ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ АДАПТИРУЕТСЯ К ТЕКУЩИМ МЕЖДУНАРОДНЫМ СОБЫТИЯМ

АРТУР СУЛЕЙМАНОВ

В курортном городе Чолпон-Ата (Кыргызстан) прошла четвёртая Консультативная встреча лидеров стран Центральной Азии. Итогом саммита стало подписание договора о дружбе и утверждение дорожной карты по его исполнению. Уже известно, что следующая встреча пройдёт летом 2023 года в Душанбе.

Из наиболее значимых результатов переговоров следует обратить внимание, по меньшей мере, на три официальных посыла:

  • происходит переосмысление роли Центральной Азии в XXI веке и договор ориентирован на повышение субъектности региона в международных отношениях;
  • президенты Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана, подписавшие договор, согласились решать спорные вопросы исключительно путем диалога, в том числе посредством создания соответствующих механизмов взаимодействия в случае необходимости;
  • президенты Таджикистана и Туркмении, вероятнее всего, подпишут предложенный документ после завершения внутригосударственных процедур в их странах.

Последний пункт, казалось бы, выбивается из общей логики регионального договора и рассматривается некоторыми экспертами, как вежливый отказ от договора в предложенном варианте.

Вместе с тем не стоит забывать, что Центральная Азия — сложный регион и необходимо взвешено относится к самым разным решениям.

Вполне возможно, что это технический момент, требующий внутренних согласований и, соответственно, времени для подписания договора. Или политический, который связан с внеблоковым статусом Туркмении и/или позицией Таджикистана по спорным моментам в отношениях с соседями и афганскому вопросу.

Из позитивного следует особенно подчеркнуть, что всё пять центральноазиатских республик, безусловно, заинтересованы в экономическом процветании и безопасности региона. Да и нерешаемых разногласий между странами на сегодняшний момент нет.

Очевидно, что все лидеры пяти стран были готовы к такому сценарию. Поэтому маловероятным видится отказ от подписания договора (или преднамеренное затягивание подписания). Это будет политически невыгодно всем государствам региона и поставит под сомнение эффективность центральноазиатского саммита, который проходит с 2018 года.

Повестка Консультативной встречи отражала глобальные и региональные кризисные явления в контексте экономического сотрудничества и безопасности Центральной Азии.

С экономической точки зрения наибольшую тревогу вызывают кризисные события на Украине и санкционное давление Запада на Россию, выступающую главным партнёром стран Центральной Азии.

Есть понимание того, что Запад будет применять всевозможные инструменты, в том числе санкции и конструируемые перевороты, чтобы навредить союзникам России.

В этом смысле проведённый саммит демонстрирует международному сообществу, что Центральная Азия будет придерживаться принципов невмешательства в противостоянии Запада и Востока и попытается найти новые формы экономического сотрудничества со всеми игроками. По крайней мере, это официальная позиция.

Центральноазиатский саммит в этом смысле несёт в себе имиджевый контент для международного сообщества и отражает следующие тенденции:

  • при всех тонкостях, которые имеются в отношениях между республиками, у Центральной Азии имеются общие интересы, и они сейчас приоритетны;
  • регион дистанцируется от нарастающего конфликта в Европе и сплачивается вокруг собственных экономических проблем;
  • благополучие Центральной Азии зависит, в первую очередь, от самих отношений между государствами региона;
  • региону необходимы общие подходы к вызовам и угрозам, как и оптимальная модель взаимодействия с внешним миром.

На практике мы видим, что сохранять нейтралитет и продолжать многовекторную политику в текущих условиях становится сложнее. В связи с чем повышается ценность межгосударственных контактов и альянсов, дающих политико-экономическую защищённость государств от внешних воздействий и открывающих новые возможности для развития экономик.

Если коснуться вопросов безопасности в регионе, то они напрямую связаны с афганской проблематикой, пограничными конфликтами и последними кризисными событиями (январскими погромами в Казахстане и беспорядками в Каракалпакстане). Не последнее значение в этом списке занимают угрозы, связанные с попытками внешних сил дестабилизировать ситуацию в республиках посредством конструируемых переворотов.

Не лишним будет отметить, что экономическое благополучие и безопасность Центральной Азии не интересны Западу, который до конца отстаивает принципы однополярного американоцентричного мира.

В ближайшем будущем давление на Центральную Азию со стороны Запада будет, вероятнее всего, только нарастать.

Прошедшую Консультативную встречу нельзя рассматривать исключительно в контексте интеграции региона. У государств разные экономические возможности и имеются некоторые пограничные проблемы. Это скорее попытка адаптироваться к текущим международным событиям и объединить усилия перед общими вызовами.

В практическом плане всё выглядит иначе. Если оставить за скобками интеграционный посыл саммита, то его повестка адресуется не только Западу, но и своим союзникам и партнёрам. Это Россия и Китай. Неспроста на следующую Консультативную встречу лидеров стран Центральной Азии приглашены представители именно этих государств. Это сигнал России о том, что центральноазиатские республики не ищут себе альтернативных союзников и партнёров, а евразийские интеграционные проекты требует дальнейшего углубления с учётом интересов всех участников.

Важно обеспечить не номинальную, а функциональную включенность региона в Большое евразийское партнёрство, интерес к которому заметно вырос за последние несколько лет. Центральноазиатским государствам нужны новые рынки сбыта, трансграничные проекты и инвестиции.

Артур, СУЛЕЙМАНОВ, Центр геополитических исследований «Берлек-Единство».


Комментарии и пинги закрыты.

Комментирование закрыто.