СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕФТЕДОБЫЧИ

СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕФТЕДОБЫЧИПредыстория добычи абхазской нефти имеет противоречивую историю. Первые месторождения были обнаружены и предварительно разведаны к концу 1970-х. Тогда руководство Грузинской ССР убедило Москву в нецелесообразности делать из Абхазии «нефтяную автономию».

Главным аргументом грузинских влиятельных лиц в пользу этого стал тот факт, что добыча нефти может привести к новым абхазским требованиям статуса либо союзной республики, либо автономной республики в составе РСФСР.

Но в то же время тбилисские власти просили в случае решения об освоении этих ресурсов, учесть приоритетные потребности «остальной» Грузии в нефти и увеличивать привлечение именно специалистов-грузин, а не абхазов в разработку абхазской нефти.

Ситуация изменилась с развалом Союза и образованием независимых кавказских республик. При этом, добившаяся трудным путем де-факто независимости Абхазия, обладая данными по собственным энергоресурсам, не располагала средствами для их разработки. А ее непризнанный статус не позволял кому-либо из крупных компаний вкладывать значительные деньги в освоение ее шельфа.

В 1998 году грузинские власти предприняли попытку передачи прав на разработку «своего» участка шельфа Черного моря (абхазский шельф в Тбилиси всегда считали своей территорией) американской компании Anadarko Petroleum.

В 2000 году Anadarko Petroleum и национальная компания «Грузнефть» создали СП Anadarko Georgia, которое получило лицензию сроком на 25 лет на поиск и добычу нефти на черноморском шельфе. Но, поскольку по политическим причинам интересы Абхазии здесь учтены не были, дальше планов дело не пошло.

Признание независимости Абхазии Россией де-юре в 2008 году изменило ситуацию в прямо противоположную сторону. Теперь инвестирование в нефтяные месторождения независимой Абхазии, по крайней мере со стороны государственных компаний, стало менее рискованным.

Именно сегодня шельфовая нефть, в период затяжного экономического кризиса, помноженного на пандемию короновируса, может стать точкой отсчета быстрого, комплексного социально-экономического развития Абхазии. Следствием чего может стать повышение роли Абхазии в мировой экономике и политике.

Ведь именно с нефти «стартовали» в 1960-х, например, Кувейт, Бахрейн, Бруней, Катар. Сегодня это те же небольшие по размерам государства, но зато — одни из наиболее высокоразвитых стран мира. Причем с очень высоким уровнем жизни и социальным обеспечением своего населения. Вопрос заключается только в том, по какому пути пойдет абхазский народ?

Рассмотрим для сравнения некоторые примеры, где нефть и газ выступили драйверами экономического прорыва в новейшей истории.

СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕФТЕДОБЫЧИЭкономическое чудо в пустыне

История Катара сродни волшебной сказке. Еще в 40-50-е годы ХХ века катарцы жили за счет ловли рыбы и добычи жемчуга, не зная электричества, газоснабжения и прочих благ цивилизации.

Все чудесным образом изменилось в один момент. — Когда стало известно, что в стране есть нефть и газ.

Катарские короли поступили мудро и дальновидно: не стали жадничать, набивая собственные закрома в обход народа. Газовые и нефтяные запасы здесь столь обширны, что хватит на много поколений.

Управляет доходами от реализации национализированных нефти и газа суверенный фонд Катара (QIA), который принадлежит на 100% правительству и подчиняется напрямую Верховному совету по экономическим вопросам и инвестициям (главный правительственный орган, принимающий решения по вопросам в сфере экономики, энергетики и инвестиций).

Поэтому местные жители больше не работают. А зачем? Каждый из них получает регулярные дивиденды, которые не снились жителям из Европы и Америки.

Классовое расслоение в Катаре отсутствует, все граждане финансово обеспечены. Несколько дорогих автомобилей на человека — нормальное явление для среднестатистической семьи. Граждане Катара могут позволить себе получить качественное образование в ведущих университетах мира.

Правда сами катарцы практически не работают, исключением является государственный сектор. Всю остальную работу в стране выполняют гастарбайтеры из Азии и Африки.

Государственная компания Qatar Petroleum держит под контролем все составляющие нефтяного сектора Катара, включая разведку, добычу, переработку, транспортировку и хранение. На Qatar Pertroleum приходится около половины добычи сырой нефти страны, она имеет права на все запасы катарской нефти на территории государства.

Также Qatar Pertroleum интенсивно привлекает к работе иностранные компании на основании контрактов компенсации продукцией (ККП), в которых она обычно обладает большей частью доли. В некоторых случаях компания отказывалась от этого требования для того, чтобы привлечь больше иностранных инвестиций.

Qatar Pertroleum также осуществляет контроль над поставкой, транспортировкой и переработкой нефти, эксплуатируя как всю сеть трубопроводов страны, так и единственный нефтеперерабатывающий завод через полностью принадлежащую ей дочернюю компанию National Oil Distribution Company (NODCO).

Большая часть работ по разведке и добыче на морских промыслах выполняется ведущими иностранными компаниями на основании контрактов компенсации продукцией (ККП), включая Exxon Mobil, Chevron и Total.

СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕФТЕДОБЫЧИЗначение нефти в новейшей истории Азербайджана

В первые годы после провозглашенной в 1991 году независимости Азербайджан вел войну с армянскими вооруженными формированиями за контроль над Нагорным Карабахом и прилегающими территориями. Неудачи на фронте привели к нестабильности политической власти — за два года сменилось два президента, Аяз МУТАЛИБОВ и Абульфаз ЭЛЬЧИБЕЙ.

После мятежа в Гяндже в июне 1993 года ЭЛЬЧИБЕЙ фактически передал власть бывшему первому секретарю ЦК КП Азербайджанской ССР Гейдару АЛИЕВУ. В октябре 1993-го АЛИЕВ был избран президентом, а в мае 1994-го стабилизировал политическую обстановку в стране, подписав соглашение о прекращении огня с Нагорным Карабахом и Арменией.

Экономическая экспансия западных компаний в Закавказье началась сразу после распада СССР. Главную ценность в регионе представляет каспийская нефть, значительные запасы которой сосредоточены в Азербайджане. На Западе рассматривали каспийский регион как альтернативу странам Персидского залива и российской нефти.

Воссоздание нефтяной промышленности Азербайджана и освоение открытых в глубоководных частях азербайджанского сектора Каспия крупных нефтегазовых месторождений и разведка перспективных структур требовали больших финансовых вложений.

Современная техника и технологии морской нефтегазодобычи были доступны исключительно ведущим мировым нефтяным компаниям. Молодая независимая республика не обладала подобными компетенциями, что привело к соглашению Государственной нефтяной компании Азербайджана (SOCAR) о разделе продукции (СРП) сроком до 2024 года с BP, Ramco (Великобритания), Amoco, Unocal, Exxon, McDermott и Pennzoil (США), «Лукойл» (Россия), Statoil ASA (Норвегия), Itochu (Япония), TPAO (Турция), DeltaNimir (Саудовская Аравия).

Все участники соглашения образовали консорциум «Азербайджанская международная операционная компания» (АМОК), состав которого незначительно менялся со временем (часть акционеров продала свои доли, в настоящий момент основной акционер — BP).

Наблюдающиеся в настоящее время в нефтяном секторе Азербайджана тенденции устойчивого роста, достаточный объем золотовалютных резервов и минимальный по сравнению с ним внешний государственный долг, реализация важных энерготранспортных проектов создают прочную основу для национальной и экономической безопасности молодого государства.

Столь широкомасштабная работа стратегического значения дополняется отстаиванием национальных и экономических интересов, умелым использованием возможностей экономической дипломатии, успешным сочетанием экономики и политики.

СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕФТЕДОБЫЧИИскопаемые ресурсы Татарстана как вклад в успешную экономику

Прошло 75 лет с того исторического дня, когда скважина №1 долгожданным фонтаном возвестила об открытии первого нефтяного месторождения на земле Татарстана. Семь с половиной десятилетий — по меркам разработки нефтяных месторождений срок незначительный. В том числе и за счет татарстанской нефти наша страна поднималась из послевоенной разрухи, на этой же нефти во многом базировался в дальнейшем имидж нашей страны.

В новую, постсоветскую историю ОАО «Татнефть» остается одной из крупнейших российских компаний по количеству пробуренных скважин и по протяженности коммуникаций, по объему применяемого оборудования.

Экономическая система Республики Татарстан является одной из наиболее развитой среди регионов России. Она характеризуется высокой степенью диверсификации, т.е. разнообразием представленных в экономике видов деятельности.

В Татарстане есть собственный мощный нефтедобывающий и нефтеперерабатывающий комплекс, благодаря которому экономика способна производить широкий ассортимент нефтепродуктов, пластиков, каучуков, поставляемых на внутренний рынок и на экспорт.

Аналогично в республике функционирует развитый оборонно-промышленный комплекс, который выпускает продукцию в сфере авиастроения, судостроения, систем управления и обычного вооружения, а также развитый сектор гражданского машиностроения, который производит грузовые автомобили, легковые и коммерческие автомобили и автомобильную спецтехнику.

В Татарстане развито сельское хозяйство, производство пищевых продуктов, включая напитки и алкоголь, а также выпуск лекарственных средств. В регионе созданы сильная научно-образовательная база и наукоград Иннополис, который играет существенную роль в развитии инновационных высоких технологий нашей страны.

Татарстан с позитивом смотрит в будущее, это глобальный конкурентоспособный устойчивый регион, один из драйверов роста экономики современной России.

Татарстан — лидер по качеству взаимоувязанного развития человеческого капитала, институтов, инфраструктуры, экономики, внешней интеграции (осевой евразийский регион России) и внутреннего пространства; регион с опережающими темпами развития, высокой включенностью в международное разделение труда.

СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕФТЕДОБЫЧИАбхазия: процветающая республика или и дальше дотационный союзник?

Акватория Черного моря в последнее время становится местом активного поиска и разработки углеводородов. Россия, Турция, Болгария, Румыния и Украина активно ведут такие работы. Украина, Румыния и Болгария обнаружили коммерчески рентабельные запасы углеводородов.

В июле 2020 года австрийская компания OMV в лице своей «дочерней компании» OMV PETROM S.A получила от правительства Грузии разрешение на разведку возможных месторождений нефти на шельфе Черного моря у берегов Грузии.

OMV PETROM S.A получила генеральную лицензию на пользование ресурсами на участке площадью 3.5 тысячи квадратных метров. Возникает вопрос: не замахнутся ли австрийские инвесторы на акваторию Абхазии? Считаю, что вопрос открытый и требует тщательного внимания со стороны абхазских властей.

Возвращаясь в историю стоит напомнить, что Президент Абхазии Сергей БАГАПШ уже в далеком 2009 году предельно четко сформулировал отношение к вопросу быть или не быть добыче абхазской нефти: «Абхазия, как и другие причерноморские страны будет разрабатывать месторождения нефти в Черном море».

В этот же период Правительство Абхазии и российская компания «Роснефть» договорились о проведении дополнительной уточняющей разведки и обустройстве нефтяных месторождений на абхазской территории.

По предварительным оценкам профильных ведомств Абхазии, экспертов «Роснефти» и Федерального агентства России по недропользованию, общие запасы черного золота в республике оцениваются, как минимум, в 300 млн тонн, и расположены они в основном вблизи её черноморского побережья.

Ввиду сравнительно низкого спроса в Абхазии на нефть, она, при освоении большинства месторождений, может стать одним из крупнейших не только на Кавказе, но и в бывшем СССР экспортером нефти, опередив даже Азербайджан.

Интерес российской госкомпании к разработке черноморских недр может быть достаточно обоснован и тем, что, во-первых, у «Роснефти» есть положительный опыт работы на шельфе, во-вторых, условия черноморского шельфа выгодно отличаются от шельфа Сахалина и тем более Северного Ледовитого океана.

Наладить необходимую инфраструктуру в Абхазии обойдется значительно дешевле, чем на Крайнем Севере.

Также необходимо отметить, что компания «Роснефть» уделяет большое внимание высоким экологическим стандартам деятельности и развитию природоохранных технологий. За несколько лет были реализованы программа по повышению надежности трубопроводов и ряд других экологических инициатив.

Успешность природоохранной деятельности компании отмечают ведущие независимые эксперты в области экологии. В 2020 году «Роснефть» заняла лидирующую позицию среди российских компаний в международном рейтинге CDP в категории «Климат».

Не раз за последние годы авторитетные эксперты, занимающиеся абхазской тематикой, обращали внимание аудитории на отсутствие в Абхазии реалистичного долгосрочного плана развития экономики и развитых государственных институтов в целом.

Достаточно долго руководители этой республики предпочитали плыть по течению, решая тактические, сиюминутные задачи. Решится ли Абхазия на серьезные экономические реформы и пойдет ли по пути экономически развитых нефтяных республик решать только ей, но ответ, по-моему, очевиден.

Руслан ТЕМИРБУЛАТОВ, кандидат экономических наук, эксперт в области международных отношений по странам СНГ. Возглавлял полномочное представительство Татарстана в Казахстане. Курировал абхазское направление в Управлении Президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами-участниками СНГ, Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия.

Поделиться в соц. сетях

СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕФТЕДОБЫЧИ
0
СТРАТЕГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АБХАЗИИ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ НЕФТЕДОБЫЧИ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий