ГЕЛА ВАСАДЗЕ: «ГРУЗИЮ МОЖЕТ ОЖИДАТЬ И ТЕМНОЕ БУДУЩЕЕ»

ГЕЛА ВАСАДЗЕ: «ГРУЗИЮ МОЖЕТ ОЖИДАТЬ И ТЕМНОЕ БУДУЩЕЕ»
4

Грузинская элита как встревоженный улей — шутка ли, хотя и мирным путем, но в стране вновь меняется политический вектор. В масштабах небольшой республики подобные метаморфозы власти быстро отражаются на жизни практически всего населения. Не говоря уже о тех, кто с ней (властью) так или иначе завязан. Об интересных тенденциях в грузинской политике PolitRUS рассказал главный редактор информагентства Black Sea Press, известный политолог Гела ВАСАДЗЕ.

— Будет ли назначение бывшего грузинского посла в Москве спецпредставителем по отношениям с Россией способствовать улучшению этих отношений? На Ваш взгляд, как скоро можно ожидать восстановление дипломатических отношений и какие условия могут выставить друг другу Москва и Тбилиси?

— Само по себе возвращение Зураба АБАШИДЗЕ в активную политику несомненно положительный шаг для Грузии. Будучи лично знаком с Зурабом Ираклиевичем, мне было всегда обидно, что такой опытный дипломат не находится на службе у своей страны. Однако на этом мой оптимизм заканчивается.

Понятно, что новое правительство Грузии очень хочет выполнить свое обещание наладить экономические и гуманитарные связи с Россией, что подразумевает открытие российского рынка для грузинских товаров и отмену визового режима. Но как оказалось, у грузинской стороны не так уж и много аргументов.

Вернее аргументов откровенно мало. Все дело в том, что прошлое правительство Грузии уже восстановило и транспортное сообщение, и отменило визы для граждан России, никогда не чинило препятствий для российского бизнеса в Грузии.

Сегодня уже видно, что все антигрузинские pr-кампании, организованные в некоторых российских СМИ, были лживыми: могила Александра ГРИБОЕДОВА находится в пантеоне великих деятелей Грузии (о ее переносе грузинскими властями говорилось еще в 2007 году), в ресторанах Тбилиси вполне можно петь русские песни и так далее.

Что мы имеем в сухом остатке, так это то, что Грузия уже подошла к тем красным линиям, о которых говорят представители нынешнего правительства. Дальше только признание Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств и отказ от евроатлантического альянса.

Кстати, теоретическую возможность второго (отказа от НАТО) Зураб АБАШИДЗЕ уже упомянул в своем интервью «Немецкой волне». Но все инициативы и реверансы со стороны нового правительства остаются пока безответными со стороны Кремля, и я очень сильно подозреваю, что все дело именно в тех самых красных линиях вокруг Сухуми и Цхинвали.

— Какие последствия в диалоге с Кремлем, на Ваш взгляд, может вызвать коллективный вояж грузинского руководства по европейским столицам?

— Абсолютно никаких, пока российско-грузинские отношения находятся на уровне разговоров, причем только с грузинской стороны. Даже заявление главы российского МИД Сергея ЛАВРОВА ничего не значит — тот, кто все решает, пока не высказался.

— Знаменует ли арест экс-главы МВД Бачана АХАЛАЯ и ряда других бывших высокопоставленных силовиков начало «охоты на ведьм» и сведение счетов с политическими оппонентами со стороны «Грузинской мечты»?

— На мой взгляд, у этого события совсем другие корни, это не столько «охота на ведьм», сколько попытка очистить политическое поле от оппонентов. Речь в данном случае идет о контроле над армией со стороны президента и фигуре начальника Объединенного штаба, которому предъявлено обвинение вместе с АХАЛАЯ.

То есть тот факт, что начали с вопросов, касающихся армии в условиях жесткого противостояния нового министра обороны и начальника Объединенного штаба, и то обстоятельство, что в результате следственных действий начальник Объединенного штаба был отстранен от должности, вызвал озабоченность не только у части грузинского общества, но и у депутатов Европейского парламента и в штаб-квартире НАТО.

— Мог ли Михаил СААКАШВИЛИ, члены его семьи и ближайшее окружение получить от Бидзины ИВАНИШВИЛИ гарантии непреследования и сохранения бизнеса в случае законной передачи власти? И какова вероятность, что подобные гарантии будут соблюдены?

— Данную неприкосновенность гарантирует Михаилу СААКАШВИЛИ не Бидзина ИВАНИШВИЛИ или кто-либо другой, а законодательство Грузии. Нарушение данного законодательства вызовет очень серьезный резонанс. Что касается бизнеса — Грузия маленькая страна и все прекрасно знают, что лично у Михаила СААКАШВИЛИ никакого бизнеса нет.

— Как объясняется факт того, что в новом Правительстве Грузии оказались и те, кто в свое время работал с Эдуардом ШЕВАРНАДЗЕ — затем был «зачищен» Михаилом СААКАШВИЛИ, и даже те, кто был изгнан из команды СААКАШВИЛИ отнюдь не по «политическим» причинам? Насколько высок профессиональный уровень нынешних министров и членов их команд?

— На самом деле не так уж и много таковых. Из министров, — только один. Правда, разговоры шли действительно о многих. В целом правительство достаточно логично. Что касается его профессионализма, то хочу напомнить, что министр — фигура политическая.

— Не приведет ли тотальная смена чиновников сверху-донизу к ухудшению качества управления и заметному снижению эффективности запущенных ранее экономических и административных реформ? Правы ли те, кто называет это откатом Грузии в темное прошлое?

— Пока тотальной смены чиновников нет, исключение составляет прокуратура, которую новые власти вполне очевидно хотят использовать, как оружие для отстранения президента от власти раньше срока и захвата власти на муниципальном уровне. Эффективность снизится по другим причинам. Прежде всего, это настроения в обществе, для которого исполнение законов перестало быть вынужденной необходимостью.

А что касается темного прошлого — в темное прошлое никто вернуться не может, но создать себе темное будущее, это всегда, пожалуйста. Если нынешние власти не сумеют остановить эрозию государственных институтов, то через какой-то период времени альтернативой может стать не либеральная демократия, а жесткий авторитарный режим. И это будет печально.

Центр грузинских исследований.



АКТУАЛЬНО