АБХАЗИЯ БЕЗ РУЧКИ

CREATOR: gd-jpeg v1.0 (using IJG JPEG v62), quality = 95

Не так давно в Сочи прошла встреча Президента России Владимира ПУТИНА с его абхазским коллегой Раулем ХАДЖИМБА. Итоги беседы пресс-службой Кремля не обнародованы, поэтому о содержании кулуарной части можно только догадываться. Но то, что оказалось в открытом доступе, откровенно говоря, вызывает недоумение и вопросы. Хотя Российский президент начал вполне здраво.

«Мы с Вами договорились, что увидимся в максимально нейтральной обстановке и поговорим по текущим рабочим вопросам. Их наверняка много», — объяснил Владимир ПУТИН причину сочинской встречи.

А вот дальше, судя по всему, случилась заковыка.

«Товарооборот у нас растёт, но, в общем, небольшими темпами — пять процентов в прошлом году, два процента за 9–10 месяцев текущего года. Предприятия, правда, наши работают там, 300 предприятий, но я думаю, что этого недостаточно», — изложил Владимир ПУТИН свое видение ситуации, -

Но вот вопрос: о каких российских предприятиях может идти речь, где они? Основа экономики республики — розничная торговля и туризм.

Абхазия продает лес-кругляк, против чего выступают неравнодушные сограждане. В Сухуме имеется табачная фабрика, продукцию которой мало кто из туристов знает. Сюда же можно присовокупить несколько чайных фабрик и винных заводиков. В Очамчирском районе производят нерудные материалы различных фракций. Всё.

Но это проекты, придуманные и реализованные самими абхазами. Какие-то с помощью частных турецких инвестиций, какие-то — с российской помощью. Но три сотни фабрик, заводов, газет, пароходов… Явный перебор.

Впрочем, было бы удивительно, если бы президент знал назубок, где в Абхазии лежит каждый гвоздь. И это, полагаю, вовсе ни к чему. А вот если учесть, что для такого рода встреч и диалогов целый департамент готовит главе государства всякого рода справки и заметки, то это косяк именно этого справочного департамента.

Трудно сказать, отчего так вышло: то ли умышленно подсунули президенту «липу», то ли из-за полного незнания предмета… Но факт остается фактом — «триста предприятий» прозвучало диссонансом.

Но это, тем не менее, частности. Главное Владимир ПУТИН все же обозначил. А именно: он акцентировал внимание своего собеседника на том, что «нужны дополнительные усилия, чтобы подтолкнуть развитие экономики». Потому что экономическая ситуация в Абхазии действительно аховая.

В республике элементарно нет денег — ни у населения, ни и у правительства. Здесь не на что жить, здесь не на что создавать и развивать сельскохозяйственные предприятия, современные объекты курортной сферы.

Так что разговор о «дополнительных усилиях» стимулирования экономики, что называется, давно назрел, и абхазы давно должны бить в колокола. Собственно Владимир ПУТИН и подталкивает к этому абхазского коллегу.

«Очень рад Вас видеть, для того чтобы действительно в неформальной обстановке поговорить по всем вопросам, которые Вы считаете наиболее актуальными для развития республики», — говорит Владимир ПУТИН.

А что в этой ситуации видится самым важным и главным Раулю Джумковичу? Вместо того, чтобы сразу повести речь о проблемах, и при этом немедленно, как говорится, взять быка за рога — глава Абхазии, судя по отчету, ограничился чем-то вроде небольшого рапорта о проделанной работе.

«Работа по линии инвестпрограммы проводится интенсивно, есть успехи. Не менее важными для нас являются те работы, которые проводятся по линии инвестиционного агентства. Есть объекты, которые уже на стадии завершения. Есть мероприятия, которые уже завершены, и объекты приступили к работе, особенно в части, касающейся аграрного сектора», — сообщил Рауль ХАДЖИМБА.

Конечно, надо знать абхазов. Это деликатные люди! И вот так сразу взять и бухнуть о своих, пусть действительно острейших проблемах… Нет. Здесь так не принято…

Но, с другой стороны, Абхазия сегодня не в той ситуации, когда уместны многочисленные реверансы. Это в относительно недавние «тучные годы» в абхазском кармане позвякивала копеечка. Официальному Сухуму на поддержание социальных штанов из российского бюджета ежегодно перепадало около 5 млрд рублей.

Кроме того, республика неплохо зарабатывала на тогдашнем туристическом потоке, а также поставках стройматериалов на олимпийские объекты и строительство российских военных баз на территории Абхазии.

Однако после 2014 года ситуация резко изменилась. Бюджетный и туристический ручейки значительно обмелели, каких-либо доходных предприятий, способных питать республиканский бюджет, по большому счету, не появилось. А ХАДЖИМБА говорит: «есть успехи…».

Но даже не это главное. А именно: даже если бы сегодня у Абхазии появились эти самые доходные предприятия-доноры — не похоже, чтобы отдача от них была бы существенной и эффективной. И главная беда здесь — граница между Абхазией и Россией.

Дело в том, что несмотря на все заверения в дружбе и поддержке со стороны Кремля, российский рынок закрыт для абхазской продукции, для абхазского предпринимателя.
И российские и абхазские бизнесмены утверждают: какие-то возможные внутренние проблемы наверняка решаемы. А вот с границей — как спорить?

Завозишь в Абхазию инвентарь, технику, удобрения — требуется декларация, и прочая куча бюрократического обеспечения. Произвел продукт — попробуй вывези. Вот о чем, должен был страстно и с болью говорить руководитель Абхазии российскому президенту.

Тем более, примеров такого рода пограничного «удушения» здесь хоть отбавляй.

Взять хотя бы ситуацию на пограничном переходе «Псоу», особенно сейчас, в период набирающего обороты мандаринового сезона. Все прекрасно знают, что творится на границе. Огромные очереди, проверки, и как следствие, потери скоропортящегося продукта. И это вместо нормальной экономики, нормального товаропотока.

А потом мы удивляемся, почему абхазский мандарин не доходит до Москвы, а если доходит, то цена «кусается»…

Так что вопрос о снятии границы на Псоу, как говорится, назрел. К тому же, получается действительно какая-то непонятная ситуация. Ведь 80-90 процентов населения Абхазии — граждане России. У многих в Сочи и в целом на Кубани родственники, знакомые. И абхазам непонятно, почему, когда они с российскими паспортами едут в Россию — их встречают строгие пограничники.

И в самом деле, предназначение таких строгих препон на Псоу непонятно, если Абхазия предоставила российской погранслужбе право перекрыть границу с Грузией по реке Ингур, а также контролировать морскую границу. Получается, практически весь внешний контур Абхазии контролируется Россией. Так может быть, есть смысл ослабить внутренний?

Еще в феврале 2015 года, курирующий абхазское направление Владислав СУРКОВ заявлял СМИ, что Россия намерена «снять» российско-абхазскую границу.

Представители российской общественности, например, политолог Константин ЗАТУЛИН и координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр СКАКОВ называли открытие границы мерой, которая «позволит устранить факторы, сдерживающие развитие Абхазии».

Ведь очевидно, что ликвидация барьера имеет большие плюсы: она позволила бы абхазским товарам свободнее поступать на российский рынок и облегчит россиянам доступ на курорты Абхазии.

И если такую очевидную вещь понимают даже российские политологи, Президенту Абхазии, как говорится, сам Бог велел говорить о пограничной проблеме во весь голос. А ХАДЖИМБА говорит: «есть успехи»…

Между тем, такая вот деликатность может дорого обойтись и самому господину ХАДЖИМБА, и самой Республике Абхазия, да и российской стороне тоже.

К великому сожалению, напряженность в абхазском обществе уже приводит к тому, что республика начинает отворачиваться от России, и озираться по сторонам в поисках реальной поддержки.

Характерный на этот счет, и довольно тревожный звонок — недавнее интервью в эфире радиостанции «Эхо Москвы» известного абхазского политика Сергея ШАМБА. Он, человек, которого все эти годы считали непримиримым противником компромиссов с Грузией — вдруг выступает с действительно сенсационным заявлением.

«Я был лидером … борьбы против Грузии. Но я первый, кто начал говорить, что пора как-то налаживать диалог и думать о совместном будущем, в том смысле, что мы соседние народы и нам предопределено судьбой быть соседями. Среди соседних народов, не только между нами с Грузией — европейские народы, все соседние народы когда-то воевали. Но потом приходит время, когда нужно налаживать отношения. Я думаю, что сейчас можно начать такой диалог с Грузией тоже», — сделал заявление Сергей ШАМБА.

И еще одна цитата из того необычного эфира на радиостанции «Эхо Москвы»…

«Я не считаю грузин врагами. У меня есть друзья в Грузии. У нас, собственно говоря, ведь ну да, был и этнический конфликт, но в большей степени он был политическим все-таки», — слышим от Сергея ШАМБА.

А совсем недавно на абхазскую мозоль наступил лидер либеральных демократов Владимир ЖИРИНОВСКИЙ. На брифинге в пресс-центре ТАСС он говорил о том, что у Абхазии, по большому счету, только один выход: либо республика развивается и становится действительно самостоятельной, либо входит в состав России Сухумским районом Краснодарского края.

«Мы категорически против списания долгов, дачи долгов. Как можно брать деньги под кредит, когда ты отдать не можешь?.. Мы будем категорически против выделения любых денег в любую точку планеты. Или они сами развиваются, или входят в состав России, или пусть возвращаются в другой какой-нибудь регион», — заявил Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, когда речь зашла о предоставлении республике финансовой помощи.

А Президент Абхазии Рауль ХАДЖИМБА говорит, что у республики «есть успехи»

Никита ОДИНОКОВ, специально для PolitRUS.com.

Фото: Kremlin.ru.

Поделиться в соц. сетях

АБХАЗИЯ БЕЗ РУЧКИ
0
АБХАЗИЯ БЕЗ РУЧКИ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий