ВАШИНГТОН ПОДДЕРЖИВАЕТ ТРАНСКАСПИЙСКИЙ ГАЗОПРОВОД

Trans Caspian

Администрация Президента США использовала в своих интересах традиционный весенний праздник Новруз, родом из древней Персии, который празднуется и в Туркмении.

В поздравительном письме, направленном Президенту Туркмении Гурбангулы БЕРДЫМУХАММЕДОВУ, его американский коллега Дональд ТРАМП выразил надежду на то, что местные запасы газа будут вскоре направлены в Европу, намекая на интересы Вашингтона поспособствовать в кооперации.

Хотя подводный Транскаспийский газопровод (Trans-Caspian Gas Pipeline, TCGP) еще находится в стадии разработки, все больше и больше политических заявлений высказываются касательно его дальнейшей работы.

Черновой вариант для прокладки подводного газопровода в Каспийском море остается в центре внимания США с 1990-х годов. И все же Вашингтон, возможно, не стал бы посылать каких-либо громких сигналов, если в 2018 году не была бы подписана Конвенция по Каспийскому морю.

Называемый знаковым соглашением, документ возник как кульминация переговоров за более чем два десятилетия между прикаспийскими государствами — Россией, Казахстаном, Туркменистаном, Ираном и Азербайджаном.

Как подтверждается Каспийской конвенцией, хотя она еще не ратифицирована всеми подписавшими ее сторонами, строительство трубопроводов или кабелей по дну Каспийского моря остается исключительной ответственностью стран, через территории которых такая инфраструктура должна будет пройти.

Естественно, появились некоторые ограничения, согласно которым эти территориальные сектора должны быть сначала согласованы с соседними странами в экологическом аспекте потенциального проекта газопровода, где риски должны быть оценены всеми прикаспийскими государствами. Тем не менее, пограничные проблемы остаются предметом споров между вышеуказанными региональными игроками.

Несмотря на это, само положение, дающее право на выполнение работ по прокладке трубопровода, является прорывным достижением, так как ранее и Россия, и Иран пытались сделать все возможное, чтобы заблокировать свободу строительства трубопровода по морскому дну.

Предыдущие заявления Дональда ТРАМПА должны быть восприняты как вдвойне значимые, включая и геополитическую перспективу, по которой национальные интересы США измеряются международными отношениями в регионе, и деловой подход, по которому Вашингтон хочет продвигать местных гигантов газа и нефти.

В обоих случаях все действия Администрации Президента США, кажется, идеально соответствуют широкой зарубежной стратегии Вашингтона.

Во-первых, Соединенные Штаты рассматривают трансграничные инфраструктурные проекты, которые будут осуществляться в регионе, простирающемся от Центральной и Восточной Европы и Балкан до Кавказа и Центральной Азии, как неоспоримую гарантию своего влияния в будущем.

В соответствии со стратегией США, строительство новых энергетических коммуникационных линий направлено на укрепление сотрудничества между соседними странами и содействие стабильности в регионе.

Кроме того, необходимо признать, что плотная сеть взаимозависимостей между отдельными государствами сделает все региональные споры менее выгодными, в то время как, полагается, что страны будут менее восприимчивыми к экономическому давлению со стороны третьих стран, включая Россию или Китай.

Похоже, это хорошо определяется примером Туркменистана, поскольку страна боится чрезмерной экономической зависимости от Пекина, что побуждает власти Ашхабада заключить соглашение о разграничении морской границы с Азербайджаном.

Во-вторых, вышеупомянутые геополитические мотивы не исключают возможности реализации конкретных целей США, в рамках которых Вашингтон помогает своим энергетическим компаниям в их иностранных делах.

Естественно, это кажется действенным в контексте администрации ТРАМПА, все более заинтересованной в поддержании нефтегазовой промышленности США.

«Контракт века», ратифицированный еще в 1990-х годах, предусматривал добычу и экспорт азербайджанской нефти в Европу, в то время как энергетические компании США входили в инвестиционный консорциум.

Неудивительно, что Вашингтону следует активно поддерживать интересы таких компаний, как Chevron, ExxonMobil и ConocoPhillips, которые уже работают на Каспии и надеются на открытие Туркменистана для иностранных инвесторов.

Несомненно, учитывая, что участие США в проекте Транскаспийского газопровода не имеет смысла без интереса со стороны Туркменистана как страны в Центральной Азии, которая остается наиболее закрытой для внешнего мира.

Государственные органы власти в Ашхабаде в настоящее время сталкиваются с чрезвычайно напряженной экономической ситуацией, будучи в то же время зависимыми от экспорта газа в Китай. В результате Туркменистан пытается диверсифицировать свою торговлю, стараясь изо всех сил создать газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (Turkmenistan–Afghanistan–Pakistan–India Pipeline, TAPI)и искать новые возможности для поставки энергоресурсов в Европу.

Кроме того, в связи с экономическим кризисом в стране, похоже, Туркменистан должен заявить о своей готовности к расширению сотрудничества с иностранными компаниями в рамках так называемых соглашений о разделе продукции.

Учитывая реальный интерес Туркмении и готовность поддержать проект, уже выраженный Соединенными Штатами, Евросоюзом и Грузией, последняя рассчитывает на получение прибыли от транзитных сборов, возникает вопрос, что на самом деле препятствует строительству газопровода.

Похоже, что это целый ряд потенциальных препятствий, в том числе туркмено-азербайджанское соглашение о разграничении на Каспии, которое предстает как непростая задача, учитывая, что оба государства вовлечены в споры по поводу района, богатого энергетическими ресурсами.

Для реализации проекта Азербайджан и все компании, действующие на его территории, должны учитывать интересы Туркмении, хотя ресурсы туркменских источников предстанут в этом контексте как непосредственные конкуренты на рынке.

И последнее, но не менее важное: Транскаспийский газопровод не будет построен, если иностранные инвесторы не будут убеждены в оправданности финансирования проекта.

Это, в первую очередь, западные партнеры, которые должны иметь гарантию получения прибыли, которая не особо надежна, принимая во внимание постоянно растущую конкуренцию на рынке газа, транзитные потоки и стоимость строительства инфрастуктуры.

Учитывая все вышеперечисленные ограничения, кажется, что строительство Транскаспийского трубопровода лежит в политических заявлениях в более долгих временных перспективах, чем ожидалось изначально.

Матеуш КУБЯК, Фонд «Варшавский институт».

Перевод Сабина МАМЕДЛИ, Axar.az.

Поделиться в соц. сетях

ВАШИНГТОН ПОДДЕРЖИВАЕТ ТРАНСКАСПИЙСКИЙ ГАЗОПРОВОД
0
ВАШИНГТОН ПОДДЕРЖИВАЕТ ТРАНСКАСПИЙСКИЙ ГАЗОПРОВОД

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий