого страстно желают его вчерашние партнеры из Европейского союза, НАТО и, главное, США. После того, как ЭРДОГАНУ удалось совершить в Турции экономическое чудо, то он вполне логично уверовал в собственную непогрешимость, а впоследствии и общемировую равность лидерам США, Великобритании и Германии.

Смотреть также версию Vesti.az.

Поделиться в соц. сетях

ТУРЕЦКИЙ ТАНДЕМ
0
ТУРЕЦКИЙ ТАНДЕМ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий