АФГАНИСТАН ЖДЕТ РОССИЙСКОГО ВТОРЖЕНИЯ

Россия_Афганистан

Ровно год назад американская армия в Афганистане, пользуясь терминологией современной Украины, совершила тактический отход на более выгодные позиции, а по факту — просто бесславно удрала, бросив своих сторонников на произвол судьбы. Власть в стране во всей полноте перешла в руки движения «Талибан»*, которое до сих пор имеет двусмысленный геополитический статус, при этом некоторые страны ведут с Кабулом довольно активное взаимодействие.

На днях Министр промышленности Афганистана сообщил в интервью, что страна рассчитывает на покупку одного миллиона баррелей российской нефти, неменьший интерес вызывает и природный газ. Чрезвычайную важность данного вопроса подчеркивают слова министра Нуриддина АЗИЗИ о том, что Афганистан готов оплачивать поставки энергоресурсов в любой удобной форме, включая прямой товарный бартер.

Здесь не стоит саркастически улыбаться. Ценность сотрудничества с новой властью в Кабуле и попутное обеспечение стабильной безопасности наших южных рубежей переоценить сложно.

Мы не зря начали наш разговор с того, что Афганистан предоставлен сам себе уже полных двенадцать месяцев. Все это время проамериканская коалиция демонстративно не замечала власти талибов, более того, вокруг страны образовался эдакий невидимый пузырь молчания.

Впрочем, он оказался неплотным, поскольку еще в момент победного вхождения в столицу талибы сразу же взяли под надежную защиту посольства России и Китая. Собственно, именно Москва и Пекин сейчас ведут с Афганистаном наиболее активное взаимодействие, прощупывая потенциальные маршруты сотрудничества.

Сам факт обращения к Москве с подобным запросом говорит о том, что «Талибан», во-первых, вполне освоился у рычагов власти, во-вторых — его представители намерены начать преобразования, чтобы вытащить страну из фактического средневековья, где она находится сейчас. Насколько эти планы будут успешны, покажет время, мы же пока можем сделать ряд умозрительных предположений, опираясь на цифры статистики, карты электросетей и трассы магистральных газопроводов.

Начнем с главного. Афганистан — это практически бездонный и, главное, совершенно неосвоенный рынок, что делает его уникальным объектом в век глобализации, когда страны и транснациональные корпорации сражаются за каждый процент прибыли.

По последним (весьма приблизительным) данным, население Афганистана приближается к 38 млн человек. Для сравнения: столько же, по официальной статистике, живет на Украине. При этом 70% афганцев все еще не имеют доступа к электричеству, а этот же показатель для сельской местности — то есть для абсолютного большинства слабо урбанизированной страны — приближается к 90%.

Если продолжать гипотетически сравнивать Афганистан со все той же Украиной, глубина энергетической ямы будет еще более очевидна.

За 2021 год украинские электростанции установленной мощностью 42,8 гигаватта выработали 156,7 тераватт-часов энергии. Афганцы за этот же период не могут похвастать ничем, кроме собственной генерации мощностью в мизерные 600 мегаватт и импорта в объеме 670 мегаватт из Ирана, Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана. Естественно, что Украина располагает весьма мощной (еще советской) промышленностью, на нужды которой и расходовалась львиная доля электричества, но контраст столь разителен, что позволяет оценить и бедственное положение населения, и крайне туманные перспективы индустриализации.

Потенциально ключевым поставщиком заветной электроэнергии может стать Узбекистан, который находится в одном шаге от постройки первой в своей истории АЭС, однако этот проект если и будет реализован, то первый ток станция выдаст не раньше, чем через три-пять лет. Ток, который Кабулу нужен, что называется, уже вчера.

Интерес к нефти и газу в этом раскладе совершенно понятен. Углеводороды — это базовый ресурс генерации, на их основе можно получить все: от уже упомянутого электричества (для чего, конечно, вначале придется построить электростанции малой и средней мощности) и до основных видов топлива.

Стране со столь большим населением и немалыми размерами требуется громадное количество топлива, без которого невозможно ни доставить муку в отдаленный горный поселок, ни привезти стройматериалы для возведения больницы.

При этом собственное производство топлива здесь микроскопическое. По последним опубликованным данным за 2019 год, Афганистан перерабатывал всего 7,5 тысячи баррелей нефти в сутки, то есть порядка четверти миллиона бочек в год. Запрос в миллион баррелей, озвученный Министром торговли, — это, скорее всего, планы «на вырост». Стороны прекрасно понимают: даже доставить такой объем черного золота на территорию Афганистана довольно проблематично, что уж говорить о том, что на месте нет ни емкостей для хранения, ни мощностей для переработки.

Но здесь нужно постоянно держать в голове, что речь идет о восточной стране с весьма своеобразным менталитетом.

Афганский министр в своем выступлении как бы невзначай упомянул, что весь афганский народ очень рассчитывает на расширение сотрудничества с Россией. В сугубо восточной иносказательной манере была выражена надежда, что Москва поможет построить дома, школы, больницы и прочее необходимое, потому что она уже делала это раньше.

В этом моменте в комментариях, как правило, раздается многоголосый хор, возмущенный тем, что на российскую шею хотят взгромоздиться очередные нахлебники. Но суждение это скорее эмоциональное, а не логическое.

Даже если допустить, что Россия действительно выделит миллион баррелей нефти в пользу Афганистана, это будет выгодно обеим сторонам.

В настоящий момент наш нефтяной сектор испытывает колоссальное санкционное давление, а геополитические оппоненты изыскивают все новые способы уменьшить экспорт российских нефтепродуктов. Перенаправление одной десятой части суточной добычи, конечно, не обеспечит надежный фундамент для отрасли в целом, но заложит, так сказать, еще один резервный канал с возможностью практически бесконечного его расширения в будущем.

Что касается поставок природного газа, то и тут афганцы просят Россию благодаря собственному авторитету продавить завершение строительства магистрального газопровода ТАПИ (Туркменистан — Афганистан – Пакистан — Индия). В 2019-м прокладка трубы замерла именно по причине политической и военной нестабильности в регионе. Проще говоря — из-за все нарастающих боевых действий между талибами и проамериканской властью.

Кабул решил «зайти сверху», обратившись сразу к Москве, которая не только обеспечивает поставки труб для ТАПИ, но и сама заинтересована в диверсификации маршрутов поставок газа. Талибы явно надеются, что Россия выступит эдаким триггером, который сможет перезапустить строительство столь важного инфраструктурного проекта.

Что касается приглашения вновь строить дома, школы и дороги, то оно, мягко говоря, довольно щедрое — в любой другой точке мира страны и корпорации дрались бы за такое насмерть.

Дело в том, что проекты по строительству и восстановлению инфраструктуры оцениваются в многие миллиарды долларов и обеспечиваются государственными финансовыми гарантиями. Фактически это госзаказ, который оплачивает другая страна. Схема это чрезвычайно интересна и прибыльна, именно поэтому ее реализовывало правительство Соединенных Штатов во всех странах, куда с целью привнесения демократии прилетали американские же бомбардировщики.

Освобожденные от привычного уровня жизни государства принудительно заключали контракты на восстановление с американскими компаниями, оплачивая навязанную демократию из средств собственного бюджета. Нас же приглашают войти добровольно. — Что называется, почувствуйте разницу.

В завершение добавим лишь, что, помимо стратегической безопасности на своих южных рубежах, Россия может закрепиться в этом ранее крайне проблемном регионе. Энергетический кризис 2022 года в Европе показал, что это не мы сидим на нефтегазовой игле, на ней плотно повисли наши западные соседи. Проблема последних в том, что они выбрали путь конфронтации, а более мудрые и дружелюбные получат надежный и бесперебойный канал поставок жизненно важных ресурсов.

Что же касается позабытого слова «бартер», то всем скептикам мы предложим освежить школьный курс географии и ознакомиться с перечнем и объемом запасов полезных ископаемых Афганистана, которые в практически первозданном виде еще только ждут своих добытчиков.
Сергей САВЧУК, РИА Новости.
* — террористическая организация, запрещена в РФ.


Комментарии и пинги закрыты.

Комментирование закрыто.