РАСШИРЕНИЕ НАТО — КРЕСТ НА ПРОЕКТАХ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

НАТО

В декабре 2017 года организация «Архивы национальной безопасности» обнародовала рассекреченные данные, относящиеся к переговорам об объединении Германии в 1990 году. Из них следует, что западные дипломаты обещали советскому руководству, что расширение НАТО на восток остановится на границе ФРГ и ГДР.

На Западе обычно отвечают, что, поскольку в письменной форме заявление отсутствует, то формально расширению НАТО на восток ничего не препятствовало. Заведующий в то время Международным отделом ЦК КПСС Валентин ФАЛИН писал главе СССР Михаилу ГОРБАЧЕВУ, что «Запад нас переигрывает, выдавая обещания уважать интересы СССР, а на практике шаг за шагом отгораживая нашу страну от «традиционной Европы».

В декабре 2017 года на сайте Североатлантического альянса появилась запись о мифах в отношениях НАТО и России. Так, в качестве одного из них указана угроза для России от расширения альянса.

«Каждая страна, вступающая в НАТО, обязуется поддерживать ее принципы и политику. Это включает обязательство о том, что Североатлантический союз не стремится к конфронтации и не представляет угрозы для России, как было вновь подтверждено на встрече в Варшаве. Расширение НАТО не направлено против России. Каждое суверенное государство имеет право выбирать свои собственные механизмы обеспечения безопасности. Это основополагающий принцип европейской безопасности, принцип, который поддерживает Россия, и который она должна соблюдать. Политика открытых дверей НАТО является историческим успехом», — полагают руководители военного блока.

На Западе есть понимание, что для победы в войне нужно нанести быстрый глобальный удар (БГУ), либо иметь такую возможность. Данный аспект упоминается в новой Стратегии национальной безопасности США, в которой сказано, что «мы также должны принять меры для быстрого реагирования в случае стихийного бедствия или нападения на нашу родину».

В Национальной оборонной стратегии США также упоминается тактика быстрого удара: «Быть стратегически предсказуемым, но оперативно непредсказуемым».

Нанести превентивный удар из далека не получится в связи с тем, что российская система ПРО сможет отследить угрозу запуска баллистических ракет и предотвратить ее. Именно поэтому НАТО пытается максимально близко подобраться к границам России.

На заседании Североатлантического совета в Варшаве, проходившего 8-9 июля 2016 главы государств и правительств сделали заявление, содержащее основные угрозы, исходящие от Российской Федерации. К ним относятся:

  • неправомерная и незаконная «аннексия» Крыма;
  • широкомасштабные внезапные учения, противоречащие духу Венского документа; провокационная военная деятельность вблизи границ НАТО, в том числе в районе Балтийского и Черного моря, а также в восточной части Средиземноморья;
  • безответственная и агрессивная риторика в ядерной сфере, военная концепция и соответствующий потенциал, а также неоднократные нарушения воздушного пространства стран НАТО.
  • военное вмешательство в Сирии, ее значительное военное присутствие и поддержка режима в этой стране и использование ею своего военного присутствия в Черном море.

Политика Вашингтона, как указано в Стратегии национальной безопасности США, должна исходить из позиции силы, что подразумевает под собой лоббирование своих интересов на международной арене с использованием определенных средств давления. При этом Белый дом использует надуманные предлоги для развёртывания своей инфраструктуры у границ с Россией.

Официальная политика США навязывается странам, с которыми торговый оборот находится на высоком уровне; соответственно европейские коллеги не могут отказаться от экономического и военного сотрудничества по причине финансовой зависимости.

Таким образом, страны Североатлантического альянса принимают единую стратегию в отношении стран, угрожающих национальной безопасности и территориальной целостности; вынуждены соглашаться с вышеперечисленными «угрозами» со стороны России, что позволяет странам альянса развивать оборонный потенциал и искать новых союзников.

К таковым союзникам НАТО относится Украина — стратегически важный для Запада регион. Важен лишь потому, что использование его территории предоставляет возможность для нанесения быстрого глобального удара по территории России.

Договор о ракетах средней и малой дальности разрешает размещать крылатые ракеты на кораблях и самолетах, при этом наземные комплексы полностью запрещены.

Важно также отметить, что старт ракеты с корабля практически невозможно зафиксировать издали, поэтому военно-морская база на территории Украины необходима для обеспечения БГУ.

Данное обстоятельство также связано с тем, что если в течение полугода Североатлантический альянс будет держать свой флот в одной точке океана, например, в Норвежском море, то удар внезапным не получится. БГУ можно обеспечить единственным способом — благодаря легальному нахождению военных сил на территории страны альянса, либо страны-партнера.

Очень важно понимать, что в ближайшей перспективе Украину в НАТО никто не ждет, поскольку она представляет собой экономически слабое и нестабильное государство, которое до сих пор не приняло важнейших решений о своем политическом будущем: ни во внешней, ни во внутренней политике.

«В ближайшие 20-25 лет Украина точно не сможет стать членом Европейского союза. То же самое касается и вхождения Украины в НАТО», — подтверждает данное обстоятельство президент Еврокомиссии Жан-Клод ЮНКЕР.

Тем не менее, Североатлантический альянс использует другие способы взаимодействия для обеспечения своих интересов в регионе. Так, Президент Украины в конце января 2018 года подписал Закон № 2270-VIII «Об одобрении решения Президента Украины о допуске подразделений вооруженных сил других государств на территорию Украины в 2018 году для участия в многонациональных учениях».

Согласно документам, в Украине в этом году планируется провести ряд учений по подготовке подразделений Вооруженных сил. Среди них можно назвать украинские-американские учения Rapid Trident-2018, украинско-американские учения Sea Breeze–2018, многонациональные учения Light Avalanche-2018, многонациональные учения Clear Sky-2018 и другие.

Подобные решения украинской администрации накаляют и без того сложную обстановку в регионе. России приходится учитывать специфику отношений Украины и Запада и предпринимать соответствующие меры для обеспечения собственной безопасности.

Ситуация осложняется еще и тем, что инженерные войска ВМС США приступили к строительству в Очакове Николаевской области Центра оперативного управления флотом для украинских Военно-морских сил.

Это означает, что западные страны, используя лазейку в договоре РСМД, зайдут на постоянной основе в Азовское море для возможности использования БГУ. При этом безопасность российских границ будет обеспечивать система ПРО, дислоцирующаяся на территории полуострова Крым.

Поэтому жизненно важными географическими точками для России остаются Черное, Балтийское и Каспийское моря.

Последнее является внутренним водоем пяти стран: Ирана, Казахстана, России, Азербайджана и Туркменистана. Республиканская партия США придерживается единой позиции в отношении Каспия и полагает, что на современном этапе опасно недооценивать его значение, поскольку состояние региона влияет на европейскую безопасность.

В случае появления сухопутного коридора из Турции в Азербайджан ситуация осложняется несколькими аспектами:

  • для создания сухопутного коридора НАТО собиралось принять в свой состав Грузию и позднее Азербайджан;
  • в случае подобного стечения обстоятельства Североатлантический альянс разместил бы свой ВМФ с крылатыми ракетами в Каспийском море.

Однако 5 февраля 2018 года Президент России подписал закон о ратификации соглашения между Россией и Южной Осетией о порядке вхождения отдельных подразделений вооружённых сил республики в состав Российской армии.

Таким образом, при появлении сухопутного коридора из Турции в Азербайджан и возможной передислокации НАТОвских войск в Азию российские войска отрежут данный коридор от бывшей союзной республики.

Поэтому Грузия как стратегический военный партнер теперь не представляет особого интереса для Запада.

Также некоторые члены НАТО опасаются, что принятие Грузии в альянс приведет к автоматической войне с Россией из-за «оккупированных Москвой территорий — Цхинвальского региона и Абхазии».

При этом генеральный секретарь НАТО Йенс СТОЛТЕНБЕРГ заявил, что ни Украина, ни Грузия на самом деле не готовы вступить в Североатлантический альянс.

Всегда значимым в отношениях России и НАТО был Балканский регион, поскольку именно там встречаются интересы Запада и Востока. Стоит сказать, что работа НАТО по включению в свою орбиту балканских стран ведется планомерно: Черногория стала одной из последних балканских стран, присоединившихся к альянсу.

Вне блока остались лишь Сербия, Босния и Герцеговина, которая, тем не менее, активно участвует в операциях НАТО, и Македония, также желающая вступить в организацию, чему пока что препятствует ее конфликт с Грецией.

«Процесс расширения НАТО, в который вовлечена и Македония, идёт в нарушение данных два десятилетия назад руководителями западных стран обязательств и происходит на фоне наращивания наступательного военного потенциала Североатлантического альянса у российских границ», — отметил в своем недавнем интервью посол России в Македонии Олег ЩЕРБАК.

Вступлению Македонии в альянс мешает значительное количество факторов: начиная от высокого уровня коррупции и заканчивая сложной политической обстановкой. Тем не менее, одним их самых значимых факторов остается отношение к России, поскольку в Скопье и Белграде не поддерживают антироссийские санкции.

Так, премьер-министр Сербии Ана БРНАБИЧ в интервью Financial Times заявила, что ее страна не должна быть вынуждена выбирать между Россией и Западом. По ее словам, близкие отношения Сербии с Россией не являются препятствием для ее стремлений к членству в Евросоюзе.

Нынешний вакуум оставляет больше пространства для России и Турции, чтобы использовать свои исторические, религиозные и деловые связи в регионе. Москва приобрела более заметное присутствие в регионе, что подтверждает безвизовый режим до 15 марта 2018 года. Поэтому на среднесрочную перспективу вступления Македонии и Сербии в Североатлантический альянс не ожидается.

Для России угроза заключается в том, что с 2012 года численность размещенных военных контингентов НАТО у западных рубежей России увеличилась в три раза. В Прибалтике и Польше были развернуты четыре батальонные тактические группы, бронетанковая бригада сухопутных войск США, штабы многонациональных дивизий НАТО в Польше и Румынии.

Интенсивность ведения воздушной разведки НАТО у российских границ увеличилась в три с половиной раза, а морской — в полтора раза.

Североатлантический альянс в два раза нарастил интенсивность военных учений у наших границ. Ежегодно у западных границ России проводится более 30 учений, сценарий которых основывается на вооруженном противоборстве с нашей страной.

Таким образом, наращивание военной деятельности НАТО у российских границ несет в себе серьезные риски для безопасности, создает новые разделительные линии в Европе.

Это тупиковый путь, отвлекающий внимание и ресурсы от решения действительно значимых задач, таких как борьба с международным терроризмом, экстремизм и иные угрозы.

Для скорейшей разрядки, целесообразно вернуться к открытому диалогу в рамках Совета Россия–НАТО, а также к духу и букве Основополагающего акта Россия-НАТО 1997 года, к которым не раз призывало Министерство иностранных дел России.

Вероника МАЛЬЧИКОВА, «Военно-политическая аналитика».

Поделиться в соц. сетях

РАСШИРЕНИЕ НАТО    КРЕСТ НА ПРОЕКТАХ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
0
РАСШИРЕНИЕ НАТО    КРЕСТ НА ПРОЕКТАХ ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий