КАВКАЗСКИЙ ПОХОД КРЕМЛЯ

ЛАВРОВ_ХАДЖИМБА

В российско-грузинских отношениях вновь обсуждаемое обострение. На сей раз в дипломатической плоскости, хотя формально дипломатических отношений между Москвой и Тбилиси нет уже почти девять лет и нет понимания, восстановятся ли они в ближайшем будущем.

Как известно, на этой неделе Сухум с официальным визитом посетил глава внешнеполитического ведомства России Сергей ЛАВРОВ. Повод достойный — торжественное открытие комплекса новых зданий посольства России в столице Абхазии.

Впрочем, традиционного разрезания красной ленточки не было, поскольку новый посольский комплекс функционирует уже почти месяц. Поэтому для двухдневного визита ЛАВРОВА в Абхазию это действительно был только повод, а не причина.


В аэропорту в Бабушаре Министра иностранных дел России встречал лично Президент Абхазии Рауль ХАДЖИМБА. Позже они провели переговоры, обсудив развитие двухсторонних отношений по целому ряду направлений. В первую очередь, по сотрудничеству в сфере безопасности в связи с ростом угроз со стороны международного терроризма

Стоит отметить, что с момента объявления государственного суверенитета Абхазия заключила с Россией порядка двух сотен международных договоров, включая межправительственные, межведомственные и межрегиональные, а Москва остается ключевым партнером Сухума и во многом его спонсором.

Несмотря на то, что ранее Абхазию уже посещали и Президент России Владимир ПУТИН, и ранее пребывавший в этой должности Дмитрий МЕДВЕДЕВ, и сам глава российского МИД бывал неоднократно, его новый визит вызвал негативную реакцию Грузии.

Тем не менее, в отличие от оппозиционных политиков, накал заявлений официального Тбилиси был, скажем так, вполсилы. Словно они боялись своими словами обидеть и разозлить Москву, а смолчать было тоже нельзя — радикально настроенная часть грузинского общества и западные партнеры не одобрили бы поведения страуса. Для проформы и повозмущались, и даже кулаком по столу постучали.

Некоторые и вовсе посетовали, мол, такие визиты стоит согласовывать с МИД Грузии: т.е. вроде как мы и не против, но проявлять уважение к Тбилиси стоило бы.

Впрочем, каких либо серьезных последствий в отношениях двух стран вряд ли стоит ожидать. Комментируя произошедшее, спецпредставитель премьер-министра Грузии по переговорам с Россией Зураб АБАШИДЗЕ выразил надежду, что это не отразится на их совместной работе с заместителем Министра иностранных дел России Григорием КАРАСИНЫМ по налаживанию двухсторонних контактов в общественной и экономических плоскостях.

Вообще нынешнее грузинское руководство, особенно после того, как «Грузинская мечта» перестала быть коалицией политических сил, полностью сосредоточившись на работе в интересах своего бенефициара Бидзины ИВАНИШВИЛИ, стало куда более реалистично воспринимать действительность.

Да, Абхазия и Южная Осетия в его риторике по-прежнему называются «оккупированными Россией» территориями. Однако иллюзии насчет того, что эти территории вернутся под юрисдикцию Тбилиси, по крайне мере при ныне живущем поколении, почти развеялись. Ни мирным путем, ни, тем более военным — события августа 2008 года наглядно это продемонстрировали.

Как бы не возмущались поездкой Сергея ЛАВРОВА в Сухум и не называли это шагом назад в налаживании российско-грузинских отношений, в реальности это шаг вперед.

Открытие нового комплекса зданий посольства России и формально приуроченный к этому двухдневный визит министра преследует, как минимум, две важные цели.

Во-первых, и это нельзя отрицать, Кремль четко дал понять — Абхазия продолжает оставаться в зоне его стратегических интересов и к ней особое отношение.

Во-вторых, что также очень знаково, фактически являясь еще одним субъектом Федерации, Абхазия не станет таковым де-юре. Как то, например, произошло с Крымом всеной 2014 года.

Конечно, вряд ли наблюдаемое можно всерьез расценивать как уступку Тбилиси. Скорее, это отчасти положительное для него стечение обстоятельств, когда Кремль не готов к новым санкциям со стороны США и Евросоюза и новому витку конфронтации с ними, которые неминуемо последовали бы, прими он решение о юридическом присоединении Абхазии.

В этой связи в настоящий момент даже нет уверенности в успехе с завидной регулярностью анонсируемого Цхинвалом и Владикавказом слияния Южной и Северной Осетий в единую национальную республику в составе Российской Федерации. Хотя это и выглядит совершенно логичным решением.

Очевидно, что сегодня основной взгляд Вашингтона прикован не к Москве, а к Пекину и по «наводке» партнеров из Эр-Рияда и Тель-Авива — к Тегерану.

Потому события на Ближнем (Среднем) и Дальнем Востоке его интересуют гораздо больше развития конфликтов России с Грузией и даже с Украиной. Достаточно того, что Москва в них увязла «по самое не балуй» и нескоро еще выберется. Если вообще когда-нибудь выберется. В случае с Украиной в этой политической трясине увяз еще и Евросоюз — и как сообщество, и как отдельные центры влияния в лице Берлина, Парижа, Лондона и Варшавы.

Впрочем, как это было отмечено выше, это не развязывает руки в Москве в реализации всех своих геополитических амбиций — официальное поглощение Абхазии и Южной Осетии чревато.

А вот укрепление своих позиций на Кавказе при существующем геополитическом раскладе не вызовет на Западе заметного противодействия. Во многом еще и по причине того, что оно прямо направлено на выдавливание из региона пытающейся там закрепиться Турции.

С одной стороны, Турция — член НАТО и союзник Запада в борьбе с международным терроризмом на Среднем Востоке. С другой — действия Реджепа Тайипа ЭРДОГАНА, неминуемо ведущие к установлению диктатуры и перекраиванию карты региона в угоду его личным монархическим амбициям.

Попытки России закрепиться на Кавказе и  в Центральной Азии — это ослабление Турции и высокая вероятность пусть не нового конфликта двух держав, но уж точно похороны планов по созданию геополитического союза.

Одной из составных частей большого проекта по реанимации Россией своего влияния на Большом Кавказе является восстановление железнодорожного сообщения с Арменией через Абхазию и Грузию.

На итоговой совместной пресс-конференции в Сухуме министр ЛАВРОВ заявил, что Москва не видит проблем с восстановлением транзита российских грузов через Абхазию, а президент ХАДЖИМБА подтвердил заинтересованность в этом. Хотя ранее Сухум заявлял, что согласится на это только в случае признания Ереваном абхазского суверенитета.

При этом, как верно заметил ЛАВРОВ, положительное решение данного вопроса сейчас зависит не от России, Абхазии и Армении, «а от других стран, куда транзит может следовать». Речь, конечно же, о Грузии.

И на государственном, и на экспертном уровне Тбилиси всегда признавал экономическую привлекательность восстановления транскавказской железной дороги. Всегда мешали политические «но».

Во-первых, это означает признание нынешнего статуса Абхазии, которая, напомним, на официальном уровне обозначена как «оккупированная территория». Открытие нового российского посольства, впрочем, слегка корректирует это, расширяя официальному Тбилиси поле для маневра.

Во-вторых, выходу Армении из многолетней блокады резко противится Азербайджан и поддерживающая его в этом Турция. У Тбилиси тесные отношения и с Баку, и с Анкарой. Стараясь вырваться из энергетической зависимости от России, одновременно Грузия попала в энергетическую зависимость от Азербайджана. А турецкий бизнес стал монополистом в целом ряде сфер грузинской экономики.

Стоит отметить, что неосманизм ЭРДОГАНА является серьезной угрозой территориальной целостности Грузии — Аджарию в Турцию считают исконно своей территорией, временно не находящейся под юрисдикцией Анкары. Или Стамбула, т.к. высока вероятность переноса столицы опять на Босфор — на Родину «султана ЭРДОГАНА».

В-третьих, восстановление железнодорожного сообщения Грузии с Россией не входит в планы НАТО, учебный центр которого в Крцаниси имеет все шансы стать скрытой под данной вывеской полноценной военной базой на Южном Кавказе, невзирая на то, что шансы Грузии на полноценное членство в Североатлантическом альянсе все еще призрачны.

Что предпочтет Тбилиси: продолжит двигаться западным курсом, проложенным еще при Михеиле СААКАШВИЛИ, или расширит сотрудничество с Москвой? Для начала заключив с Сухумом договор о неприменении силы.

Как отмечалось выше, внешняя политика «Грузинской мечты» в последнее время все более сбалансирована и реалистична. И, разумеется, прагматична. Именно поэтому стоит ожидать усиления ее многовекторности.

В свою очередь, и Москве стоило бы скорректировать тональность диалога. Отойдя от ультимативности и нахрапистости. Бидзина ИВАНИШВИЛИ, быть может, и лоялен Кремлю по ряду серьезных закулисных причин. Но при невероятном авторитете и влиятельности он еще не вся Грузия.

Центр грузинских исследований.

Фото: ISP.

Поделиться в соц. сетях

КАВКАЗСКИЙ ПОХОД КРЕМЛЯ
0
КАВКАЗСКИЙ ПОХОД КРЕМЛЯ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий