ТУРЦИЯ УСИЛИВАЕТ ПРИСУТСТВИЕ НА КАВКАЗЕ

ТУРЦИЯ УСИЛИВАЕТ ПРИСУТСТВИЕ НА КАВКАЗЕ
94

В азербайджанском эксклаве — Нахичеване прошла трехсторонняя встреча глав оборонных ведомств Азербайджана, Грузии и Турции, в рамках которой были обсуждены военно-политическая обстановка в регионе, вопросы военного сотрудничества и тема безопасности — в первую очередь нефте- и газопроводов, железнодорожных путей сообщения и объектов связи.

Участие во встрече Министра обороны Турции Исмета ЙЫЛМАЗА неслучайно — Анкара в последний год-полтора заметно активизировала свое участие в кавказской большой игре», где она не новичок, в отличие от США и стран Евросоюза.

В XVI-XVIII вв. исторический предшественник Турецкой республики — Османская империя вела борьбу за доминирование на Кавказе с Персией, а в XVIII — начале ХХ вв.— с Российской империей.

Значительные части территорий нынешних государств Южного Кавказа в различные периоды входили в состав Турции. За 17 лет, начиная с распада СССР и момента появления новых независимых государств на Южном Кавказе, Турции удалось существенно расширить свое влияние в регионе.

Как и в 1918-1920 гг., главным партнером Турции на юге Кавказа стал Азербайджан. В начале 1920-х гг. основатели современной Турецкой республики и лидеры Советской России договорились о status quo в регионе. Турция фактически выступала в роли гаранта автономного статуса Нахичевани в составе Азербайджана и Аджарской АССР в составе Грузии.

Однако в годы холодной войны Турция была оттеснена от разрешения этнополитических проблем Кавказа. Она играла роль главного партнера США и НАТОвского плацдарма на юге.

Между тем, относительная пассивность Турции определялась не только геополитическими соображениями. Создатели республиканского строя Турции — кемалисты — стремились оборвать все связи с наследием Османской империи — включая и исторический нарратив, и представления об «османском геополитическом пространстве», которое включало Балканы и Кавказ.

Отсюда и акцент на «национальные» начала в противовес региональным, в которых, как считали отцы-основатели республики и хранители ее идеалов, турецкая национальная «самость» растворится.

После распада СССР в 1991 году Турция вернулась в кавказскую геополитику. Такому «возвращению» способствовали несколько факторов. Одним из наиболее важных из них было как раз образование тюркоязычного независимого государства — Азербайджанской Республики, независимость которой Турция признала первой.

С тех пор Турция оказывала Азербайджану помощь во многих направлениях, в том числе и в военной сфере. 60-70% нынешнего офицерского состава Азербайджана прошло обучение в Турции. Кроме того, Баку всегда рассматривал Анкару как некий мост для отношений с НАТО.

Легко прогнозировать, что в свете нерешенности карабахской проблемы, напряженность на Южном Кавказе будет все возрастать. И это предмет озабоченности не только государств региона, но и НАТО. В Брюсселе обсуждаются вопросы помощи в первую очередь Азербайджану и Грузии. Легче всего это осуществить через Турцию. В нужный момент соответствующие договоры будут подписаны.

В то же время Анкара никак не может оставить Баку без поддержки. Для любого турецкого политика это чревато большими проблемами. Очевидно, что эта поддержка будет осуществляться без формального оформления в виде обязывающих документов. Кому надо, об этом легко узнает и быстро поймет вытекающие из этого последствия.

За эти годы сложились военные отношения и между Турцией и Грузией. Началом установления официального военного сотрудничества между этими странами принято считать подписание 4 апреля 1996 г. в Анкаре «Соглашения о сотрудничестве в военной сфере», которое подразумевало передачу опыта турецких военных их грузинским коллегам.

С этого момента военно-политическое и военно-техническое сотрудничество между двумя государствами стало развиваться поступательными темпами. В результате в 1997 году был заключен целый ряд двусторонних документов, где уже детально оговаривался тот или иной вид помощи, предоставляемой турецкой стороной грузинской армии. Не менее результативным в этом смысле оказался также и следующий, 1998 год.

Так, во время своего визита в марте 1998 года в Тбилиси турецкий премьер-министр Месут ЙЫЛМАЗ охарактеризовал Грузию в качестве «страны, с которой Турция имеет общие интересы, в направлении которых Турция будет расширять сотрудничество во всех сферах».

А уже 15 апреля 1998 года генеральный штаб ВС Турции подписал с министерством обороны Грузии Меморандум о взаимопонимании в вопросах военного сотрудничества.

Данный документ предусматривал турецкую помощь в формировании соответствующей материально-технической базы ВС Грузии и оказание организационно-методической помощи в подготовке офицерских кадров для ее вооруженных сил. Тогда же грузинские военнослужащие получили возможность проходить обучение в военно-учебных заведениях Турции.

В том же году из Грузии в Турцию для учебы был направлен первый поток военнослужащих. До сих пор в военно-учебных заведениях Турции ежегодно проходит обучение от 30 до 60 грузинских военнослужащих.

Более того, в октябре 2000 года в Анкаре был подписан нашумевший протокол, предусматривавший выделение турецкой стороной солидного финансового гранта на модернизацию Марнеульского аэродрома (40 км от Тбилиси).

Со своей стороны Грузия обязывалась в течение пяти лет обеспечивать турецким самолетам на аэродроме в Марнеули бесплатное и внеочередное обслуживание. С этой целью здесь должна была нести службу группа турецких военнослужащих.

В данном контексте более точно было бы сказать, что турецкая помощь Грузии в достижении стандартов НАТО рассматривалась Турцией в качестве весьма удобного способа для закрепления своей роли в процессе становления грузинских ВС, что избавляло от ведения разведывательных операций напрямую.

Кроме того, в чисто геополитическом отношении расширение турецко-грузинских, а также турецко-азербайджанских связей рассматривалось турецкой стороной в качестве попытки сбалансирования влияния России, а в перспективе и Ирана, на развивающиеся армяно-российские отношения, так и возможности для дальнейшего укрепления собственных позиций в регионе.

Особая роль в укреплении связей Азербайджана с НАТО принадлежит, несомненно, Турции. Азербайджано-турецкий договор о военном сотрудничестве был подписан еще в августе 1992 года. Затем в ходе рабочих встреч был заключен еще ряд соглашений.

Наиболее успешно идет сотрудничество в подготовке военных кадров. Обе стороны подумывают о регулярном военно-техническом сотрудничестве, в том числе о совместном производстве военной техники и вооружения, в частности, о производстве авиационных ракет и двигателей на азербайджанских предприятиях.

Турецкие военные специалисты непосредственно участвуют в разработке и осуществлении планов строительства Национальной армии Азербайджана. Некоторые аналитики склонны считать это сотрудничество настоящим военным альянсом — само собой разумеется, под патронажем НАТО.

Фото: Министерство обороны Азербайджанской Республики.

АЗЕРБАЙДЖАН