РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ — УНИВЕРСАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ ЗАПАДА ДЛЯ БОРЬБЫ С ПОЛИТИЧЕСКИМИ СОПЕРНИКАМИ

ШОТА АПХАИДЗЕ

Радикальный ислам — геополитическое оружие западной политической системы, которое успешно используется для борьбы с оппонентами. Современный ваххабизм — это часть геополитической стратегии США установить однополярную систему мирового правления и нового мирового порядка.

В рамках этой стратегии США очень успешно используют радикальных исламистов в достижении своих целей. Они приспособили ваххабизм к «теории Хартленда» на уровне теории и практики в аспекте совместности целевых  действии. Как, собственно,  и все радикальные направления в современном мире – например, неонацизм, ультранационализм, неолиберализм).

Согласно «теории Хартленда», морская цивилизация постепенно должно задушить континентальную. Данная теория состоит из разных сегментов, один из них политизированный (радикальный) ислам.

Если более подробно сформулируем теорию, перед нами следующая картина: США и НАТО создают кольцо окружения вокруг евразийского пространства (основная цель — Россия). При этом, кольцо окружения подразумевает под собой создание локальных и глобальных огневых точек. Вид огневых  точек делится на три группы: этноконфликты, религиозные конфликты и социальные конфликты.

В XXI веке самым распространенным и эффективно применяемым является первые два, третий вид используется пассивно, особенно в Евросоюзе для политического давления на властей европейских государств во время принятия важных политических решений, которые угодно США.

Первые два вида конфликтов дуалистического образца,их можно успешно использовать в разжигании как внутригосударственных (внутриполитических), так и  межгосударственных (внешнеполитических) конфликтов.

Истинные цели контролируемого хаоса на основе идеологической теории в рамках Хартленда — достижение дестабилизации ситуации во всех социальных слоях, в разных географических ареалах мира, на почве которого вспыхнут конфликты. В регионах, где у США нет политического влияния или оно слабо.

Втягивание политического оппонента в такого рода вооруженные конфликты  ослабляет его военный и финансовый потенциал, создает вокруг него внутри и внешнеполитический кризис.

Есть случаи, когда оппонент западных держав после таких конфликтов оказывается в полной изоляции от мирового сообщества, часто под суровыми санкциями, после чего наступает полный системный крах неугодных государств — они теряют суверенитет и становятся жертвами западной «демократический колонизации».

В современном постмодернистком мире, который управляется нормами RealPolitic, радикальный ислам — самый подходящий феномен для осуществления стратегии западной политической экспансии в мире. Он легко управляем, им можно манипулировать, несмотря на географическое расстояние.

Универсальная сущность радикального ислама делает эго максимально эффективным геополитическим оружием, а эго использование в XXI веке носит систематический характер.

Руками радикальных исламистов разжигают кравовые конфликты в разных точках мира с 1990 годов и по сегодняшний день: в Боснии, в Косово, на Северном Кавказе, а сейчас на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Радикальные исламисты везде занимаются криминальной деятельностью: на Кавказе, на Балканах, на Ближнем Востоке. Основная сфера криминальной деятельности — нефть, наркотики, торговля оружиям, человеческими органами, траффикинг, рэкет и бандитизм.

Ряды радикальных исламистов пополняются путем привлечения их организации людей с криминальным прошлым и действуюших криминалов. Такие организации основаны истинно на криминальных элементах. Повсеместно ставка делается на молодежь, которая в силу объективных причин полна романтизма и потому джихад воспринимается наравне с героическим эпосом.

Немалую роль в успешности рекрутинга исламских радикалов играет социальный фактор: безработица и низкий уровень жизни. Ради возможности получать достойную оплату за свою деятельность люди соглашаются становиться наемниками и вступают в бандформирования.

Как мы видим на примерах современной мировой истории, очень успешно используется религиозная неграмотность среди мусульман. Особенно на пространстве бывшего Советского Союза и Югославии — там, где в течении 70 лет царил государственный атеизм. Используя этот фактор, салафитские эмиссары начали распространять свою идеологию среди мусульманского населения, которое очень легко зомбировать и превратить в радикальныхисламистов.

Также недалекое историческое прошлое нам показало, что очень легко превратить борьбу за этническое самоопределение в религиозную войну (джихад). Как это было в Чечне, Боснии и Косово.

Современный радикальный ислам по сущности своей модернистский — он не исключает сотрудничество с теми, кого декларированно хочет уничтожить. Получается, что современная идеология салафизма и ведения джихада — это фасадно: декларируют одно, но на практике делают другое.

Пример — против Башара АСАДА в Сирии борьбу «Исламского государства» (ИГИЛ, ISIS)  и других радикальных организаций финансирует Запад. В тот же время вожди салафизма проклинают Запад и призывают уничтожить его.

Достаточно также вспомнить, что в Ливии половина заключенных Гуантанамо вместе с силами НАТО боролась против Муаммара КАДДАФИ, в Египте — против Хосни МУБАРАКА. В Боснии джихадисты, также как и в Косово, вместе с НАТО воевали против православных сербов.

Современная Украина показало странный пример союзничества фашистов, ЛГБТ-сообщества, радикальных исламистов и политических авантюристов. Что может у них общего и что объединяет. Во-первых, насильно привитая русофобия и, конечно же, получение неплохих денег, что очень важно в стремительно обнищавшей Украине.

На постсоветском пространстве во многом джихад связан с русофобией. На Балканах — с ненавистю к православным сербам. На Ближнем Востоке — ко всем религиозным деноминациям.

Анализируя составляющие  пункты универсальных черт радикального ислама,однозначно можно сделать вывод — его очень легко можно полемизировать.

Этот фактор способствовал тому, что западным стратегам не составило особого труда приспособить и синтезировать радикальный ислам в «теории Хартленда»  результативно для себя.

Шота АПХАИДЗЕ, координатор международных проектов Института Евразии (Грузия).

Поделиться в соц. сетях

РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ    УНИВЕРСАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ ЗАПАДА ДЛЯ БОРЬБЫ С ПОЛИТИЧЕСКИМИ СОПЕРНИКАМИ
0
РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМ    УНИВЕРСАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ ЗАПАДА ДЛЯ БОРЬБЫ С ПОЛИТИЧЕСКИМИ СОПЕРНИКАМИ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий