ГУЛБААТ РЦХИЛАДЗЕ: «ОСКОРБЛЕНИЯМИ И НЕБЛАГОДАРНОСТЬЮ КИЕВ ОБЛЕГЧАЕТ ТБИЛИСИ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ШАГИ В СТОРОНУ МОСКВЫ»

ГУЛБААТ РЦХИЛАДЗЕ

После начала специальной операции России на Украине в отношениях между Грузией и Россией отмечаются определенные изменения. С одной стороны, Киев призывает Тбилиси открыть против Москвы «второй фронт», а с другой стороны, Кремль не записывает Грузию в число недружественных стран, а ведущие российские журналисты говорят о Грузии только хорошее.

Тем более, в ходе недавней телефонной беседы между спецпредставителем премьер-министра Грузии Зурабом АБАШИДЗЕ и председателем комитета Совета Федерации России по международным делам Григорием КАРАСИНЫМ прозвучала информация о том, что идею проведения референдума о вхождении Южной Осетии в состав России Москва не поддержит.

На каком этапе находится российско-украинский конфликт, и почему находящаяся в состоянии войны страна призывает Грузию к открытию «второго фронта» — на эти и другие вопросы ответил учредитель грузинского фонда «Институт Евразии» Гулбаат РЦХИЛАДЗЕ.

На каком этапе, по Вашей оценке, находится российско-украинский конфликт?

Наступает переломный момент. Вооруженные силы России достигают решающего превосходства в Восточной Украине. Они заняли Южную Украину, все побережье Азовского моря и частично Черноморское побережье, почти до города Николаева. Это стратегическая победа России. Я уверен, что Россия как минимум сохранит это территориальное положение.

Сейчас все зависит от того, пойдет ли украинская сторона на переговоры и признает ли реальностью ту конфигурацию границ и вообще ситуацию, которая возникла сейчас.

Является ли это тем условием, на которое Киев может согласиться?

Правительство Украины на это, вероятно, не пойдет, но будет вынуждено считаться с этим положением. Если киевские власти не согласятся на перемирие, это значит, что украинские войска продолжат артиллерийские бои, это будет, допустим, на всей линии фронта.

До каких пор может продолжиться такая ситуация, мне представить трудно, потому что речь идет не о локальном, территориально ограниченном конфликте, а обо всем периметре границы, которая существует между Россией и Украиной. И эта граница расширилась к югу за счет присоединения территорий, которые заняла Россия.

И если не установится перемирие, это будет означать, что огромные военные силы России должны быть размещены на этом фронте, и с украинской стороны, а также Запад должен быть тем фактором, который помогает Украине вооружением, финансами и в других направлениях.

В чем интерес Запада в этой ситуации?

Как заявляют в столицах западных стран, никак нельзя допустить, чтобы Россия одержала победу в этом конфликте. Война же прямо не объявлена — проводится специальная военная операция, и дело не стоит так, что кто-то объявит себя победителем.

Такая оценка — несерьезный подход. Это реальность, которую кто-то может счесть победой или поражением, но это имеет решающее значение, как ее назовут. Хотя Запад идет таким путем, чтобы между Россией и Украиной был постоянно жаркий конфликт.

Если Запад не пойдет на признание этой конфигурации и Украина продолжит оказывать сопротивление, он спровоцирует то, что российские войска двинутся вглубь Украины.

Население тех территорий, которые сейчас занимает Россия, лояльно настроены к ней. Москву могут спровоцировать на то, чтобы она глубже вошла на те территории, где население все же не желает присоединения к российскому миру, и этим путем возбудить партизанскую войну, создать постоянный очаг напряжения, и тем самым ослабить Россию.

В каком случае Россия может дать этому конфликту статус войны?

Если Россия решит занять всю Украину, то она должна объявить мобилизацию, потому что ресурсы живой силы должны быть достаточными. Как видим, эти военные действия уже приняли регулируемый характер, почти существует некое молчаливое соглашение, что Россия и Запад за какую-то грань не переступят.

Москва явно не бомбит Киев. И с самого начала не бомбила правительственные здания. Резиденции Владимира ЗЕЛЕНСКОГО и здание Верховной Рады абсолютно неприкосновенны, и недавно там с речью выступал Президент Польши.

Киевом и другими городами Украины получены определенные гарантии. Кроме находящихся в окрестностях городов военных объектов и железнодорожных узлов, откуда поступает оружие.

Почему не разрушает Россия всю инфраструктуру? — Россия воздерживается от увеличения волны беженцев на Запад, что Запад очень не устраивает и чего Запад очень боится.

Возможно, показное эмбарго на нефть и есть причина того, что между Россией и Западом существует молчаливое соглашение.

В частности, Россия не будет бомбить Киев и не вызовет большую волну беженцев, а Запад установит предел в поставках Украине вооружения. Я не исключаю возможности такого соглашения.

Беженцы начали возвращаться на Украину. В чем причина?

Если сейчас в Европу, и в основном, в Польшу, выехали пять миллионов украинцев, это число может удвоиться и даже утроиться. На Украине живет более 45 миллионов человек. Эти люди почувствовали, что оказались под угрозой уничтожения, и выбрали физическое спасение. В Россию все въехать не могут, и подступили к западным странам.

Это очень тяжелая социальная угроза для Запада: несмотря на то, что устроили украинским беженцам щедрый прием, но и у их возможностей тоже есть предел. Как мне известно, определенные сервисы уже ограничивают. Когда эти люди видят, что Киев не бомбят, в Западной Украине атакуют только отдельные военные объекты, они постепенно возвращаются на родину.

Например, один беженец из Мариуполя здесь, в Тбилиси, сказал мне, что вернется назад. Правда, его дом разрушен, но ему пообещали, что все восстановят.

О «пленниках Азова» распространили информацию, что они начали давать показания и признают приверженность идеологии нацизма. Насколько соответствует это действительности?

Я тоже слышал эту информацию. Один также признал, что пленных они расстреляли. Кроме «Азова», там есть и преступление Вооруженных сил Украины.

Российская сторона указывает на трагедию Донбасса, где до сих пор украинская артиллерия продолжает бомбить Донецк, Горловку, Макеевку и другие населенные пункты.

Донбасс для украинцев — это последний бой, и они стараются как можно больше навредить этому краю.

Со дня начала войны были ожидания, что в России начнутся внутриполитические потрясения. Наметились ли их контуры?

Потрясения не ожидаются и не ожидались, потому что это решение вызревало годами. Это не спонтанно принятое решение. И в обществе, в том числе, более или менее были подготовлены. Особенно после того, как Владимир ПУТИН прошлой осенью направил письмо руководству НАТО и США с предложением договориться о новой системе безопасности в Европе и ограничить расширение НАТО. Так как реакция оказалась не такой, которая была желательна для России, после этого началась подготовка общества к отрицательным решениям.

Другое дело, что всегда может быть политический саботаж, предательство. Российские цари, например, Иван ГРОЗНЫЙ, или советский лидер Иосиф СТАЛИН периодически проводили кадровые чистки.

В современных условиях чистка не предусматривает только безусловную физическую расправу с ненадежными элементами, но она обязательна вместе со здоровыми структурными реформами.

Мы слышим от Киева призывы к Тбилиси открыть второй фронт. Что значат такие призывы от правительства, которое само находится в состоянии войны?

Это провокационные призывы. В грузино-российских отношениях появился уникальный шанс на преодоление недоразумений и негативной риторики, чтобы два соседних государства наладили отношения на основании взаимных интересов, постепенно преодолели противоречия и не стали основанием для новой конфронтации.

Именно это просматривается в отмене в Цхинвали референдума. Новоизбранный Президент Южной Осетии Алан ГАГЛОЕВ сопроводил это решение фразой, что не имеет права выступать против интересов России. Отсюда вывод — референдум в интересы России не входит.

Это шанс для грузинских властей, чтобы проводить партнерскую политику на российском направлении.

Именно КАРАСИН сказал АБАШИДЗЕ, что в Кремле идею референдума в Цхинвали не поддерживают.

Насколько возможно, чтобы в этой ситуации Грузия проводила сбалансированную внешнюю политику?

Сам Киев облегчает нам некоторые шаги. Из Киева в наш адрес постоянно слышатся оскорбления. То, что мы слышим, вместе с оскорблениями — еще и неблагодарность. С этой стороны, нам становится легче вообще отказаться от существенных отношений с Украиной, так как никакой пользы для нас оттуда нет.

Вообще, если у Украины и останется выход к Черному морю, отныне она будет очень слабой страной, находящейся под влиянием Польши.

И на что нам такая Украина? Чтобы выслушивать оскорбления? Или сбывать конфеты Петра ПОРОШЕНКО? Простите, но отношения с Россией я считаю более приоритетными.

Чем нам могут навредить разозленный на нас ЗЕЛЕНСКИЙ и его камарилья? Что, Абхазию признают и этим отомстят нам? Для нас, наоборот, это будет лучше, так как будет аргумент в диалоге с Россией: видите, объявленный вами фашистским режим борется с целостностью Грузии, скажем мы россиянам… Хотя дело до этого не дойдет.

Судьба режима ЗЕЛЕНСКОГО решена, этот режим плохо закончит свое существование.

Мы должны следить за протекающими в мире переломными процессами, которые вначале вызвал ковид, а затем перекрыл и обострил конфликт на Украине. Сегодня в мире нарушены единые стандарты, многосторонние соглашения, обязательность решений международных организаций. Реально все решается в индивидуальном порядке и на передний план выходит мобилизация собственных сил со стороны государств, двусторонние отношения между ними вместо многосторонних.

Война — большая беда и никого она не радует, в том числе меня, но этой войной нанесен серьезный удар процессу глобализации, что является положительным явлением этой беды.

Беседовал Георгий КАРТВЕЛИ, Dalma News.


Комментарии и пинги закрыты.

Комментирование закрыто.