«ПРАЗДНИК» ПАНТЮРКИЗМА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ: ТУРЦИЯ ПЕРЕСМАТРИВАЕТ ОТНОШЕНИЕ К ЗАКАВКАЗЬЮ

РОУХАНИ_ПУТИН_ЭРДОГАН

Нарастающее напряжение между Турцией и ее западными партнерами по НАТО в связи с событиями, происходящими на Ближнем Востоке, вносят свои коррективы в политику турецкого государства по отношению к странам Закавказья.

Если ранее Турция рассматривалась как своеобразный «таран» корпоративных интересов северо-атлантического альянса и западного мира в целом в этом регионе, то теперь, похоже, Турция придется в одиночестве «трясти» пантюркизмом в Закавказье.

Дальнейшее обострение отношений между Турцией и ее западными партнерами, прежде всего, США, из-за открытой поддержки курдских формирований привело к значительным изменениям в турецких внешнеполитических приоритетах.

Столкнувшись с откровенным предательством своих интересов со стороны западных союзников в ходе сирийского конфликта, турецкое государство выстроило новые союзные отношения в регионе, прежде всего, с Россией и Ираном. 

Такое положение дел заставило турецкое руководство несколько пересмотреть свою политику в отношении стран Закавказья, которая ранее была связана с попытками значительной экспансии своего влияния в рамках стратегии неоосманизма и пантюркизма.

Вместе с тем, меняется и роль данной стратегии для самой Турции: если ранее данная идеология находилась в створе общих интересов западного мира по распространению влияния в регионе, то теперь она становится способом защиты своих интересов в ходе конфликта с этими же западными силами.

«ПРАЗДНИК» ПАНТЮРКИЗМА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ: ТУРЦИЯ ПЕРЕСМАТРИВАЕТ ОТНОШЕНИЕ К ЗАКАВКАЗЬЮ

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО

«В нынешней ситуации «праздник» пантюркизма связан с тем, что ЭРДОГАН выступает против западных стран и НАТО, и против США в частности. Его активная политика на Ближнем Востоке вовсе не отменяет пантюркизма, не отменяет идеологию, с которой он приходил к власти. Просто у него меняются союзники и приоритеты. У грамотных политиков нет постоянных друзей — есть постоянные интересы. ЭРДОГАН — достаточно грамотный политик, иначе он так долго бы не руководил Турцией, не пережил бы несколько попыток государственного переворота», — считает президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав ИЩЕНКО.

Лидер Турции Реджеп Тайип ЭРДОГАН, по словам эксперта, когда-нибудь может прекратить союзные отношения с Россией и Ираном, если доживет до того времени, когда у Турции интересы изменятся.

Пока же ЭРДОГАН — ситуативный союзник России и Ирана на Ближнем Востоке, несмотря на то, что Иран и Россия — традиционные конкуренты Турции в этом регионе. Но сейчас так «карта легла», замечает ИЩЕНКО.

«ПРАЗДНИК» ПАНТЮРКИЗМА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ: ТУРЦИЯ ПЕРЕСМАТРИВАЕТ ОТНОШЕНИЕ К ЗАКАВКАЗЬЮ

ГАМЛЕТ ЧИПАШВИЛИ

«Очевидно, что имеет место неразбериха между американцами, турками особенно в вопросах Сирии и курдов. Мы недалеко находимся от этих мест и в косвенном порядке это, конечно, окажет свое влияние. У нас есть свои отношения с турками, азербайджанцами. Азербайджан является для Грузии близким партнером — мы связаны в экономическом плане очень серьезно. То же самое и с Турцией — после того, как российская военная база в Аджарии была выведена, турки почувствовали себя хозяевами бывшей их территории, как они говорят», — рассказывает политолог Гамлет ЧИПАШВИЛИ, депутат Парламента Грузии (1999-2004гг.).

Грузия, по его словам, оказалась, как «сэндвич» — с двух сторон «турецкая» община — Турция и Азербайджан. И между ними находится христианская страна Грузия, которая оказывается в не самом удачном положении.

В то же время отвлечение сил Турции на проблемы с курдами, на продолжающийся конфликт в Сирии неизбежно будет иметь последствия для активности Турции в регионе Южного Кавказа.

Сложно ожидать, что в этой ситуации, в связи с появлением новых союзников, Турция кардинально пересмотрит свою политику по отношению к странам Закавказья, например, наладит отношения с Арменией, являющейся традиционным союзником России и Ирана, которые, в свою очередь, исторически, неоднократно становились главными конкурентами Турции в регионе.

Попытки США использовать курдов против непослушного партнера, последовавшие после предыдущих попыток использовать госпереворот для тех же целей, заставляют турецкое руководство во главе с ЭРДОГАНОМ идти на геополитические шаги, которые создают неожиданные стратегические комбинации.

В особенности, если учесть, что земли, которые когда-то были захвачены у армян Османской империей, ныне в значительной степени заселены курдами.

«В Закавказье у Турции есть верный союзник — Азербайджан и естественный враг — Армения. И не потому, что турки не любят армян, но у турок есть с ними большая проблема — геноцид 1914-1917 годов. Они на нее смотрят диаметрально противоположным образом. Армяне ведут активную лоббистскую деятельность по всему миру для того, чтобы Турция признала геноцид. Но Турция не хочет его признавать потому, что тогда возникнет вопрос и о восстановлении справедливости — о возвращении когда-то захваченных земель, а это почти половина Турции. Более того, это те районы, где сейчас живут курды, которые принимали значительное участие в геноциде армян. Они раньше были просто мусульманами — Турция тогда была не этническим государством, а, в значительной степени, религиозным. Курды в то время активно «геноцидили» армян, а сейчас на армянских территориях живут курды, которых сейчас активно «геноцидят» те же турки. Поэтому сейчас там завязался очень сложный узел, и его так просто не развязать ни в этом году, ни в этом столетии», — рассуждает Ростислав ИЩЕНКО.

В те времена, когда Турция еще была верным союзником НАТО, одной из основных точек приложения усилий пантюркистской политики в Закавказье традиционно являлся Нагорный Карабах.

Именно этот неразрешенный конфликт неоднократно становился для Турции средством для оказания открытой поддержки своему партнеру в регионе — Азербайджану, а так же поводом для проекции своего влияния в регионе.

Критической точкой такой деятельности явились события апреля 2016 года, когда многие наблюдатели обвинили Турцию в открытом вмешательстве в военное обострение между Арменией и Азербайджаном. 

Стоит ли ожидать от Турции подобных действий в нынешних реалиях? Очевидно, что такие действия с учетом нынешних ее союзников, России и Ирана, крайне маловероятны. Таким образом, неоосманийское лобби вынужденно теряет один из главных рычагов и раздражителей в регионе, которые использовались для усиления своих позиций.

«В Закавказье горячая точка — Нагорный Крабах. В ходе вспыхнувшего кратковременного конфликта в апреле 2016 года многие обвиняли Турцию, что она спровоцировала эти боевые действия. Сейчас, когда Турция находится в состоянии конфронтации с Западом, едва ли можно от нее ожидать подобных действий. В этом регионе очень сильное влияние России, и, кроме того, существуют партнерские отношения между Россией и Турцией. Не думаю, что в этом положении турецкое руководство позволит себе роскошь эскалации данного конфликта. Конечно, Турция, активно участвует в этом процессе, могут быть какие-то подсказки Азербайджану, но не думаю, что это сильно повлияет на ситуацию. Здесь очень сильный российский контроль, и Турции будет очень трудно что-то устроить», — высказывает свою точку зрения Гамлет ЧИПАШВИЛИ.

В то же время грузинский политолог отмечает попытки Турции наладить отношения с Арменией, которым всякий раз препятствовал Азербайджан. Эскалация конфликта в 2016 году, по мнению ЧИПАШВИЛИ, стала еще одной причиной ослабления влияния Турции в этом вопросе.

Нынешние отношения между Анкарой и Москвой — еще одна причина, по которой не стоит ожидать подобных действий от Турции.
Об этом свидетельствует и недавний «демарш» президента Азербайджана Ильхама АЛИЕВА, который, вероятно, посчитал недостаточными усилия своего турецкого коллеги в ходе его встречи 13 ноября 2017 года с Владимиром ПУТИНЫМ в отношении нагорно-карабахского конфликта.

Еще перед отлетом в Сочи Президент Турции настаивал на том, что достигнет значительного прогресса по этому вопросу, но после встречи с Президентом России высказал четкую позицию о безальтернативности мирного решения конфликта в Нагорном Карабахе. 

Очевидно, что такая формулировка не удовлетворила руководителя Азербайджана, и он сам попытался «добиться правды» у генерального секретаря НАТО Йенса СТОЛТЕНБЕРГА в ходе саммита Восточного партнерства, который проходил в штаб-квартире североатланического альянса уже 22 ноября 2017 года.

В ответ от «высокого» руководителя Ильхам АЛИЕВ получил те же рекомендации — проблема Нагорного Карабаха не имеет военного урегулирования, и нужно воздерживаться от эскалаций.

Иными словами, генеральный секретарь НАТО посоветовал отказаться от стандартной «военной» риторики Баку, которой Азербайджан пользуется уже долгие годы.

В особенности скандальным данный визит оказался после отзыва турецких военнослужащих с учений НАТО в Норвегии, в ходе которых в качестве мишеней для отработки точности стрельбы использовались изображения основателя Турецкой республики Кемаля АТАТЮРКА и нынешнего турецкого лидера.

В этой связи действия Ильхама АЛИЕВА выглядят как откровенный демарш против самого верного партнера в неоднократно провозглашенной формуле «две страны — один народ». 

Очевидна и другая тенденция — азербайджанские элиты во все большей степени понимают, что чрезмерные дружеские отношения с Турцией могут легко задушить в объятиях их нынешнюю монополию на власть, если дать турецким партнерам достаточную свободу — слишком различны масштабы двух государств.

Разумеется, Анкара хотела бы видеть более сговорчивое и более протурецкое руководство во главе своего основного союзника в Закавказье. Едва ли Ильхам АЛИЕВ разделяет такие устремления своих ближайших друзей из Турции. 

Закавказье и Каспийский регион, как отмечают многие эксперты, давно является «лакомым куском» для стран Запада и НАТО. В значительной степени именно Турция до недавнего времени являлась проводником данных устремлений этой североатлантической военно-политической корпорации в данном регионе.

Вероятно, высокомерие англосаксов, не пожелавших впустить наследников Османской империи в свой «высокий круг» сыграло с ними злую шутку — это приводит к потере одного из важнейших союзников на Ближнем Востоке, которая в условиях возрастающего влияния России «сводит на нет» закавказские и каспийские мечты натовского руководства.

«О Каспийском регионе НАТО может забыть, и не потому, что у Турции расстроились отношения с Евросоюзом — это вообще навсегда потому, что Евросоюз не проживет так долго, чтобы восстановить эти отношения, и не потому, что у Турции расстроились отношения с США. Просто в каспийском регионе укрепились другие игроки — Россия и Иран. И на сегодня экспансия НАТО в этот район просто невозможна, физически. Для того, чтобы ситуация изменилась при самых благоприятных для НАТО обстоятельствах надо лет десять. Это необходимо на перевооружение, приведение в нормальное состояние натовских армий — хотя бы в такое, в каком они были в конце 90-х годов. При их темпах — это может потребовать и двадцать, и тридцать лет, но что будет через этот промежуток времени, будет ли это актуально — не знает никто», — рассуждает Ростислав ИЩЕНКО.

Мы становимся свидетелями, как базовые, идеологические установки основных геополитических конкурентов России претерпевают мгновенные, полярные изменения в связи с сиюминутной, поверхностной сменой интересов руководства этих государств. И яркий тому пример — Турция в отношении к странам Закавказья.

Но глядя на такого партнера, невольно вспоминаются слова Российского императора Александра III: «У России есть только два союзника: ее армия и флот».

Поделиться в соц. сетях

«ПРАЗДНИК» ПАНТЮРКИЗМА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ: ТУРЦИЯ ПЕРЕСМАТРИВАЕТ ОТНОШЕНИЕ К ЗАКАВКАЗЬЮ
0
«ПРАЗДНИК» ПАНТЮРКИЗМА ОТКЛАДЫВАЕТСЯ: ТУРЦИЯ ПЕРЕСМАТРИВАЕТ ОТНОШЕНИЕ К ЗАКАВКАЗЬЮ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий