КИРГИЗИЯ ВЫБИРАЕТ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА ИЗ ДВУХ БЫВШИХ ПРЕМЬЕРОВ

БАБАНОВ_ЖЭЭНБЕКОВ

В Кыргызстане проходят выборы президента страны. На пост претендует 10 человек. Тем не менее, основная борьба за президентское кресло происходит между двумя бывшими премьер-министрами: провластным Сооронбаем ЖЭЭНБЕКОВЫМ и и представляющим оппозицию Омурбеком БАБАНОВЫМ.

По мнению экспертов, борьба за президентское кресло может привести к обострению конфликта между Севером и Югом Киргизии и повлечь социальные беспорядки.

Борьба южан и северян

Геополитически Кыргызстан условно поделен на две части — Север и Юг со свойственными им характеристиками. Так, центральная власть Бишкека не приветствуется в южных районах. Здесь «северян» традиционно воспринимают в качестве «чужаков», в силу чего стараются всячески сопротивляться подчинению им.

Конфликт между Севером и Югом оказался превалирующим в ходе двух «тюльпановых революций» — в 2005 и 2010 года. К примеру, первый Президент Кыргызстана Аскар АКАЕВ был «северяниным», который крайне не нравился «южанам». В результате этого конфликта в 2005 году власть в стране перешла Курманбеку БАКИЕВУ, который выражал интересы Юга. В свою очередь, в 2010 году «южан» вновь сменили представители Севера в лице Розы ОТУМБАЕВОЙ.

Действующий Президент Кыргызстана Алмазбек АТАМБАЕВ и провластный кандидат на президентских выборах 2017 года Сооронбай ЖЭЭНБЕКОВ также являются «северянами», тогда как лидер оппозиции Омурбек БАБАНОВ является выходцем из южных областей.

Таким образом, современная политическая история Киргизии демонстрирует череду передачи власти от «северян» к «южанам» и обратно. И 2017 год, в этой связи, может не быть исключением.

Помощь друга

Выборы президента Кыргызстана достигли «точки кипения», когда уходящий глава государства Алмазбек АТАМБАЕВ существенно обострил отношения с Казахстаном и начал активно тиражировать месседж о готовящемся государственном перевороте под руководством оппозиционного кандидата Омурбека БАБАНОВА.

Тем не менее, развитие сюжета и драматургия выборов оказались вполне ожидаемыми. Избирательная система Киргизии организована таким образом, что, независимо от качеств политических персон, принимающих участие в гонке за президентское кресло, напряжение, связанное с вероятностью массовых беспорядков, возникает перманентно, как бы ни старались представители власти погасить эти стихийные процессы.

Диаметрально противоположные взгляды сторонников ЖЭЭНБЕКОВА и БАБАНОВА подразумевают непременное их столкновение. Широкая общественность достаточно остро реагирует на любые популистские заявления и использует их в качестве повода для различного рода конфликтов, особенно на межнациональной почве.

Политическая борьба изначально подразумевала определенные преимущества с точки зрения административного ресурса у провластного кандидата, несмотря на то, что ещё в марте 2017 года электоральные предпочтения были не в его пользу, так как ЖЭЭНБЕКОВ не имеет харизмы, необходимой для влияния на рядовой электорат.

Страх и ненависть в Бишкеке

Однако завершающий период избирательного цикла бывшего премьер-министра Кыргызстана был реализован весьма скандально не без участия АТАМБАЕВА. Такой «бонус», безусловно, лишил оппозиционного кандидата значительной доли электоральной поддержки.

Вместе с тем, влияние ЖЭЭНБЕКОВА на электорат в период всей предвыборной кампании претерпевал существенные модификации, не всегда положительные. Прежде всего, серьезные упущения были связаны с тем, что он возродил интерес целевой аудитории к теме государственных переворотов.

Таким образом, президентская кампания ЖЭЭНБЕКОВА происходила в контексте покушения на устои киргизской государственности. Намерение испугать публику, заставить ее отказаться от своих электоральных предпочтений, в данном случае, весьма очевидно.

Подобная технология попала точно в цель и вынудила рядовых граждан, даже из числа тех, кто предпочитал дистанцироваться от выборов, невольно вовлечься в избирательный процесс. Так, если даже большинство граждан Киргизии не могли обсуждать предвыборные программы кандидатов в президенты страны в силу того, что просто не знали о таких программах, то тему возможного государственного переворота невольно обсуждали практически все.

Такая ориентированность на аудиторию принесли значительное количество «символов одобрения» Сооронбаю ЖЭЭНБЕКОВУ в виде значков напротив его фамилии в избирательном бюллетене.

Драматургия избирательного процесса в Кыргызстане развивается в русле электорального одобрения преемственности власти. Тем не менее, президентская кампания не имеет сколько-нибудь однозначного внутриполитического смысла.

Провластный кандидат предпочитает не заострять внимание на общие программные заявления внутренней повестки, которая грешит неопределенностью, дистанцируется от «скользких» тем, которые могут стать основным камнем преткновения между действующей властью и оппозицией на фоне эскалации межнационального конфликта и противоречий в системе «Север-Юг».

Электорат на вес золота

Вместе с тем, электорат разделен на несколько групп, которые занимают по отношению друг другу явно враждебные позиции. Основные недостатки организации устойчивой явки избирателей и легитимации выборов президента Кыргызстана разрешаются посредством осуществления нескольких параллельных кампаний.

В первую очередь, это сводится к проведению закулисной работы по принудительному приводу требуемого количества избирателей к урнам для голосования. Этим отличились практически все кандидаты на президентский пост, включая как Сооронбая ЖЭЭНБЕКОВА, так и Омурбека БАБАНОВА.

Формирование системы объективного мониторинга здесь практически невозможно, исходя из того, что многие независимые наблюдатели были удалены с избирательных участков под различными предлогами.

Но, вместе с тем, это не лишает возможности делать определенные выводы о происходящем избирательном процессе на основе поступающей информации со стороны рядовых избирателей, столкнувшихся с теми или иными нарушениями в День голосования.

Во многих киргизских СМИ сознательно вырисовывается картина массового воодушевления относительно персоны главного претендента на президентский пост — бывшего премьер-министра Сооронбая ЖЭЭНБЕКОВА. При этом его основной конкурент Омурбек БАБАНОВ представляется в качестве «порождения ада», преследующего цель организовать государственный переворот в республике.

Подобное противопоставление политических конкурентов представляет собой новую для Киргизии технологию влияния на электоральное волеизъявление, которое должно впоследствии завуалировать ряд проблем, связанных с конкретными итогами избирательной кампании и вероятными массовыми беспорядками.

Основной расчет реализации такой технологии — по итогам Дня голосования провластный кандидат получает без значительного труда и перенапряжения административного ресурса необходимую поддержку рядовых граждан, запуганных идеей возможного государственного переворота. Риск того, что избиратели проголосуют как-то иначе, в данном случае, весьма невелик.

Тем не менее, у подобного рода сценария есть существенные «прорехи». По причине переоценки популярности идеи преемственности власти — от Алмазбека АТАМБАЕВА к Сооронбаю ЖЭЭНБЕКОВУ — ожидаемый итог может быть далек от реальности, что, безусловно, будет угрожать устоям не только Бишкека, но и президентской администрации.

В условиях продовольственных санкций, инициируемых со стороны Казахстана, и перспективы насильственного свержения действующей власти кампания Алмазбека АТАМБАЕВА по выдвижению преемника может приобрести опасную траекторию, когда оторванность власти от народа на фоне обострения внутренних и внешних проблем может вызвать всплеск гражданского неповиновения.

Готова ли оппозиция признать проигрыш?

Помимо прочего, ставка на Сооронбая ЖЭЭНБЕКОВА наделяет внесистемную оппозицию Киргизии правом на реванш, что дает повод для активизации основных межнациональных противоречий, преимущественно, в Ошской области между киргизами и узбеками, а также сулит обострение конфликта между прогрессивным Севером и консервативным Югом.

Значительную трудность для будущего Президента Кыргызстана будет представлять выбор стратегической повестки долгосрочных приоритетов развития страны.

Вполне очевидно, что от избрания главы государства прямо зависит то, какой вектор государственного развития окажется превалирующим. Тем не менее, даже представления о последующем развитии Киргизии выглядят весьма смутными. Скорее всего, основная работа будет проводится сообразно с прежним курсом политики, выбранной АТАМБАЕВЫМ.

Роль президентских выборов номинальна — обновление власти произойдет лишь в формате передачи президентского мандата от одного лица к другому лицу.

При этом ничего в киргизской политики не произойдет «к лучшему». И в этом случае, «план АТАМБАЕВА» может столкнуться с серьезной угрозой народного недовольства. Реальная опасность дестабилизации политической обстановки в Киргизии вследствие выборов главы государства остается крайне высокой.

Основной проблемой является рост оппозиционной активности в южных районах, где действующая власть по-прежнему воспринимается в качестве «чуждого элемента», который нуждается в незамедлительном свержении.

Именно данное обстоятельство определяет драматургию всего избирательного процесса и связанных с ним аспектами как в области экономики, так и в области международного позиционирования.

Поделиться в соц. сетях

КИРГИЗИЯ ВЫБИРАЕТ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА ИЗ ДВУХ БЫВШИХ ПРЕМЬЕРОВ
0
КИРГИЗИЯ ВЫБИРАЕТ НОВОГО ПРЕЗИДЕНТА ИЗ ДВУХ БЫВШИХ ПРЕМЬЕРОВ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий