МИГРАНТЫ В ГЕРМАНИИ: ЯЗЫКОВЫЕ НОВАЦИИ

мигранты_германия

Русскоязычная семья в боннском трамвае обсуждает, какие оценки дети получили в школе и что им сегодня приготовить на ужин. Сидящий в том же вагоне пожилой немец не выдерживает: «Здесь Германия! В Германии надо говорить по-немецки!». Мать семейства ему возражает: «С какой стати я буду говорить на иностранном языке с собственными детьми?». Пожилой немец ее приструняет: «Потому что вы в Германии, а не в России!».

Подобная сцена — в ФРГ скорее исключение, чем правило. В крупных немецких городах слышать иностранную речь сегодня доводится почти так же часто, как и немецкую. В маленьких населенных пунктах мигранты все еще порой стесняются говорить между собой на родном языке, однако враждебной реакции со стороны окружающих не опасаются.

Лучше хороший турецкий, чем плохой немецкий

Родители должны говорить с детьми на том языке, который они сами лучше знают, считает Йорг РОХЕ, возглавляющий подразделение «Немецкий как иностранный» в Университете имени Людвига-Максимилиана в Мюнхене: «Пусть ребенок говорит на правильном турецком, а не на плохом немецком. Пусть лучше родители читают ему турецкие сказки и покажут, как читаются турецкие буквы».

В семьях мигрантов дети зачастую хорошо владеют устной речью, но не умеют читать и писать на языке своих родителей, сожалеет РОХЕ. Он рекомендует иностранцам обучать детей грамоте родного языка, а немецким они овладеют и так: «В школе, в спортивных секциях, при общении со сверстниками ребенок получит достаточно знаний, чтобы свободно говорить по-немецки».

Языки эмансипируются

Постепенно и сами иностранцы перестают стесняться говорить на родном языке на публике, считает профессор педагогики из Гамбургского университета Урсула НОЙМАН: «Еще 30 лет назад мигранты, особенно переселенцы из Восточной Европы, старались в общественных местах говорить по-немецки. Таким образом они стремились доказать, что они достаточно интегрированы. Но сейчас барьер рухнул — основной тенденцией является эмансипация родных языков, люди чувствуют себя более свободно».

Это мнение разделяет и социолог из Университета Мангейма Елена БОЛДИН. Ее семья переехала в ФРГ из Казахстана 20 лет назад. Она признается, что долгое время стеснялась своего происхождения: «Нас, переселенцев, было двое или трое в классе. Даже между собой мы старались говорить по-немецки — не хотелось выделяться, потому что в нашем поселке русских немцев не очень любили».

Но постепенно ее самоощущение изменилось: «Я увидела, как ценится в Германии знание разных языков. Сейчас я горжусь тем, что мама научила меня и моего брата читать и писать по-русски».

Но во многих ситуациях Елена БОЛДИН выбирает немецкий из вежливости, даже когда практической необходимости в этом нет: «Например, если во время какой-нибудь научной конференции мне на мобильный звонит мама, я по-немецки ей отвечаю, что занята и перезвоню. Мне будет неудобно, если кто-то из окружающих меня не поймет».

Русский в немецкой школе

Одного английского недостаточно — желательно, чтобы современный европеец говорил минимум на трех языках. Такого мнения придерживается большинство чиновников, занимающихся вопросами европейской интеграции. Для мигрантов одним из таких языков может быть язык происхождения. Поэтому в отдельных федеральных землях языки наиболее широко представленных групп мигрантов даже включены в систему школьного образования, их преподавание оплачивается из земельного бюджета.

Например, в Северном Рейне-Вестфалии дети могут изучать албанский, турецкий, сербский, греческий, русский, арабский, итальянский, польский, курдский, испанский, португальский и фарси. Оценка идет в аттестат и может компенсировать плохие оценки по основному иностранному языку — например, по английскому.

«У русского языка в этом смысле особые позиции, — рассказывает Урсула НОЙМАН. — Во многих школах он предлагается в качестве основного иностранного, на востоке Германии со времен ГДР сохранилась система преподавания, там нет проблем с поиском учителей». А в Берлине даже есть двуязычная школа, где все дети, включая коренных немцев, занимаются как по-немецки, так и по-русски».

Не благотворительность, а насущная потребность

Языковед и тюрколог Зеррин КОНЬЯЛИОГЛУ-БУШ из Гамбурга, турчанка по происхождению, считает, что родная речь — вовсе не препятствие в изучении немецкого: «Наоборот, чем больше слов ребенок знает на родном языке, тем больше у него и словарный запас в немецком».

Работы социологов подтвердили, что дети, которые делают успехи в изучении родного языка, лучше справляются и с немецкой школьной программой, говорится на сайте Совета по интеграции Северного Рейна-Вестфалии (Landesintegratonsrat NRW).

«Некоторые учителя советуют родителям-мигрантам говорить по-немецки дома. Для детей и их развития это не очень хорошо, — возмущается профессор Утц МААС из Института межкультурных исследований и миграции. — В немецких педагогических пособиях нет ни одной рекомендации, в которой говорилось бы о чем-то подобном».

Он считает, что власти должны быть заинтересованы в том, чтобы дети мигрантов изучали родной язык: «Это нужно делать не из жалости или добрых чувств. В постиндустриальном мире уроки родного языка — это не благотворительность, а насущная необходимость общества, заинтересованного в хороших профессионалах».

Источник: Deutsche Welle.

Поделиться в соц. сетях

МИГРАНТЫ В ГЕРМАНИИ: ЯЗЫКОВЫЕ НОВАЦИИ
0
МИГРАНТЫ В ГЕРМАНИИ: ЯЗЫКОВЫЕ НОВАЦИИ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий