ИНТЕРЕСЫ ИНДИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Индия_Центральная Азия

В последние годы в центре внимания индийско-иранских экономических отношений произошел фундаментальный сдвиг — от того, что в основном речь шла об индийском импорте нефти, до того, как Иран может служить отправной точкой для содействия экономической интеграции Индии в Центральную Азию и за ее пределы.

В течение последних лет Индия взаимодействует с Ираном и целым рядом региональных партнеров в целях развития двух крупных инфраструктурных коридоров «Север-юг», предназначенных для расширения индийской торговли и инвестиций в Афганистан, Центральную Азию, Россию и Европу.

Сегодня индийские товары перевозятся через Аравийское море в южные иранские порты Бандер-Аббас и Чабахар, а оттуда на север автомобильным и железнодорожным транспортом через Афганистан, в республики Центральной Азии, Россию, Турцию и страны Евросоюза.

Ключевые долгосрочные стратегические интересы Нью-Дели в Центральной Азии включают доступ к энергетическим ресурсам, расширение экономического влияния Индии и углубление ее региональной интеграции.

Однако в краткосрочной перспективе возможности Индии по достижению этих целей ограничиваются тремя осложняющими факторами:

  • конфликт Ирана с США;
  • углубление экономических отношений Ирана с Китаем;
  • будущая роль связанного с Пакистаном движения «Талибан»* в Афганистане.

Основные задачи Индии в регионе были сформулированы в политическом документе 2012 года: «Соединить Центральную Азию», но в последние годы усилия Индии по участию в регионе приобретают все большую актуальность по мере роста экономического влияния Китая в регионе.

Среди ключевых интересов Индии можно назвать следующие:

  • Индия стремится получить доступ к поставкам урана, природного газа, нефти и угля из Центральной Азии в рамках своей национальной стратегии энергетической безопасности;
  • цель политики энергетической безопасности Индии заключается в снижении ее чрезмерной зависимости от сырой нефти из нестабильного региона Персидского залива путем диверсификации ее источников сырой нефти за счет новых закупок из Африки, США и других источников.

В этом контексте Индия рассматривает доступ к центрально-азиатским природным газовым ресурсам в качестве важного элемента своей стратегии энергетической безопасности.

Аналогичным образом, доступ к поставкам урана из Узбекистана и Казахстана имеет важнейшее значение для гражданской программы Индии в области ядерной энергетики.

В регионе также имеются месторождения золота, серебра, алюминия и других стратегических минералов, представляющих интерес для индийских промышленных производителей.

После обретения независимости в 1991 году центрально-азиатские республики вначале приветствовали увеличение экономических инвестиций со стороны Китая.

Однако сегодня растет беспокойство по поводу того, что Пекин оказывает слишком большое экономическое влияние в регионе. Это делает торговлю и инвестиции с другими партнерами, такими как Индия, Япония и др., все более привлекательными.

В то время как уровень помощи, торговли и прямых инвестиций со стороны Индии в регионе до сих пор был ничтожно малым, нынешний контекст предоставляет Нью-Дели возможность значительно расширить масштабы своей экономической дипломатии.

Гораздо более обширные объемы индийской помощи, торговли и прямых иностранных инвестиций в регионе могли бы заложить основу для того, чтобы позволить Индии достичь своих долгосрочных целей по расширению доступа к рынкам в Центральной Азии, России и Европы, в то же время, потенциально ослабляя китайское влияние.

В частности, Индия имеет стратегические интересы в каждой из пяти центральноазиатских стран:

Казахстан. Основной стратегический интерес Индии заключается в получении доступа к его урановым месторождениям для поддержки национальной стратегии безопасности в области ядерной энергетики.

Казахстан является крупнейшим в мире производителем урана, на долю которого, по оценкам, приходится порядка 15% мирового извлекаемого урана, а с 2014 года Казахстан обеспечивает около 80% индийского импорта урана.

Астана дипломатически поддержала усилия Нью-Дели по предоставлению исключения, которое позволяет осуществлять гражданское ядерное сотрудничество со странами Группы ядерных поставщиков (даже несмотря на то, что Индия не подписала Договор о нераспространении ядерного оружия), и поддерживает идею о том, чтобы Индия получила разрешение на членство в этой группе.

В рамках работы казахстанско-индийского делового совета также достигнуты договоренности о расширении сотрудничества в области добычи нефти, газа и выработки возобновляемых источников энергии.

Узбекистан. Страна занимает седьмое место в мире по экспорту урана, также имеет стратегическое значение для атомной энергетики Индии, а в 2019 году между двумя странами подписан долгосрочный контракт на поставку урана.

Ожидается рост двусторонней торговли и инвестиций, так как ведутся переговоры о заключении соглашения о свободной торговле, а Узбекская государственная железнодорожная компания разрабатывает новые линии в Афганистан и Иран для обеспечения доступа к порту Аравийского моря в Чабахаре.

Туркменистан. Занимающий четвертое место в мире по запасам природного газа Туркменистан имеет важное значение, прежде всего, из-за давно планируемого газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (TAPI), по которому, в конечном счете, Индия, зависящая от энергоносителей, могла бы получать до 33 млрд кубометров газа в год.

Хотя задержки со строительством продолжаются, долгосрочные последствия завершенного строительства газопровода имеют большое значение для национальной стратегии энергетической безопасности Индии.

Кыргызстан. Экономические отношения этого Бишкека с Нью-Дели сегодня минимальны, но есть верные признаки того, что это может измениться уже в самое ближайшее время, так как Индия заинтересована в кыргызских месторождениях золота, угля, урана, сурьмы и других металлов, а Кыргызстан в развитии гидроэнергетических мощностей для экспорта электроэнергии в Индию.

Индия и Кыргызстан подписали масштабный инвестиционный договор и учредили Индийско-Кыргызский бизнес-форум, а Бишкек оптимизирует свою логистику и транзит для связи с портом Чабахар.

Таджикистан. Имеет невысокий экономический интерес для Индии, но его географическое положение в центре Центральной Азии представляет значительный стратегический интерес для Индии. Юго-восточная граница республики расположена к северу от восточного полуострова Ваханского коридора Афганистана, геостратегической полосы земли, которая граничит с Китаем на востоке и Кашмиром, управляемым Пакистаном — на юге.

После раздела с Пакистаном в 1947 году Индия не имела прямого сухопутного доступа в регион, и поэтому создала свою единственную иностранную военную базу в Таджикистане, которая действует в сотрудничестве с таджикскими ВВС.

Индия совместно с региональными партнерами создала Деловой совет Индии и Центральной Азии, который провел свое первое заседание в феврале 2020 года с целью углубления связей между индийскими бизнес-ассоциациями и торговыми палатами государств региона.

Стороны также создают Группу развития Индия — Центральная Азия, через которую Индия будет предлагать финансирование для проектов развития в регионе через свои кредитные линии «ЭКСИМ Банка» и предоставление технической экспертизы. Ожидается, что такой торговле и инвестициям будут способствовать три крупные инициативы в области инфраструктуры, в которых Индия принимает активное участие:

В то время как китайско-западному BRI (Belt and Road Initiative — «Один пояс, один путь») уделяется большое внимание, Индия сотрудничает с Ираном и Россией по созданию международного транспортного коридора «Север-Юг» — 7,200-километрового мультимодального маршрута, по которому индийские товары через Аравийское море доставляются в южный иранский порт Бандер-Аббас, откуда они движутся на север автомобильным и железнодорожным транспортом через Иран и Азербайджан в Россию и Европу.

В конечном итоге, «Север-юг» соединит Индию с Турцией и республиками Центральной Азии, а также с сетью транссибирских железных дорог, что позволит получить доступ как к рынкам Евросоюза, так и к рынку Китая.

Вдобавок ко всему, Индия и пять центрально-азиатских стран изучают возможность создания «воздушных коридоров», аналогичных тем, которые Индия создала в 2018 году с Афганистаном, что обеспечит специальные таможенные и таможенные возможности для ускорения регулярных грузовых рейсов с целью облегчения торговли. Индия инвестировала во все эти инициативы, чтобы облегчить свою долгосрочную экономическую интеграцию в Центральную Азию и за ее пределы.

В краткосрочной перспективе стратегические инициативы Индии в Иране и Центральной Азии будут поставлены под сомнение необходимостью ориентироваться в таких осложняющих обстановку факторах, как конфликт между США и Ираном, отношения между Индией и «Талибаном», а также растущее экономическое влияние Китая.

В долгосрочной же перспективе Индия, Китай, Россия, Иран, Турция и другие страны, вероятно, будут играть важную роль в формировании процесса центрально-азиатской экономической интеграции

Шерзод АБДУЛХАСАНОВ, Polit-Asia.

* — террористическая организация, запрещена в РФ.

Поделиться в соц. сетях

ИНТЕРЕСЫ ИНДИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
0
ИНТЕРЕСЫ ИНДИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий