ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИЗРАИЛЯ И ИРАНА МОЖЕТ ПЕРЕРАСТИ В КРУПНОМАСШТАБНЫЙ КОНФЛИКТ

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИЗРАИЛЯ И ИРАНА МОЖЕТ ПЕРЕРАСТИ В КРУПНОМАСШТАБНЫЙ КОНФЛИКТ Гражданская война, развернувшаяся в Сирии, до недавнего времени прямо не затрагивала интересы Израиля, в связи с чем официальный Тель-Авив мог чувствовать себя в относительной безопасности. Лишь изредка отвечая на явные угрозы со стороны Сирии, Израиль обеспечивал условный нейтралитет, не предпочитая прямо вмешиваться в конфликт с кем-либо.

Ответная реакция могла последовать на исключительно ограниченный перечень угроз: обстрел израильских приграничных территорий, усиление ливанской группировки «Хезболла»*, а также несанкционированное пересечение непосредственными участниками сирийского конфликта государственной границы Израиля.

Во всех остальных случаях официальный Тель-Авив предпочитал не реагировать. Однако усиление «Исламского государства»* (ИГИЛ, ДАИШ, ISIS)* предоставило уникальный шанс для Ирана укрепить свое влияние в ближневосточном регионе.

При этом сохранение режима Башара АСАДА для Тегерана являлось первоочередной задачей, поскольку сирийский режим, по сути, не мог противодействовать иранскому влиянию. В свою очередь, это вызвало раздражение со стороны Израиля, по отношению к которому Иран занимает противоположную позицию.

И дело тут вовсе не в том, что Тель-Авив фактически оккупировал Голанские высоты, входящие в состав Сирии, которые входят, в том числе, и в сферу интересов Ирана.

Проблема в создании на территории Сирии иранских прокси, которые в любой момент могут обернуть свое оружие против Израиля в случае, если Тель-Авив будет вести себя непредсказуемо.

Речь идет, прежде всего, о военизированных группировках «Национальные силы обороны», «Хезболла», шиитских отрядах «Фатимиюн» и «Зайнабиюн».

Для укрепления своих позиций в Сирии Иран строит на ее территории военные базы, точное расположение которых неизвестно широкой публике, но, согласно данным израильской разведки, общее количество иранских военных баз в САР может достигать 10-15 в непосредственной близости от границ с Израилем.

В конечном итоге у израильтян сдали нервы. В начале декабря 2017 года Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) подвергла ракетному обстрелу военный объект, расположенный в окрестностях города Аль-Кисуа. По сообщению израильских источников, именно в данном районе была представлена иранская военная база, создающая угрозу для присутствия Израиля на территории Голанских высот.

Спустя три месяца, Тель-Авив вновь нанес ракетный удар по окрестностям Пальмиры. В качестве оправдания собственных действий израильское руководство вновь прибегло к классической риторике о превентивном противодействии иранской угрозе.

Несмотря на серию израильских провокаций, официальный Тегеран продолжал проявлять сдержанность.

К тому же Россия стремилась разрядить обстановку, уверяя, что координаты иранских военных баз, которыми апеллирует Израиль, ошибочны. Однако официальный Тель-Авив, вероятно, уже почувствовал вкус войны и не взирая на позицию России и Ирана, продолжил наносить атаки по объектам, выдавая их за военные цели.

Так, 7 сентября 2017 года ВВС Израиля нанесли бомбовый удар по предприятию Сирийского научно-исследовательского центра, расположенного в окрестностях города Масьяф. Кроме того, 4 декабря 2017 года атаке подвергся военный научный центр в Джумбрае.

Стоит предположить, что Израиль крайне агрессивно настроен по отношению к Ирану только лишь потому, что Тегеран смог действительно укрепить свое влияние в ближневосточном регионе и имеет намерение получить доступ к Средиземноморью. В сфере иранского влияния оказались также Ирак и Ливан.

В этих условиях, Тель-Авив находится фактически в актовом состоянии, не имея возможности ни влиять на ближневосточную политику, ни создать под своей эгидой желаемый «коридор» к Средиземному морю.

Россия, балансируя между Израилем и Ираном, соблюдает определенную сдержанность, что, впрочем, расценивается официальным Тель-Авивом в качестве недружественного жеста.

Даже в период «Иерусалимской кампании» Президента США Дональда ТРАМПА Москва предпочла не поддерживать открыто Тель-Авивь, ограничившись общими формулировками о необходимости поиска компромисса в арабо-израильском конфликте.

Меж тем, Тель-Авив рассчитывал, что Кремль, руководствуясь соображениями дружбы, так же, как и Вашингтон, публично признает Иерусалим израильской столицей. Но этого не произошло.

Для Москвы в настоящее время крайне важно сохранять в Сирии мирные отношения с Ираном и Турцией, поскольку от союза именно с этими государствами зависит «ближневосточный успех» Владимира ПУТИНА.

Израиль же пока не является приоритетом внешней политики России, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Военная противостояние между Тель-Авивом и Тегераном обострилось 10 февраля 2018 года, когда в воздушном пространстве Израиля был сбит, якобы, иранский беспилотник. Данный факт послужил поводом для Израиля нанести ракетный удар по сирийской территории, откуда, по сведениям израильской стороны, производилось управление иранским беспилотником.

Таким образом Тель-Авив нарушил воздушное пространство Сирии, вследствие чего сирийские ПВО были вынуждены сбить истребитель, принадлежащий ВВС Израиля. В качестве ответного шага израильское руководство подвергла атаке уже позиции сирийских правительственных войск, оправдывая свои действия уже ставшими традиционными заявлениями об «иранской угрозе».

Крупномасштабный конфликт удалось предотвратить во многом благодаря российскому вмешательству. Ни Сирия, ни Иран, по сути, не имеют намерения развязывать новую войну. Однако Израиль продолжает «лезть на рожон».

Тель-Авив надеется, что Москва выступит посредником в инициируемых переговорном процессе, а также сможет повлиять на Тегеран и Дамаск с тем, чтобы они «отнеслись с пониманием» к интересам Израиля в регионе и его территориальным претензиям.

Одновременно Россия косвенно высказала критику Израилю за нарушение сирийского суверенитета. Естественно, подобное отношение вызвало недовольство тем, что Москва отказывается прилагать усилия для обострения отношений с Ираном в регионе.

Подобное развитие событий вызывает у израильской стороны нескрываемое бешенство. Так, выступая на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности 18 февраля 2018 года, премьер Биньямин НЕТАНЬЯХУ заявил, что Израиль «не позволит иранскому режиму наложить петлю террора шее» Тель-Авива.

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИЗРАИЛЯ И ИРАНА МОЖЕТ ПЕРЕРАСТИ В КРУПНОМАСШТАБНЫЙ КОНФЛИКТ

БИНЬЯМИН НЕТАНЬЯХУ

«Мы будем действовать без колебаний, чтобы защитить себя, и мы будем действовать в случае необходимости не только против противников Ирана, которые нападают на нас, но и против самого Ирана», -- сказал Биньямин НЕТАНЬЯХУ на Мюнхенской конференции.

По удивительному совпадению, именно в тот день, когда премьер-министр Израиля обрушивался с гневной критикой на Иран, на иранской территории потерпел крушение пассажирский самолет. А несколькими днями ранее в Московской области разбился российский пассажирский самолет.

Израиль, конечно же, к этим трагическим событиям прямо не причастен, но сомнения в том, что представленная череда трагедий может быть вызвана недовольством Тель-Авива российско-иранским союзом, появились небезосновательно.

Во всяком случае, Тель-Авив имел прямой умысел на то, чтобы любыми средствами продемонстрировать Москве и Тегерану свое раздражение.

Денис КОРКОДИНОВ, специально для POLITRUS.com.

* — террористическая организация, запрещена в РФ.

Поделиться в соц. сетях

ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИЗРАИЛЯ И ИРАНА МОЖЕТ ПЕРЕРАСТИ В КРУПНОМАСШТАБНЫЙ КОНФЛИКТ
0
ПРОТИВОСТОЯНИЕ ИЗРАИЛЯ И ИРАНА МОЖЕТ ПЕРЕРАСТИ В КРУПНОМАСШТАБНЫЙ КОНФЛИКТ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий