НОВЫЕ УГРОЗЫ КОНСТИТУЦИОННОМУ СТРОЮ

выборы

В ходе состоявшихся осенью 2016 года федеральных, региональных и местных выборов в России возникли новые угрозы конституционному строю.

К такому выводу пришел профессор Голицынского пограничного института ФСБ Владислав КРАСИНСКИЙ, проанализировав деятельность политических партий во время избирательных кампаний, списки кандидатов, механизмы дискредитации органов государственной власти через СМИ, с учетом иностранного вмешательства, а также другие события и факты.

К числу новых угроз профессор КРАСИНСКИЙ добавил сращивание экстремистских праворадикальных структур из «околофутбольных» кругов с оппозицией.

Криминал рвется во власть

В Единый день голосования 18 сентября в России прошли 5 300 избирательных кампаний разного уровня. При подготовке выборов депутатов Государственной Думы ФС РФ, сотрудники Центризбиркома проверили 5664 кандидата на предмет наличия судимости. Оказалось, что 90 человек были ранее судимы, из них 60 скрыли сведения о непогашенной судимости.

Статистика по субъектам РФ выглядит следующим образом:

НОВЫЕ УГРОЗЫ КОНСТИТУЦИОННОМУ СТРОЮ

Также бывшие лидеры и активные члены ОПГ предпринимали попытки участия в выборах в Алтайском крае, Иркутской, Свердловской, Тульской областях, Ханты- Мансийском автономном округе. Выдвинутые кандидаты в регионах представляли интересы ОПГ «Братское», «Уралмаш», «Центр», «Спортсмены» и других преступных группировок.

Для легализации кандидатов члены криминальных структур использовали так называемые «праймериз», внутрипартийные инструменты отбора кандидатов.

Правоохранители выявили в территориальных группах кандидатов, имеющих связи с ОПГ, а также совершавших преступления в Республике Адыгея, Красноярском крае и Кировской области.

Например, в Тюменской области «Коммунисты России» выдвинули кандидата, находящегося в статусе подозреваемого в совершении преступления. В Псковской области от «Родины» выдвигали и вовсе обвиняемого.

НОВЫЕ УГРОЗЫ КОНСТИТУЦИОННОМУ СТРОЮ

ВЛАДИСЛАВ КРАСИНСКИЙ

В Дагестане в выборах депутатов Народного Собрания пытались принять участие 80 граждан, в отношении которых у правоохранителей имелись сведения о причастности к совершению экономических преступлений в составе ОПГ, к обеспечению деятельности криминальных структур (12 кандидатов), экстремистской деятельности (два кандидата). Более того, на выборы шел один кандидат, имевший близкие связи с осужденным боевиком-террористом.

В Орловской области в органы местного самоуправления баллотировались 192 гражданина с криминальным прошлым. В областной совет — 12 ранее судимых кандидатов. В Амурской области исключили из списков кандидатов в депутаты ЗакСобрания 22 граждан, не предоставивших сведения о судимости. Свердловская область — отказано 14 кандидатам по тем же причинам.

В Иркутской, Свердловской областях и Красноярском крае фиксировались попытки теневого финансирования кандидатов со стороны действующих и бывших лидеров ОПГ. Причем деньги выделялись не только по инициативе представителей криминального мира, но и по запросам самих кандидатов (в том числе помощь в погашении кредитов).

В Красноярском крае, Калининградской и Свердловской областях члены преступных организаций принимали скрытое участие в предвыборной агитации в пользу своих кандидатов, подчеркивает профессор КРАСИНСКИЙ.

«Спортсмены-выборщики»

На избирательный процесс заинтересованные представители криминального мира пытаются оказывать силовое воздействие. Создаются специальные бригады «спортсменов», которых засылают на избирательные участки. Они оказывают на членов комиссий давление, а также «вытесняют» оппонентов того или иного кандидата. Такие же спортивные бригады были замешаны в попытках «вбросов» бюллетеней в урны для голосования.

«После избрания ставленники криминалитета стремятся формировать свой рабочий аппарат с привлечением советников, помощников и консультантов, связанных с преступными организациями, оказывавшими поддержку в ходе избирательной кампании», — объясняет Владислав КРАСИНСКИЙ, подчеркнув, что с таким явлением, например, сталкивались в Кировской области.

Итак, криминализация органов публичной власти осуществляется в форме выдвижения лидеров и членов ОПГ, а также их родственников. Нужных кандидатов могут финансировать, избирателей — подкупать.

При этом сигнализирует о незримом присутствии в избирательной кампании распространение анонимных и подложных агитматериалов, не говоря уже о «вбросах» и силовом воздействии на членов избирательных комиссий.

«Угрозообразующие факторы криминализации органов публичной власти в условиях выборов связаны с низкой политической и правовой культурой организации и проведения выборных кампаний, ослаблением режима законности, коррупцией партийного и государственного аппарата, зависимостью официальной и теневой экономической деятельности от политической конъюнктуры в Российской Федерации», — делает вывод Владислав КРАСИНСКИЙ.

«Околофутболье» около политики

Террористические и экстремистские проявления — вот что объединяет некоторые массовые публичные мероприятия, которых именуют громкими названиями: «антивоенный», «антикоррупционный», «антикризисный» и так далее.

Под красивой обложкой, которую не открывают, увы, участники подобных мероприятий, как правило, находятся политическая программа и пропаганда идеологических взглядов национал-радикальных и экстремистских организаций.

Публичные мероприятия дают возможность распространять такую программу, а также организовывать массовые беспорядки. Цель: повлиять на результаты выборов.

«Выборы, как правило, широко освещаются в СМИ, поэтому любое противоправное посягательство, поданное под прикрытием оппозиционной или радикальной политической деятельности, приобретает широкий общественный резонанс», — считает ученый.

Основа экстремистской деятельности — это сращивание праворадикальных и молодежных экстремистских структур с оппозиционными и парламентскими политическими силами. Тенденция проявилась на федеральном и региональном уровнях.

Например, принимавший участие в выборах депутатов Госдумы РФ от партии «Парнас» Вячеслав МАЛЬЦЕВ распространял идею о неизбежности некоторой «революции», которая якобы состоится 5 ноября 2017 года. Он же и является автором проекта «5.11.17».

Во время избирательной кампании МАЛЬЦЕВ путешествовал по регионам, проводил встречи с гражданами, на которых допускал высказывания радикального характера. Особенность кампании кандидата заключалась в том, что он попытался создать коалицию из либералов, националистов и казаков.

Примечательно, что его доверенным лицом стал лидер признанных в суде экстремистскими организаций «Славянский Союз» и «Славянская Сила», запрещенного в России экстремистского этнополитического объединения «Русские» Дмитрий ДЕМУШКИН.

В Хабаровском крае актив регионального отделения «Справедливой России» на безвозмездной основе задействовал в кампании представителей ультрарадикальной фанатской группировки IGF (неформальное объединение болельщиков футбольного клуба «СКА «Энергия»).

В число группировки входят наиболее агрессивные представители праворадикального движения в городе. Некоторые члены IGF привлекались к уголовной ответственности за различные преступления, в том числе экстремистской направленности. Футбольные фанаты принимали участие в политической агитации и в Самаре.

«В отличие от легальной оппозиции, осуществляющей свою деятельность в рамках существующего законодательства, радикальная оппозиция преследует цели насильственного изменения конституционного строя и не ограничивает арсенал своих методов действий, средств и источников финансирования правовым полем», — продолжает Владислав КРАСИНСКИЙ.

Для того, что называется «раскачиванием лодки», лидеры организаций используют очаги социальной напряженности, принятие органами власти непопулярных решений в социальной сфере, снижение реальных доходов населения, девальвацию и рост цен из-за санкционной политики Запада, проблемы и недостатки антикоррупционной политики государства.

Существующие социально-экономические трудности, как считает профессор КРАСИНСКИЙ, могут использоваться для организации и координации различного рода протестных акций, дестабилизации общественно-политической ситуации и смены государственно-политического режима по сценариям «цветных» революций.

В стратегии противодействия экстремизму в России до 2025 года отмечается, что к протестным акциям могут привлекать различные группы населения. Затем, в целях дестабилизации обстановки, публичные мероприятия умышленно превращают в массовые беспорядки.

Не без Госдепа США

Агрессивная политика США и их союзников в отношении России направлена на «демонизацию» руководства страны, дискредитацию государственности и смену власти. Реализуется через пропаганду, а также с помощью вмешательства международных организаций в избирательный процесс.

«Удобным предлогом для достижения поставленных целей послужила возникшая в результате многолетних целенаправленных усилий США кризисная ситуация вокруг Украины. В ней отчетливо проявились попытки Вашингтона дискредитировать Россию в глазах Европы, максимально разрушить ее связи с европейскими государствами, лишить стороны выгод и преимуществ тесного взаимодействия. В связи с вступлением Крыма в состав России, провозглашением ДНР и ЛНР на Юго-Востоке Украины зарубежные СМИ и политическое руководство США, Канады и Западной Европы вернулись к агрессивной риторике «холодной войны». Было предложено «изолировать» Россию и возродить «демократическую коалицию Запада времен «холодной войны» с главенствующей ролью США», — объясняет Владислав КРАСИНСКИЙ.

Например, в 2016 году представители заинтересованных государств принимали агрессивные попытки дискредитации избирательной кампании в Крыму.

Официальный Киев, в надежде реванша, использовал террористические методы и так называемую «мягкую силу» в ходе подготовки и проведения выборов. Зарубежные идеологи сделали ставку на украинских и крымско-татарских националистов, активистов псевдоправозащитных структур.

В Крыму на выборах они блокировали работу и срывали голосования на отдельных избирательных участках, для чего по телефону и в электронных сообщениях сообщали о закладке взрывоопасных устройств.

Избирателей не пускали на участки, расположенные на территории Украины. Стены домов и заборы разрисовывали украинской символикой, портили предвыборную агитацию, через соцсети и СМИ призывали к бойкоту выборов. Также портились антироссийскими лозунгами избирательные бюллетени.

Вишенка на торт: в Крым забросили диверсионно-разведывательные группы Главного управления разведки Минобороны Украины. Одна группа была нейтрализована в августе 2016 года сотрудниками ФСБ России, члены второй были задержаны в ноябре в Севастополе.

Заполонили наблюдателями

В 2016 году впервые с 2003 года Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ ОБСЕ) была развернута самая масштабная мониторинговая миссия. В Россию направили 64 долгосрочных и 370 краткосрочных наблюдателей. В 2011 году — только 203 человека.

От наблюдения в Крыму они отказались, но провели консультации с кандидатами от «Яблока», «Парнаса», «Открытой России», некоторыми журналистами и руководителями движения «Голос» (Минюст России признал организацию «иностранным агентом»).

На встречах они собирали предвзятую информацию о социально-политической обстановке в стране, изучали перспективных молодежных активистов и заинтересованных политических деятелей.

«Для формирования информационных поводов по дискредитации избирательной кампании, компрометации конституционных органов власти и управления задействовался потенциал региональных отделений движения «Голос» и аффилированных с ним псевдоправозащитных структур. С привлечением зарубежных и оппозиционных СМИ предпринимались попытки тиражирования тенденциозной информации о нарушениях выборного законодательства со стороны представителей органов власти и парламентских партий в сочетании с замалчиванием аналогичных нарушений, допущенных иными субъектами избирательного процесса», — рассказывает Владислав КРАСИНСКИЙ.

Схема не нова: некоммерческим организациям и оппозиционным партиям оказывается финансовая и консультативная поддержка. Их ориентируют на дестабилизацию социально-политической обстановки в стране, рассказывают, как подорвать доверие граждан к органам власти и выборам.

Для наблюдения за выборами создается отдельная электоральная сеть, финансируемая извне. Так называемые волонтеры преимущественно заняты фиксацией нарушений и организацией параллельного подсчета голосов.

Далее, формируются молодежные структуры, ответственные за проведение акций «гражданского неповиновения», с помощью подконтрольных СМИ и Интернет инспирируется протестная активность.

Разумеется, официальные лица Госдепартамента США, Европарламента и ПАСЕ Совета Европы (и другие) объявляют выборы недемократичными, а результаты — сфальсифицированными.

В основе всех этих форм, поясняет КРАСИНСКИЙ, лежат технологии консолидации антигосударственных политических сил, вовлечения населения в протестные акции и их умышленного трансформирования в массовые беспорядки..

Угрозы внешнего вмешательства связаны с агрессивными установками западных лидеров по сдерживанию России и заинтересованности в смене власти неконституционным путем. Отдельные государства применяют подрывные информационные технологии, двойные стандарты во внешней политике, используют правозащитников в качестве инструментов политического давления на органы власти.

«С учетом возможности формирования и обострения угроз конституционному строю в условиях выборов, зависимости потенциала угроз от соответствующих угрозообразующих факторов главные устремления антироссийских сил в ходе подготовки к Единому дню голосования 18 сентября 2016 года были направлены на формирование оппозиционной коалиции, способной по «украинскому сценарию» инспирировать протестные настроения и в последующем изменить политический курс руководства страны неконституционными методами», — продолжает Владислав КРАСИНСКИЙ.

По его словам, важнейшую роль, как и ранее, в этом процессе отвели незаконным массовым мероприятиям с участием молодежи. Выборы 2016 года обнажили новые угрозы конституционному строю, что позволило определить дополнительные направления работы уполномоченных органов по защите основ государственной власти. Эти угрозы необходимо учитывать организаторам выборов и правоохранительным органам.

В молодежной и праворадикальной среде нужно проводить комплексную предупредительно-профилактическую работу, полагает профессор. Совершенствовать меры контроля за финансированием НКО, иностранными организациями, соблюдением законодательства России.

«Нуждается в развитии противодействие на системной основе коррупции и криминализации государственных и муниципальных органов публичной власти. Востребована наступательная работа по пресечению деятельности агитационных площадок антигосударственной пропаганды в СМИ и Интернете. Представляется целесообразным усиление антитеррористической защищенности критически важных объектов в Крыму и других приграничных с Украиной субъектах Федерации», — предлагает ученый.

Нейтрализация вышеописанных и новых угроз должна дополняться устранением реальных причин и условий, которые формируют уязвимость системе социально-экономических и политических отношений, подлежащих защите со стороны государства.

Алексей ТУМАНОВ, SM-news.

Поделиться в соц. сетях

НОВЫЕ УГРОЗЫ КОНСТИТУЦИОННОМУ СТРОЮ
0
НОВЫЕ УГРОЗЫ КОНСТИТУЦИОННОМУ СТРОЮ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий