ЕДИНСТВЕННЫЙ ПОСТОЯННЫЙ МИНИСТР, ИЛИ ПРАВО ПРЕДОСТЕРЕГАТЬ. НА СМЕРТЬ ЕЛИЗАВЕТЫ II

ЕДИНСТВЕННЫЙ ПОСТОЯННЫЙ МИНИСТР, ИЛИ ПРАВО ПРЕДОСТЕРЕГАТЬ. НА СМЕРТЬ ЕЛИЗАВЕТЫ II
16

Влияние. Представление о том, что британский монарх «царствует, но не правит», — это клише, штамп, который мало о чем говорит. Намного точнее известная формула «король имеет право быть проинформированным и имеет право предостерегать», описывающая механизм его реального влияния.

Безусловно, покойная Елизавета II, постоянно общаясь с людьми типа РОТШИЛЬДОВ, БЕРИНГОВ или РОКФЕЛЛЕРОВ, мировыми лидерами, британской (и не только) разведкой, премьерами типа Уинстона ЧЕРЧИЛЛЯ или Маргарет ТЭТЧЕР, британской аристократией и деловой элитой, была информирована о происходящем лучше многих других.

По существу она была единственным постоянным членом кабинета министров — и давно, с 1944 года, когда стала формальным советником своего отца, короля Георга VI. Я думаю, примерно с середины 1960-х годов она стала вторым по влиятельности деятелем правительства Великобритании после премьер-министра. И не утрачивала эту роль до 2005-2008 годов.

Деньги. Елизавета II была весьма состоятельной. Оценки ее личного состояния существенно различаются — с учётом земель короны и герцогства Ланкастерского оно может составлять до 30 млрд долларов.

Символ. Елизавете II удалось стать символом нации — и играть эту роль много лет. «Добрая старая Англия» — это прежде всего она, Елизавета.

Глубокий и при этом органичный и уместный консерватизм королевы проявлялся и в ее политическом стиле, и в характере коммуникации с людьми, и в облике королевских резиденций, и в манере одеваться.

Пока неизвестно, сможет ли Карл III стать таким «полюсом консерватизма».

Модератор. Елизавета II сдерживала моральный релятивизм, взаимные претензии ВИНДЗОРОВ и борьбу в среде высшей аристократии. Многие конфликты стали бы (и ещё станут, очевидно) публичными без традиционно жёсткого модерирования покойной королевы.

Гарант. Королева была патроном Британского содружества и гарантом многих соглашений, достигнутых во второй половине XX века, — прежде всего о статусе бывших британских доминионов и других колониальных владений. Монархом нескольких государств она оставалась до самой смерти.

При Карле III даже формальная зависимость ряда бывших колоний от Великобритании может быть утрачена.

Дмитрий ОРЛОВ, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), к.и.н.



АКТУАЛЬНО