ГРУЗИЯ: МЕЖДУ ЭМОЦИЯМИ И РАЦИОНАЛЬНОСТЬЮ

ГЕОРГИЙ КАНАШВИЛИ

События на Украине могут сорвать и без того непростой процесс нормализации российско-грузинских отношений. Если участие грузинских добровольцев в националистических батальонах не вызывало особых протестов в российском обществе (в конце концов, кто только там не воюет), то на назначение на официальные посты на Украине целой плеяды откровенно русофобских грузинских политиков последовала довольно нервная реакция.

Об отношениях грузинского общества к этим событиям и к украинской гражданской войне в целом, а также о стратегии официального Тбилиси рассказал исполнительный директор НПО «Кавказский дом» Гиорги КАНАШВИЛИ.

— В России большое значение придают тому, что называют участием Грузии в украинской гражданской войне, — речь идет и о грузинских «политических варягах», и о военных-добровольцах. Как в Грузии относятся к такого рода участию?

— Тут нужно делать разграничение между властями и обществом. Если говорить о Правительстве Грузии, то оно довольно нервно отреагировало на назначение людей из «Единого национального движения» (ЕНД) и самого Михаила СААКАШВИЛИ на ответственные посты в украинском руководстве. Кроме того, грузинские власти не имеют никакого отношения к поездке граждан Грузии для участия в боевых действиях на территории Украины.

— Но при этом не видно, чтобы власти Грузии в отношении добровольцев и министров в Киеве занимало жесткую позицию.

—  Возможно, в Москве просто не замечают этого. Позиция Тбилиси в вопросе «политических варягов» очень строгая — не случайно СААКАШВИЛИ в розыске. А что касается добровольцев, то у Тбилиси нет физической возможности не пускать своих граждан в Украину. Да, грузинские власти могут в угоду Кремлю начать гоняться за вернувшимися с Украины добровольцами, однако лишь попадут под пресс общественного мнения.

Как ни крути, а грузины поддерживают украинцев на чисто эмоциональном уровне. И поддержка объясняется несколькими причинами.

Во-первых, это историческая память о наших отношениях. Украинцы довольно активно поддерживали Грузию в 1990-е во время событий в Абхазии, а также в 2008 году. Да и вообще, обе страны в постсоветские годы примерно одинаково оценивали вызовы со стороны России. И сейчас, как считают в Грузии, пора платить долги.

Во-вторых, мы с Украиной оказались в схожей ситуации — обе страны, в том числе и по вине России, потеряли контроль над частью своей территории. И грузины сейчас сопереживают украинцам.

— Тогда почему правительство не солидаризируется с электоратом?

— Потому что и само население все же проводит границу между эмоциями и рациональным взглядом на вещи. Вообще, в Грузии сформировались три точки зрения относительно того, как страна должна вести себя в условиях конфликта.

Первый подход — это позиция ЕНД и ассоциированной с ним части академического сообщества. Они постоянно говорят о том, что грузинское правительство упускает уникальный шанс активизировать свои проблемы на международной арене через украинские события, целиком ассоциировать оккупацию Абхазии и Южной Осетии с процессами, развивающимися в Украине. Через подобную привязку-де можно вынудить международное сообщество более активно вести себя в грузинских проблемах.

Второй подход — это линия правительства. Суть сводится к следующему: между Грузией и Россией худо-бедно идет процесс выстраивания рациональных отношений, и если Тбилиси постарается привязать грузинские проблемы к украинским, то это может вызвать серьезное обострение отношений с Москвой — вплоть до войны.

Сейчас России терять особо нечего, она и так испытывает на себе международное давление, поэтому Кремль вполне может позволить себе какие-то радикальные варианты ответа на провоцирующие действия Тбилиси.

Правительство считает, что в данном турбулентном процессе нужно быть конструктивным — чем более агрессивна Россия, тем больше надо вести с ней диалог и избегать недопонимания в каких-то вещах. Иначе вполне возможно повторение событий 2008 года.

Есть и третий подход, которого придерживается часть общества и экспертов. Они согласны с поведением правительства, однако критикуют его за чрезмерно осторожную риторику. И требуют от кабинета министров сформулировать более четкое отношение к событиям, разворачивающимся на Украине.

Наверное, хорошо было бы, если бы премьер поехал в Киев, рассказал украинской стороне о причинах нормализации грузино-российских отношений и объяснил, почему мы не можем более радикально поддерживать Украину. А то у украинцев возникает впечатление, что мы их бросили и занимаемся отношениями с Москвой.

И дело тут не в банальной благодарности украинцам за все, что они для нас сделали: просто может возникнуть критическая ситуация, когда уже Грузии понадобится поддержка Киева, и тогда украинцы припомнят наше пассивное поведение в этом конфликте.

Данная позиция наиболее прагматична, и к ней уже склоняется и само правительство. Министры в последнее время стараются больше акцентировать поддержку Украины. Так, Грузия поддерживает Украину на разных международных платформах, в гуманитарном плане (мы поставили туда лекарства), на правительственном уровне — однако дает понять, что у нее есть своя повестка дня, подразумевающая нормализацию и рационализацию отношений с Россией. И что действовать в ущерб этой повестке Тбилиси не будет.

— В грузинском обществе разделяют украинское население и правительство?

— Нет, тут есть скорее солидарность с Украиной в целом, грузины не делят Украину на общество и элиту.

— Но если между Грузией и Украиной такие хорошие личные отношения, то почему действительно туда поехал президент Георгий МАРГВЕЛАШВИЛИ, а не обладающий всей полнотой власти в стране премьер Ираклий ГАРИБАШВИЛИ? Почему за все время своего пребывания у власти глава кабинета министров ни разу не совершил визит в Киев?

— Обстоятельства не позволяли. Поначалу ГАРИБАШВИЛИ не хотел ехать в Киев из-за российского фактора. Тбилиси только-только начал налаживать отношения с Москвой и опасался, что такого рода шаг будет воспринят Кремлем как демонстративный, со всеми вытекающими последствиями для российско-грузинского диалога.

Затем, когда отношения более или менее нормализовались, вопрос о визите снова оказался в повестке дня. И где-то месяца два назад прошла информация, что он все-таки готовится. Но тут грянули нынешние назначения членов ЕНД в кабинет министров, закрутилась вся эта история с СААКАШВИЛИ, что и сделало поездку премьера невозможной.

— Визит президента — это его личная инициатива или своего рода достойная замена премьерскому визиту? Этакий согласованный с правительством шаг, подчеркивающий, что несмотря ни на что Украина является дружеской страной?

— Сложный вопрос. Ни для кого не секрет, что отношения между президентом и правительством крайне непростые, у них серьезные разногласия по многим вопросам (отчасти возникшие из-за того, что в конституции страны нечетко прописано разделение полномочий между двумя высшими постами). Поэтому я не исключаю, что визит президента — это его личная инициатива. Однако этот визит был согласован с правительством, поскольку его члены сопровождали президента во время поездки.

— Получается, что приглашение грузинских «политических варягов» на работу в украинское правительство было скорее неким политическим жестом киевских властей, демонстрацией и провокацией в адрес как Москвы, так и Тбилиси. А если говорить об экономическом эффекте, насколько успешной окажется работа грузинских чиновников на Украине?

— Тут несколько моментов. Во-первых, непонятно, готовы ли власти Украины на реформы. Украинское общество слишком патерналистское, оно привыкло к субсидированию многих отраслей, не готово платить реальную цену за услуги, поэтому проводить реформы там крайне сложно. И непонятно, насколько они готовы терпеть, ведь очевидно, что первая волна реформ приведет к повышению цен на многие товары и услуги, к снижению уровня жизни.

Поймите, Украину-2015 нельзя сравнивать с Грузией-2004. У нас была полностью дисфункциональная система, поэтому население сразу согласилось на все болезненные изменения, понимая, что уже на самом низу и снизу стучать некому. А на Украине даже после всех последних событий населению еще есть что терять.

В этой связи я не считаю, что залогом их успешности является назначение иностранных граждан на исполнительные должности. Да, определенные реформы, проведенные по грузинскому образцу, могут быть успешными. Например, в МВД, юстиции и системе налогообложения. Однако в других областях их реализовать будет сложно.

Взять хотя бы систему здравоохранения, которую поставлен реформировать занимавший пост главы Минздрава Грузии Александр КВИТАШВИЛИ. В нашей стране к его реформе уйма вопросов, и население явно не воспринимает ее как самую успешную.

Да и вообще, если украинским властям нужна какая-то экспертиза по специфическим вопросам, можно было бы приглашать иностранцев на должности советников. Возможно, их мотив в другом — они назначают на ответственные посты посторонних и в общем-то беззащитных людей, иностранных граждан, за которыми не стоит политическая сила, для того чтобы впоследствии свалить на них все проваленные реформы.

Беседовал Геворг МИРЗОЯН, «Эксперт».

Поделиться в соц. сетях

ГРУЗИЯ: МЕЖДУ ЭМОЦИЯМИ И РАЦИОНАЛЬНОСТЬЮ
0
ГРУЗИЯ: МЕЖДУ ЭМОЦИЯМИ И РАЦИОНАЛЬНОСТЬЮ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий