ЮРИЙ ЦАРИК: «АЛЬТЕРНАТИВЫ СОЮЗУ С РОССИЕЙ У БЕЛАРУСИ НЕТ»

ЮРИЙ ЦАРИК: «АЛЬТЕРНАТИВЫ СОЮЗУ С РОССИЕЙ У БЕЛАРУСИ НЕТ»Ситуация, складывающаяся вокруг Украины, оказывает все более серьезное влияние на соседние страны. Тяжелые экономические санкции со стороны Запада, введенные против России, бьют, хотя и косвенно, по экономикам Беларуси и Казахстана, образовавшим вместе с Россией Евразийский экономический союз.

О том, как в Беларуси воспринимают события в соседней Украине, насколько вредны антироссийские санкции для Минска рассказывает председатель Наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований Беларуси, политолог Юрий ЦАРИК.

— Каково в Беларуси отношение к ситуации в Украине?

— Для Беларуси Украина — это второй по объемам торговли внешнеэкономический партнер. При этом у нас с южным соседом сложилось положительное торговое сальдо, то есть, это для нас выгодный рынок.

Кроме того с Украиной у нас протяженная общая граница, проходящая по Полесью. Это граница, через которую ведется интенсивная приграничная торговля и активное взаимодействие двух стран.

Одновременно Украина — это братская страна, с которой мы связаны не только экономическими, но и культурно-историческими связями. Так было до кризиса 2014 года, так остается и сейчас, хотя понятно, что война деформирует и ситуацию в регионе в целом, и белорусско-украинские отношения.

— Вследствие присоединения Крыма и событий на юго-востоке Украины многие страны Запада ввели жесткие экономические санкции против России. Она, как известно, вместе с Казахстаном и Беларусью состоит в Евразийском экономическом союзе(ЕАЭС). Отразились ли эти санкции на экономике Беларуси?

— Санкции не были единственным событием, повлиявшим на экономическую конъюнктуру в 2014 году. Не менее важным для нашего региона, как и для всего мира, стало резкое и глубокое снижение цен на нефть.

Кроме того, экономический кризис в России, который начался еще до санкций и падения цен на нефть, также оказывает на нас серьезное влияние — как по физическим объемам экспорта, инвестиционной активности, так и по «девальвации» валютной выручки от экспорта в Россию. Так же, как и война в Украине, которая привела к резкому сокращению экономики этой страны и сужению рынка.

Поэтому в целом украинский кризис, санкции и другие события 2014 года негативно отразились на белорусской экономике. Обрабатывающая промышленность не может сбыть производимый товар, экспорт падает, многие предприятия находятся в тяжелом состоянии. Сложности переживают и логистика, и строительство, и другие отрасли.

Открывающиеся на этом фоне возможности в плане перепродажи санкционных товаров на российском рынке после их неглубокой переработки, не только не компенсируют потери, но и являются опасными, как в экономическом, так и в политическом плане.

По сути, эта ситуация подталкивает нас к деформации экономики в сторону торгово-спекулятивной модели, что будет иметь катастрофические последствия для страны. Те скандалы, которые уже были вокруг поставок продуктов питания из Беларуси в Россию, — только начало.

Нам лучше присоединиться к российским контрсанкциям, чем пытаться сделать на них прибыль. Реальная ниша для нас появилась только в деле обхода санкций в сфере трансфера технологий из стран Запада в Россию.

Но, во-первых, это крайне капиталоемкое занятие. Во-вторых, для нас приоритетом является развитие собственной технологической базы, но нужно, чтобы такой подход поддержала и Россия, а также Казахстан.

— Изменилось ли в связи с этим в Беларуси отношение к ЕАЭС, как интеграционному проекту на постсоветском пространстве?

— С точки зрения стратегических приоритетов отношение к ЕАЭС не изменилось. Альтернативы союзу с Россией и активному участию в евразийской интеграции не было и нет. Однако стало понятно, что в условиях рецессии простые эффекты от слияния экономик не дадут позитивной динамики.

Нужно новое качество интеграции и новое содержание. Именно об этом говорилось в обращении Александра ЛУКАШЕНКО к главам государств — участников ЕАЭС, распространенном 13 января 2015 года. Беларусь поставила в центр внимания общую, а в перспективе — единую промышленную политику, а также совместные меры по развитию экспорта.

Если мы не научимся на внешних рынках действовать как единый субъект и на внутреннем рынке избегать ненужной конкуренции, ЕАЭС долго не протянет.

— Президент Беларуси недавно заявил, что Минск может выйти из состава ЕАЭС в случае нарушения договоренностей, а также говорил о недопущении торговых войн. Так насколько в нынешних условиях велик шанс выхода Беларуси из ЕАЭС?

— Шанс выхода Беларуси из ЕАЭС равен нулю. Беларусь является председателем в ЕАЭС и нацелена на продвижение интеграции с учетом складывающейся сложной международной ситуации.

Если другие страны продолжат торпедировать интеграционные процессы через «торговые войны» (как Россия в 2014 г.), эмбарго (как Казахстан в 2015 Г.) и другие действия, то вопрос о целесообразности существования ЕАЭС, конечно, может встать. Но Беларусь будет до последнего стараться сохранить и усилить интеграцию, это полностью отвечает ее интересам.

— Также господин ЛУКАШЕНКО говорил о невозможности осуществления сценария «майдана» в Беларуси. А есть ли такая угроза и насколько она реалистична?

— В Беларуси есть некоторые предпосылки дестабилизации в 2015 году. Это президентские выборы, в период которых обстановка традиционно «разогревается», конфликт в Украине, который разными путями затронул белорусское общество, а также ожидаемые в наступившем году экономические трудности.

Кроме того, не исключена работа на расшатывание ситуации со стороны соседних государств в рамках противостояния России и Запада.

Однако при правильном, рефлексивном поведении властей, учитывающем все аспекты международной и внутренней ситуации, а также должной мобилизации всего общества угроза дестабилизации может быть ликвидирована. Думаю, так и произойдет.

— Как известно, в 2009 году Грузия покинула СНГ. Сейчас все больше разговоров о том, что в ближайшее время Украина также уйдет из Содружества. В силу этого, каковы перспективы сохранения СНГ?

— Это, пожалуй, зависит от того, какие тенденции возобладают на постсоветском пространстве в ближайшие год-два. Если изоляционистские и националистические, то релевантность СНГ как формата взаимодействия будет снижаться. Если все же интеграционные, то — повышаться, причем, туда могут вернуться и Грузия, и Украина в том или ином формате.

— Каковы вообще сквозь призму процессов идущих на постсоветском пространстве перспективы интеграционных процессов та постсоветском пространстве?

— Это напрямую зависит от характера ответа стран нашего региона на вызовы, обозначившиеся в 2014 году — экономический кризис и политическая (даже военно-политическая) дестабилизация.

Во-первых, нам нужна антикризисная программа. Если такую программу каждый будет разрабатывать для себя, то бывший СССР как единое пространство исчезнет. Потому что страны Центральной Азии будут полагаться на поддержку Китая, Россия — выплывать сама, Украина — полагаться на Евросоюз, Беларусь — на Россию, Грузия и Азербайджан — на Турцию.

Все это сулит незавидную долю нашим народам, поскольку во всех названных сюжетах никакой самодостаточности и успешного взаимодействия не получится. Если же мы сможем в какой-то форме, в каком-то формате выработать единый антикризисный план евразийского сообщества (ЕАЭС плюс Таджикистан, Узбекистан, Туркменистан, возможно, Азербайджан и Украина), то это даст шанс на сохранение в какой-то степени экономической состоятельности.

У этого единого пространства есть два очень перспективных и стратегически важных рынка — Дальний Восток России и Центральная Азия, включая Афганистан, Иран и Пакистан.

Если будут созданы финансовые и промышленные инструменты, позволяющие организовать освоение данных рынков с опорой на преимущественно внутреннее производство (новая индустриализация) и новые инфраструктуры (прежде всего — транспортные), то все мы сможем выйти из кризиса в совершенно новом, более высоком качестве мощной региональной экономической группировки. И это вполне реалистичный план, но он требует серьезной работы и высокого уровня доверия от всех участвующих государств.

Во-вторых, нам нужна новая региональная система коллективной безопасности, в полной мере учитывающая новые вызовы и угрозы в регионе. Ход переговоров «каспийской пятерки», ситуация вокруг Афганистана, украинский кризис наглядно показывают, что механизмы коллективной безопасности или должны быть переведены на новый, более высокий уровень эффективности, или просто должны быть ликвидированы.

Опять же, интеграция дает здесь больше возможностей выжить и преуспеть, чем взаимная изоляция.

Беседовал Роман ТЕМНИКОВ, «Каспий».

Поделиться в соц. сетях

ЮРИЙ ЦАРИК: «АЛЬТЕРНАТИВЫ СОЮЗУ С РОССИЕЙ У БЕЛАРУСИ НЕТ»
0
ЮРИЙ ЦАРИК: «АЛЬТЕРНАТИВЫ СОЮЗУ С РОССИЕЙ У БЕЛАРУСИ НЕТ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий