ПОТЕРЯ ЗА ПОТЕРЕЙ. КАК И ПОЧЕМУ ДЕГРАДИРУЕТ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО УКРАИНЫ

ИВАН ЛИЗАН

Американская компания Maxar проанализировала спутниковые снимки Украины и отрапортовала, что в 2022 году незасеянными остались треть украинских полей.

В то же время первый заместитель Министра сельского хозяйства Украины Тарас ВЫСОЦКИЙ в интервью Reuters сообщил, что в этом году зерновых и масличных на Украине соберут в два раза меньше, чем в прошлом году

Однако даже собранный урожай — его украинский чиновник оценивает в 30 млн тонн — вывезти будет проблематично. Попытка принудить Россию к разблокировке черноморских портов Украины ни к чему не привела.

Более того, Россия перезапускает порты на подконтрольных ей территориях юга бывшей Украины, демонстрируя готовность замкнуть на себя экспорт зерновых. Плюс железнодорожный зерновой коридор, который планировала запустить Deutsche Bahn, предсказуемо упёрся в низкую пропускную способность железных дорог: 5 млн тонн морем против 1,2 млн тонн по ж/д и автотрассам.

В ближайший месяц-два начнёт сбоить и зерновой коридор по трассе М-15 «Одесса-Рени» с выходом на Румынию — её порты будут перегружать румынское зерно.

Всё это значит, что США и Евросоюз не получат свои 20 млн тонн зерновых. Следовательно, ежемесячное содержание Украины — Киев требует 5-7 млрд долларов — вместе с военной помощью будут обходиться Западу ещё дороже и начнут переходить из инвестиций в убытки.

А чем дольше длится специальная военная операция, тем больше будут становиться убытки и тем отчаяннее будут меры Запада по их минимизации.

Следовательно, украинский АПК претерпит очередную трансформацию: его ждёт переход от бикультурной модели с выращиванием зерновых и масличных (вместе формируют 80% украинского с/х экспорта) к монокультурной модели, где ставка будет сделана на масличные. Переход на них выглядит разумным по целому ряду причин.

Во-первых, малоэкстракционные заводы Евросоюза получали около 40% семечки из Украины и заместить эти объёмы нечем. Кроме того, масличные, в отличие от зерновых, можно вывозить после минимальной переработки в виде готового масла.

Сами заводы более-менее равномерно распределены по всей территории Украины, что позволит «маневрировать» мощностями по мере утраты территорий. Это снизит зависимость от портов, а пропускной способности ж/д дорог должно хватить для вывоза масла и семечки. К слову, экспорт семян подсолнечника вырос со 104 тысяч тонн в апреле до 341 тысяч тонн в мае.

Во-вторых, доля Украины на мировом рынке подсолнечного масла больше, чем на рынке зерна. Украина в 2021 году контролировала около 9% мирового экспорта зерна, но 50% мирового экспорта подсолнечного масла. При этом по подсолнечному маслу Киев закрывал 40-45% потребностей Евросоюза.

Закрытие портов уже к началу мая привело к двукратному росту цен на подсолнечное масло по сравнению с допандемийным 2019 годом, а в некоторых странах Евросоюза властям приходилось вводить экстренные меры по регулированию цен на растительное масло.

Также стоит учесть фактор сильной финансовой зависимости украинских агрохолдингов от финансирования из Евросоюза. «Мироновский хлебопродукт» уже получил от Европейского банка реконструкции и развития 24 млн евро покрытие потребностей в оборотном капитале. А его конкурент — агрохолдинг «Кернел», ставший ведущим производителем подсолнечного масла, за три квартала 2022 финансового года (начинается в сентябре) нарастил выручку в сегменте переработке масличных на 17%.

Плюс, на фоне остатков зерновых, внутренние цены на украинском рынке на них должны упасть, что подтолкнёт аграриев к переориентации на рапс и подсолнечник.

А теперь необходимо понять, как России реагировать на грядущее упрощение сельскохозяйственного сектора Украины.

Россия от роста цен на подсолнечное масло лишь выигрывает — она второй его экспортёр в мире.

Сперва из России запретили экспорт семян подсолнечника и рапса — мера принята для полной загрузки отечественных маслоэкстракционных заводов.

Затем Россия увеличила квоту на вывоз подсолнечного масла на 400 тысяч тонн — до 1,9 млн тонн. Это позволило дополнительно подстегнуть рост мировых цен, снизить цены внутри России и нарастить переработку для последующего экспорта продукции по более высоким ценам.

Однако российский экспорт идёт в Турцию, Индию и Египет. Европа свои потребности закрывала за счёт Украины.

Аграрии последней теперь столкнутся с ещё большей зависимостью от европейского рынка, а сами европейцы смогут диктовать цены. От этого однозначно проиграют все украинские аграрии и чем дольше они будут находиться под властью Киева, тем больше будут их потери.

Узкая сельскохозяйственная специализация повышает зависимость от колебания цен, снижает устойчивость с/х в целом, а выращивание масличных быстро истощает почвы, а также повышает риски поражения посевов грибковыми заболеваниями.

При таком упрощении сельского хозяйства Украина станет еще немного ближе к Афганистану, бывшему некогда основным союзником США вне НАТО: там аграрии также выращивают фактически одну культуру, но она, к сожалению, отнюдь не сельскохозяйственная.

Впрочем, с учётом успехов России на поле боя, длительным нахождение бывшей Украины в статусе регионального поставщика масла не будет. Исключением, пожалуй, может стать Западная Украина — уж слишком она далеко.

Иван ЛИЗАН, редактор портала «Сонар-2050».


Комментарии и пинги закрыты.

Комментирование закрыто.