РОССИЯ И ЗАПАД НЕ ХОТЯТ ПОЛНОГО РАЗРЫВА ОТНОШЕНИЙ

РОССИЯ И ЗАПАД НЕ ХОТЯТ ПОЛНОГО РАЗРЫВА ОТНОШЕНИЙ
9

При всей остроте противостояния России и стран Запада обе стороны не хотят полного разрыва отношений, угрожающего прекращением всех возможных политико-дипломатических контактов.

Представляется, что в нынешней ситуации антироссийский курс и эскалация напряженности в отношениях с Россией в значительной мере осуществляется не столько в силу объективных причин (оценка действий российских вооруженных сил как вызывающих или реализация Западом определенного военно-политического стратегического замысла), сколько в силу необходимости демонстрировать «единый фронт» объединенного Запада.

Даже тем политикам, которые по разным причинам не согласны с нынешним курсом объединенного Запада, необходимо «спасти лицо», обозначая свое участие в антироссийском курсе.

С пространственной точки зрения перспективы возвращения к диалогу с «недружественными странами» будут зависеть от способности российской стороны видеть и использовать в своих интересах особенности позиций отдельных стран, их политической и бизнес-элиты в их отношении к России.

При этом важно различать две группы стран:

  • те, с которыми в обозримой среднесрочной перспективе шансы на диалог крайне малы (в первом приближении это США, Великобритания и страны Содружества, Польша, балтийские государства),
  • те, где эти шансы в разной мере могут быть реализованы (опять-таки в первом приближении это Германия, Австрия, Венгрия, Сербия, Италия, Испания, Греция и т.д.).

В случае благоприятного развития взаимных контактов страны второй группы могут играть роль посредников в нормализации контактов со странами первой группы.

С темпоральной (временной) точки зрения в политике диалога можно предположить, что период эскалации конфликта и демонстрации антироссийского единства, исключающий диалог с Россией, продлится до конца лета (август-сентябрь) 2022 года.

В этот (первый) период окончательно определятся как реакция российской элиты на фронтальный конфликт с Западом, так и реакция российского общества и экономики на его первые последствия.

Второй период (до полутора-двух лет) представляет собой «окно возможностей» для диалога в среднесрочной перспективе. Использование возможностей для налаживания диалога с перспективой, если не нормализации, то хотя бы возобновления отношений, будет зависеть от ряда факторов. Среди них:

  1. ход, а также военные и политические результаты специально военной операции СВО Вооруженных сил России;
  2. результаты реализации в России политики импортозамещения;
  3. успешность адаптации стран Запада к новым политическим и экономическим условиям в мире;
  4. развитием ситуации на Кавказе и в Центральной Азии (возможность появления там «второго фронта» военного противоборства, требующего участия Вооруженных сил России).

Третий период (через полтора-два года) будет связан с системной адаптацией обеих сторон (России и Запада) к новому, остро конфликтному формату отношений, что создаст новые условиях для взаимодействия сторон.

Следует также указать, что уже сегодня обе стороны — и Запад, и Россия, — готовы к поиску обходных путей и неформальных контактов, ослабляющих негативные последствия санкций.

При этом в выгодных для себя случаях страны Запада проводят политику избирательности санкций, исключая из них те или иные сферы контактов. Эта избирательность открывает возможности для ведения переговоров и политического торга.

Представляется, что предел в ухудшении отношений между Россией и Западом пока не достигнут. В общих чертах этот предел определяется:

  1. неэффективностью тактики прямого, «силового» давления на Россию, и связанным с этим переходом исключительно к стратегии ее «подрыва изнутри»;
  2. очевидностью экономического ущерба собственным интересам, связанного с политикой силового давления на Россию;
  3. реальной опасностью прямого военного столкновения с Россией.

С точки зрения частных вопросов отношений с Россией, то их ухудшение может быть связано с созданием и использованием странами Запада поводов в информационной войне, как части военно-политического противоборства на Украине, призванной деморализовать личный состав Вооруженных сил России и гражданское население. Ухудшение отношений может быть связано также с применением финансово-экономических рычагов давления на российскую элиту и экономику, с поиском и использованием слабых мест и ошибок в экономической политике российских властей.

В общих чертах поддержка странами Запада украинского режима может осуществляться до тех пор, пока:

  • власти Украины эффективно выполняют функцию открытого военного противоборства с Россией и ее военно-политического и экономического ослабления,
  • сохраняется положение, когда Россия «увязла» в позиционной войне, когда российская политическая и бизнес-элита сохраняет неопределенность и раскол относительно смысла и целей СВО Вооруженных сил России;
  • политика поддержки Украины не создает внутри стран Запада каких-либо проблем, пока она экономически выгодна и политически оправдана;
  • общественное мнение стран Запада позитивно относится к украинским беженцам и поддерживает политику помощи Украине;
  • в мировой политике и международных отношениях не появится раздражитель или конфликт по своей остроте и опасности для стран Запада превосходящий украинский.

Александр СТРИЗОЕ, доктор философских наук, профессора кафедры социологии и политологии Волгоградского госуниверситета (ВолГУ), эксперт Российского общества политологов (РОП).

Источник: Аналитический центр Российского общества политологов (РОП).



АКТУАЛЬНО