ЖДУТ ЛИ ГРУЗИЮ В НАТО?

ЗВИАД МЧЕДЛИШВИЛИ

Грузию, которая давно и всячески стремится попасть в Североатлантический альянс, посетила внушительная делегация Парламентской ассамблеи НАТО, во главе с президентом Хью БЕЙЛИ. Каждый подобный визит в сразу занимает центральное место в местных СМИ и выступлениях чиновников. Здесь вслушиваются в каждое слово западных гостей, вглядываются в каждую деталь и за всем этим нередко видят смысл.

Вообще, лагерь наблюдателей, постоянно следящих за этими процессами в Грузии неизменен. И делится он на два «подлагеря»: тех, кто в каждом слове того или иного чина из альянса видят намек на прогресс и близость к цели; и те, кто улавливает прогресс, но не считают, что цель близка. Так сказать, оптимисты в квадрате и просто оптимисты.

Разумеется, есть место и разочарованию. Но, как правило, оно тут же сменяется «пониманием и осознанием ситуации». Дескать, «конечно, мы ожидали каких-то более конкретных шагов, но мы понимаем всю сложность ситуации и осознаем то, что Грузии нужно приложить еще больше усилий для достижения цели» — почти цитата почти любого из грузинских ньюсмейкеров.

Что касается оголтелого пессимизма, то он в основном свойственен тем, кто не желает вступления Грузии в военно-политический блок. Грань между пессимизмом и несогласием с государственной политикой тут, как бы, стерта.

Реалисты тоже есть — это все вышеназванные, так как в Грузии любой человек считает, что трезво глядит на ситуацию.

И все же страна продолжает двигаться в сторону НАТО. И как бы медленно этот процесс не проходил, альтернативы альянсу в Грузии, по большому счету, не видят. Возможно, если бы она существовала, то официальный Тбилиси давно бы уже отказался от идеи вступления в Североатлантический альянс, но пока ее таковой он не видит.

Нынешнее руководство страны, сменившее у руля «Единое национальное движение», изначально в публичных выступлениях склонялось к тому, что угрозы со стороны России больше носят потенциальный характер и маловероятны при нынешнем раскладе.

Но после событий в Крыму, которые официальный Тбилиси называет аннексией, и после начала конфликта на юго-востоке Украины, в развязывании которого упрекают Россию, риторика сменилась. Она не стала агрессивной в адрес Москвы, но все высказывания, звучащие в Тбилиси с трибун, приобрели черты некой настороженности и озабоченности.

Поствыборный сдержанный оптимизм сменился плохо прикрываемым пессимизмом. Так, в контексте с ситуацией в Украине глава грузинского оборонного ведомства даже предложил западным партнерам разместить на территории Грузии системы противоракетной обороны, которые в свое время стали именно одним из камней преткновения в отношениях России и США.

А первые лица государства с удвоенной энергией начали твердить о приверженности Грузии политике интеграции в западные структуры, чем, наверняка, попытались дать понять европейским и американским партнерам, что пора бы стать расторопнее.

Но ни систему ПРО на своей территории, ни членства в НАТО Грузия пока не получила. И на мой взгляд, дело не в самой Грузии — она готова вступить в блок уже сейчас. Не готова пока западная коалиция.

Во-первых, Грузия имеет территориальные проблемы, которые, как выясняется, все-таки можно «обойти». И, вероятно, их успешно обойдут. Но, в любом случае, это уже прецедент. А к такого рода нешаблонным случаям стабильный, скрупулезный и монолитный блок очень чувствителен.

Во-вторых, отсутствие единого мнения в самом блоке. Ясно, что НАТО будет расширяться, но за счет кого? Рассуждать о некой неготовности Грузии к вступлению в блок не приходится. После того, как к Организации североатлантического договора примкнули Албания и Хорватия, многие посчитали, что зеленый свет дан всем странам бывшего второго мира.

Но, по всей видимости, «зон стратегических интересов» России, куда входит и пограничная с нею Грузия, это не коснулось. И дело не в нежелании раздражать или злить Россию с точки зрения взаимных угроз.

Россию, как военного противника на Западе уже давно не боятся (ядерное оружие — отдельная тема). Но зато ее уважают, как экономического и финансового партнера. Точнее, боятся такого партнера потерять. Ведь не случайно, политику расширения, как правило, тормозят те члены североатлантического альянса, которые наиболее аффилированы с денежной составляющей РФ. В итоге — расхождение внутренних позиций по внешним вопросам.

Однако при всем этом и Грузию оставлять нельзя: во-первых — выгодное стратегическое месторасположение, во-вторых — верность глобальным идеям свободы и равенства, когда-то одержавшим верх над коммунизмом.

Сколько еще будет метаться Запад в вопросе одной южнокавказской страны — неизвестно. Но в Тбилиси верят, что четырехконечная бело-синяя звезда скоро все же «засияет» над Грузией.

Очередную порцию оптимизма грузинским чиновникам внушил как раз таки последний визит Парламентской ассамблеи НАТО, в ходе которого со слов западных гостей можно было понять, что альянс ищет альтернативные пути для вступления Грузии.

Мнение заявившего об этом господина БЕЙЛИ, однако, сильно разнится с тем, что говорили еще совсем недавно лидеры НАТО, давшие ясно понять официальному Тбилиси — получения Программы по членству (MAP), ждать пока не стоит. Возможно ситуация на Украине вносит корректировки в позицию альянса…

Время покажет, сохранится ли этот порыв западных коллег до самого Уэльского саммита НАТО, но не исключено, что Грузия на предстоящем мероприятии может попросить внести в принимаемое коммюнике пункт о том, что страна обязательно станет членом блока даже без присвоения ей МАР. Всего лишь на основании Ежегодного национального плана действий, который официальный Тбилиси успешно выполняет.

Звиад МЧЕДЛИШВИЛИ, специально для PolitRUS.com.


Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий