ВЕСНА НАДЕЖД

ВЕСНА НАДЕЖД
19

clingendael_iconВесна этого года будет богата международными событиями, которые без преувеличения можно назвать судьбоносными, поскольку от них зависит будущее человечества, его безопасность. Со дня на день ожидается подписания нового российско-американского договора по ограничению стратегических вооружений (ОСВ), 12 апреля в Вашингтоне откроется саммит по ядерной безопасности, а в мае в Нью-Йорке состоится конференция по пересмотру Договора о нераспространении ядерных вооружений. Специально для PolitRUS эти события и связанные с ними проблемы комментируют специалисты Нидерландского Института международных отношений Клингендейл/Clingendael — д-р Марсель Де ХААС и Сико ВАН ДЕР МЕР.

— Г-н ДЕ ХААС, Кремль хочет, чтобы СНВ -2 включал запрет на дальнейшее расширение систем ПРО. Государственная Дума РФ дала понять, что в противном случае она не ратифицирует Договор. Будет ли учтена эта российская позиция?

— Я не думаю, что это требование приемлемо для США. Американская противоракетная система обороны технически не может быть использована против России. Это другая проблема контроля над вооружениями и она должна обсуждаться на других переговорах. Обе стороны недавно договорились относительно того, что понимать под стратегическими ядерными вооружениями. И включение в них других систем вооружений приведет к срыву подписания договора по ОСВ.

— Г-н ВАН ДЕР МЕР, аналитики прогнозируют, что Договор СНВ-2 будет подписан к 12 апреля — дате открытия саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне. Что Вы ожидаете от этого форума? Каковы были бы последствия неподписания этого договора?

— Честно говоря, я не знаю, чего ожидать от саммита по ядерной безопасности в апреле. Преследуется цель заключить международные соглашения, которые бы повысили безопасность оборота расщепляющихся материалов мирного и военного назначения. До настоящего времени таких стандартов безопасности и соглашений не существуют, и во всем мире имеют место инциденты с радиоактивными материалами — были случаи их кражи и пропажи (исчезновения). МАГАТЭ недавно установило, что в течение последних 20 лет было около 1500 зарегистрированных случаев недостачи ядерных материалов. Сколько произошло незарегистрированных случаев, мы не знаем. Опасность этого в том, что террористы или преступники могут стать владельцами этих опасных материалов. Они могли бы использовать ядерные материалы для шантажа, угрозы или использовать их как «грязные бомбы» (которые являются обычными взрывами, выбрасывающими — радиоактивное излучение в атмосферу, что приводит к многочисленной гибели людей, сказывается на здоровье ещё большего количества населения, не говоря уже о последствиях для окружающей среды). Ведутся дискуссии по ряду идей усиления безопасности обращения ядерных материалов, но трудно прогнозировать, каковы будут результаты саммита по ядерной безопасности. Идеи затрагивают круг вопросов от установления более строгих международных стандартов безопасного обращения этих материалов до учреждения международных банков ядерного топлива, управляемых, возможно, ООН, что привело бы к существенному сокращению производства и количества мест хранения ядерных материалов. Я думаю, что идея относительно управления со стороны ООН в настоящее время нереалистична, но региональные банки, как это предлагает Россия, могут стать решением проблемы.

Новый Договор по ОСВ не окажет большого влияния на саммит по ядерной безопасности, хотя его подписание создало бы положительную атмосферу на саммите, что облегчило бы принятие решений. Большее влияние договор по ОСВ будет иметь на конференцию по пересмотру Договора о нераспространении ядерных вооружений, которая пройдёт в мае. Много стран, особенно членов Движения неприсоединения, очень критически настроены по отношению к этому Договору. Они говорят, что ядерные державы, особенно США и Россия, не выполняли договор, вступивший в силу в 1968 году, и что может настать время, когда его откажутся выполнять страны, не обладающие ядерным оружием. В некотором смысле эти страны правы, поскольку в ДНЯВ говорится, что пять «признанных» ядерных стран должны работать в направлении сокращения и в конце концов демонтажа их ядерных арсеналов. Хотя США и Россия сокращали в прошлом свои ядерные арсеналы, у них все еще имеется около 23 000 ядерных боеголовок (95% всего ядерного оружия в мире, что достаточно для многократного уничтожения Земли). Соглашение в новом договоре по ОСВ на сокращение ядерных стратегических вооружений стало бы положительным сигналом для критиков ДНЯВ. Это стало бы свидетельством серьёзности намерений США и России выполнять свои обязательства по ДНЯВ, а это облегчило бы принятие положительных решений по ДНЯВ на будущее. Если Договор по ОСВ не будет подписан, это только усилит критическое отношение к США и России.

— Как может разрешиться противостояние российской стратегии на развитие наступательных ядерных вооружений и американской стратегии недопущения ядерного удара по США? Военные эксперты в Москве настаивают на том, что Россию окружают «антиракетным забором», который даст американцам одностороннее превосходство.
— Действительно, США больше занимаются созданием защитных систем, а не наступательных вооружений, и в этом контексте российские аргументы обоснованы. Однако нужно иметь в виду и другое.

Прежде всего, президент Барак ОБАМА, кажется, всерьез поставил цель сделать мир свободным от ядерного оружия. Это — долгосрочный план, который не преследует цели кого-либо обмануть (перехитрить).

Во-вторых, президент Барак ОБАМА продемонстрировал готовность прислушиваться к России, отказавшись от проекта противоракетной обороны президента Джорджа БУША. Вместо противоракетных систем в Восточной Европе, которые действительно могли бы использоваться для перехвата российских ракет, эти системы заменяются на более простую систему, расположенную ближе к Ирану, одной из стран, против которых и нацелена эта система противоракетной обороны.

В-третьих, в создании противоракетной системы США пока не добились больших успехов. Несмотря на большие финансовые затраты, большинство испытаний не были вполне успешными. Немало аналитиков пока оценивают систему как дорого стоящий каприз.

И, в-четвертых, мы не должны забывать поглядывать на другое государство, которое много инвестирует в противоракетную оборону — Китай. Китайцы сейчас, может быть, находятся с американцами на том же уровне. На мой взгляд, Россия, США и Китай должны пытаться сотрудничать в этой сфере, может быть, при посредничестве ООН. Идея системы противоракетной обороны с участием ряда стран не является чем-то сверхъестественным, как это может показаться на первый взгляд.

— Г-н ДЕ ХААС, недавно в российском «Независимом военном обозрении» была опубликована Ваша статья с оценками новой российской военной доктрины. Сейчас в США идет дискуссия по новой американской ядерной доктрине. Как решится вопрос о применении США ядерного оружия?

— Я полагаю, что США осведомлены о российской позиции относительно использования ядерного оружия. И поскольку Россия уже отказалась от принципа неиспользования ядерного оружия первой, то у США нет причин для пересмотра своей ядерной стратегии.

— В упомянутой статье Вы писали, что в российской доктрине расширение НАТО, в том числе за счет Украины и Грузии, трактуется как опасность. Как Вы знаете, в Грузии недавно был показан фальшивый телесюжет о нападении России на Грузию. Это значит, что в кое-кто в Грузии рассматривает Россию как потенциального агрессора и врага. Как тогда Россия должна относиться к НАТО, если она планирует принять Грузию? И не является ли этот эпизод дополнительным аргументом в пользу российского негативного восприятия планов расширения альянса?

— Нет, фальшивая телепередача — это внутреннее событие грузинской политики. Однако, поскольку российские войска все еще размещены примерно в 50 км от Тбилиси внутри международно признанных границ Грузии, что является нарушением международного права, грузинские граждане оправданно опасаются, что Россия может вновь напасть. Россия может не беспокоиться о вступлении Грузии в НАТО в ближайшем будущем. Политическая внутренняя ситуация в Грузии показывает, что Грузия не будет готова к вступлению в НАТО в ближайшие годы. Однако, если в будущем Грузия и НАТО примут решение о вступлении, Россия не имеет права препятствовать этому, поскольку это является правом суверенной страны.

— Некоторые аналитики прогнозируют, что после неудачи со вступлением Грузии и Украины в НАТО альянс попытается поучаствовать в разрешении замороженных конфликтов на пост-советском пространстве (например, Приднестровского и др.). Как Вы полагаете, предпримет ли НАТО какие-либо инициативы такого рода?

— ЕС находится в более выгодной ситуации для этих целей. Россия не рассматривает ЕС в качестве опасности/угрозы, как в случае с НАТО. Более того, у ЕС есть Восточное партнерство, чтобы предпринимать меры в регионе в сфере отношений ЕС-Россия. Более того, в отличие от НАТО у ЕС в дополнение к размещению воинских контингентов имеются социально-экономические и управленческие инструменты, которые могут быть особенно полезными при разрешении замороженных конфликтов.

— Г-н ВАН ДЕР МЕР, недавно было сообщение в СМИ о секретной встрече Махмуда АХМАДИНЕЖАДА с представителями ЦРУ США, в Кабуле, 10 марта 2010 года. Есть ли в западном экспертном сообществе какие-либо предположения о ее содержании? Есть ли какие-либо комментарии относительно самого факта встречи?

— Насколько я знаю, большинство западных аналитиков не верят этому слуху. Его преимущественно рассматривают как ложную конспирологическую теорию. Конечно, Иран имеет определенное влияние в (западном) Афганистане, и можно утверждать, что США и Иран хотят стабильности в Афганистане. Но тайная встреча АХМАДИНЕЖАДА с людьми из ЦРУ — это что-то почти немыслимое. Если между Ираном и ЦРУ и есть контакты, но это происходит на более низком уровне. Можно представить, что случилось бы с самим АХМАДИНЕЖАДОМ в его собственной стране, если бы факт такой встречи получил подтверждение! Он был бы дискредитирован при обнаружении иранцами его тайных контактов с врагом. Поэтому он не никогда не пошел бы на риск прямых контактов с офицерами ЦРУ. Я сам также не верю в эту историю.

-Г-н ДЕ ХААС, мы знаем, что в апреле издательстве Routledge выйдет Ваша книга «Внешняя политика безопасности России в XXI веке: ПУТИН, МЕДВЕДЕВ и далее». Можно ли рассчитывать, что в очередном интервью Вы познакомите читателей PolitRUS с основными ее положениями.

— Конечно. Мне будет очень приятно рассказать о ней Вашим читателям.

С экспертами беседовал Вячеслав ЯГУБКИН.



ПОЛИТИКА