НАДАНА ФРИДРИХСОН: «КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ — ЛИШЬ ПОВОД»

НАДАНА ФРИДРИХСОН: «КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ    ЛИШЬ ПОВОД»Американская дипломатия не любит долго переходить от слов к делу. Не успел бывший посол США в Азербайджане Мэтью БРАЙЗА после сочинской встречи дать «провокационное интервью» и, что называется, «закинуть информационную удочку» о реванше, как госсекретарь США Джон КЕРРИ встретился на полях саммита НАТО с президентами Азербайджана и Армении. По мнению политического аналитика, сотрудника Института ЕврАзЭС Наданы ФРИДРИХСОН, официальным поводом для переговоров стал карабахский вопрос, что для посвященных давно означает: противоборствующим сторонам предложили новый взгляд на расклад сил.

— Не считаете ли Вы, что недавняя встреча президентов Азербайджана, Армении и России вызвала определенную реакцию в мире?

— Сочинская встреча, на мой взгляд, вызвала серьезную тревогу в Вашингтоне. И неудивительно: на фоне украинского кризиса вспыхнувший карабахский конфликт сулил России дополнительные проблемы. Особенно в свете решения Турции и Грузии с июля 2014 года закрыть свое воздушное пространство для российских военных самолетов, которые осуществляли полеты на военную базу в Гюмри.

Однако сочинская встреча показала, что у Москвы есть потенциал не просто договориться о снижении конфронтации на линии соприкосновения войск, но и активизировать экономические переговоры с политическом подтекстом. Пожалуй, это обстоятельство смутило США больше, чем явное стремление России занять лидирующую роль в урегулировании конфликта.

Касаясь Азербайджана, глава российского государства мог затронуть вопрос «поворота» политики энергетического треугольника Турция-Азербайджан-Иран, который стал формироваться с весны 2014 года, в интересах России.

Следствием может стать усиление российских операторов на каспийских месторождениях, что для той же Британии неприемлемо: на 18 сентября намечен референдум о независимости Шотландии, и компании BP и Shell, вложившие миллиарды в разработку нефтегазовых месторождений около Шотландских островов, могут понести серьезные убытки.

Тем не менее, пойти на это России позволяет ряд обстоятельств. И в этом плане сочинская встреча не столько стала эхом карабахского вопроса, сколько определила расстановку акцентов в двусторонних отношениях России с азербайджанским и армянским партнерами.

— БРАЙЗА намекнул, что сложившаяся ситуация долго продолжаться не будет…

— Да, и в практической плоскости это вылилось в череду событий — осложнение переговорного процесса Ирана со странами «шестерки», попытки Грузии договориться с Тегераном по вопросам энергетики, требование премьер-министра Великобритании ужесточить санкции против России.

Все это, включая перипетии по Украине, сформировало общий фон накануне саммита НАТО в Уэльсе. На полях саммита Джон КЕРРИ по образу и подобию российского главы инициировал встречу с президентами Азербайджана и Армении, а также провел переговоры тет-а-тет с Ильхамом АЛИЕВЫМ.

О достигнутых результатах широкой общественности не сообщается. Однако понятно, что с момента эскалации конфликта прошло достаточно много времени, и постановка этого вопроса Джоном КЕРРИ выглядит как минимум странно.

США, наверное, как никакая другая страна в мире понимают важность «информационного повода». А это значит, что карабахский вопрос для американской стороны послужил лишь поводом сделать свое предложение главе Армении и особенно главе Азербайджана — так сказать, в противовес сочинской встрече.

— Чего, на Ваш взгляд, хотят США от Азербайджана?

— От Азербайджана США ждут нескольких шагов. Первый — это реализация газовых обещаний без вмешательства российской стороны. Все-таки проект Южного газового коридора планировался как альтернатива «Газпрому», а попытки Москвы влезть в комбинацию, используя отношения с Баку, Тегераном и периодически — Анкарой, вносят ощутимый разлад в изначальные планы.

Этот посыл отвечает и интересам Великобритании, оператор которой BP является одним из основных в разработке месторождения «Шахдениз». И очевидно, что в случае согласия Баку США и ближайшие союзники удвоят давление на Тегеран с целью подключить иранский газ к своему маршруту.

Надеются США и на то, что Азербайджан сумеет укрепить региональную ось Баку-Тбилиси-Анкара, которая также рассматривается как преграда усилению России в регионе. В этом плане интересно заявление Ильхама АЛИЕВА на саммите о том, что железнодорожное сообщение Баку-Тбилиси-Карс, которое будет налажено в ближайшее время, предоставит НАТО транзитные возможности. Не менее важна в этой конфигурации роль Грузии, которая билась на саммите за право стать членом НАТО.

А вот президент Азербайджана явно нацелен сохранить многовекторный курс и не присягать на верность Западу. Обусловлено это в первую очередь соображениями безопасности. США, ЕС и даже Великобритания едва ли смогут предоставить Азербайджану то, что он захочет взамен, — и дело не только в решении карабахского вопроса.

С обострением иракского кризиса и усилением «Исламского государства», которое уже не скрывает своих планов на Азербайджан, глава государства закономерно запросит у западных партнеров гарантий защиты от угрозы со стороны Ирака, а также компенсации на случай ухудшения отношений с Россией. И я уверена, ничего из этого предоставлено не будет.

Кроме того, Азербайджан не устраивает подход западных стран к анализу внутриполитической ситуации в стране. После скандального интервью Ричарда МОРНИНГСТАРА и намеков на «экспорт майдана» власти Азербайджана взяли под особый контроль так называемую демократическую оппозицию, которая на деле состоит из ряда фигур и НПО, получающих щедрые гранты западных фондов.

Это вызвало всплеск недовольства со стороны США и Евросоюза и риторику об ущемлении прав человека, что фактически очертило контуры «кнута», приготовленного Вашингтоном на случай, если не получится договориться с Баку иным путем.

«Демократическая оппозиция» едва ли сможет сменить политические декорации в Азербайджане, а вот «оппозиция исламистов» — другой разговор. Исламисты высокоорганизованны. Достаточно вспомнить, что несколько лет назад они в считанные часы, без информирования общественности, провели акцию протеста у Минобразования Азербайджана из-за запрета хиджаба. И, к слову, эта акция не была мирной.

Движущей силой «исламистов» могут стать азербайджанцы, которые принимали участие в сирийском перевороте и теперь возвращаются домой. В этом плане ко взрывоопасным регионам можно отнести север Азербайджана, а также юг, ввиду чего важным остается фактор влияния «Южного Азербайджана».

— Как Вы думаете, западные аналитики учитывают процессы, происходящие в Азербайджане?

— Конечно, эта ситуация уже давно находится в поле аналитического зрения западных стран. И выворачивается ими на свой лад. В частности, западные аналитики считают, что угроза исламистов для Азербайджана может исходить от России и Ирана. Такую точку зрения недавно озвучил директор частного разведывательного агентства Stratfor Джордж ФРИДМАН.

При таком раскладе вопрос Нагорного Карабаха опять же становится в руках США хорошим поводом показать «зубы» и настаивать на продвижении своих интересов.

— А в чем эти интересы заключаются?

— По всей видимости, на предложения госсекретаря США Ильхам АЛИЕВ ответил согласием — особенно на те, которые могут принести практическую выгоду стране. Но, скорее всего, глава Азербайджанского государства дал понять, что существующий расклад с участием Баку меняться не будет.

По материалам eсho.az.

Поделиться в соц. сетях

НАДАНА ФРИДРИХСОН: «КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ    ЛИШЬ ПОВОД»
0
НАДАНА ФРИДРИХСОН: «КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ    ЛИШЬ ПОВОД»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий