Должна ли Россия вновь спасать США?

Должна ли Россия вновь спасать США?
200

Самая главная и страшная тайна США состоит в том, что у них нет стратегии в отношении России и Китая — ни против каждой из стран по одиночке, ни, тем более, против них вместе. То, что Вашингтон декларирует и делает — «сдерживание ревизионистов» (то есть Москвы и Пекина, бросивших вызов атлантическому миропорядку) — просто не работает, точнее работает с точностью до наоборот, стратегически ухудшая американские глобальные позиции и обнажая слабые места уходящего гегемона. Поэтому приходится делать вид, что все под контролем и ничего неожиданного со стороны русских и китайцев не происходит.

Так поступил Джозеф БАЙДЕН, в выходные заявивший, что представления о мощи союза России и Китая «сильно преувеличивают»:

«Послушайте, я не воспринимаю Китай легкомысленно. Я не воспринимаю Россию легкомысленно, но я думаю, что мы это значительно преувеличиваем».

В подтверждение своих слов 46-й Президент США спросил, а что такого уже сделал Китай для России?

«Последние три месяца я слышу о том, что Китай собирается предоставить России значительные вооружения. Они еще не сделали этого, но это не значит, что они не сделают это».

Замечательная манипуляция — сначала самим придумать и раскрутить тему «вероятности предстоящих поставок китайского оружия России», а потом заявить, что раз их нет, то это что-то да значит (Китай испугался американского давления, Китай не хочет по-настоящему поддерживать Россию и т.д.). И это при том, что ни Москва, ни Пекин никогда ничего не говорили о планах поставках оружия, но кого это волнует, если нужно демонстрировать уверенность в собственных силах и способность если не управлять миром, то направлять его в нужную и выгодную для себя сторону.

БАЙДЕН уверяет, что если Китай и Россия действительно создадут коалицию, то она не будет такой крепкой, как те альянсы, что создает США и Запад. И вообще — союз Москвы и Пекина лишь поможет Западу объединиться еще сильнее и сплотить вокруг себя еще больше стран.

Верит ли сам БАЙДЕН в то, что говорит? Это не так важно — Вашингтон уже не может отказаться от следования сценарию, согласно которому он стоит во главе большинства человечества и защищает мировой порядок от авторитарных России и Китая. Американцы будут делать вид, что это так, несмотря на то, что за последний год все убедились в обратном: абсолютное большинство стран мира не рассматривают конфликт Запада и России как битву добра со злом.

США смогли еще сильнее сплотить вокруг себя Запад, но в этом нет ничего удивительного, учитывая их военную, финансовую и геополитическую роль как ядра западного мира. Но проблема в том, что Запад уже не имеет того влияния в мире, которое было у него на протяжении столетий — и с перспективой дальнейшего падения роли объединенного Запада согласны абсолютное большинство наблюдателей в самых разных частях света.

Включая и многих западных аналитиков, которые пытаются увести американский «Титаник» с опасного курса. И речь даже не о так называемых неоизоляционистах, американских националистах, которые говорят о том, что Штаты должны, пока не поздно, умерить свои амбиции, отказаться от попытки тотального доминирования — речь о глобалистах и атлантистах. Многие из которых давно уже предупреждают о категорической неприемлемости курса на одновременный конфликт с Китаем и Россией, а ведь именно ему сейчас и следуют США.

Самым известным из глобалистов-реалистов (реалистов не в том смысле, что их планы осуществимы, а в том, что они исходят из реальности — в отличии от команды БАЙДЕНА), конечно, является Генри КИССИНДЖЕР.

За последний год он хотя и отказался от своего же собственного мнения о невозможности приема Украины в НАТО, но уже не раз выступал с предостережением против ставки на сокрушение и изоляцию России. В опубликованных на днях в El Mundo отрывках из его беседы с британским историком Нилом ФЕРГЮСОНОМ бывший госсекретарь США хвалит НАТО то, как оно сплотилось вокруг поддержки Украины («вспомнив о былых угрозах со стороны России»), но предупреждает:

«Вопрос теперь будет заключаться в том, как положить конец этому конфликту. В конце концов, мы должны найти место для Украины и место для России, если мы не хотим, чтобы Россия стала форпостом Китая в Европе».

Беседа явно состоялась до визита СИ Цзиньпина в Москву, но оценки американского политика от этого не изменились бы. Человеку, выстроивший правильное для США соотношение в треугольнике «Москва — Вашингтон — Пекин», естественно, неприятно видеть как его наследники ведут дела — и ему хочется верить, что еще не все потеряно и положение можно исправить.

Однако «не дать России стать форпостом Китая в Европе» уже невозможно — эту станцию американцы проехали даже не в 2014-м, а еще раньше. Просто в последний год они сделали все для того, чтобы в Москве и Пекине исчезли даже малейшие надежды на возможность договорится с Вашингтоном о мирном экономическом сосуществовании в той же Европе, об управляемой конфронтации, о более-менее мирном переходе к многополярному миру.

В результате Россия не стала форпостом Китая в Европе — Москва и Пекин усилили свое сближение и координацию в противостоянии с США и объединенным Западом (хотя Пекин, конечно, еще поборется за Европу, но уже без особых иллюзий насчет ее самостоятельности). И это сплочение России и Китая лишает Штаты даже малейшей возможности играть на российско-китайских противоречиях, выискивать трещинки в наших отношениях и пытаться расширять их (что они практически открыто декларировали).

При этом по инерции даже КИССИНДЖЕР продолжает рассуждать о противостоянии США и Китая, а не США и Китая — России. То есть обсуждает более выгодный для Америки вариант. Впрочем, и о нем он говорит без всякого оптимизма.

Сейчас он уже соглашается с тем, что Китай и США теперь являются противниками — еще недавно были надежды на то, что в большей степени конкуренты, но при этом не поддерживает абсолютно спекулятивный и пропагандистский тезис о том, что КНР хочет занять место США:

«Не думаю, что Китай мечтает о мировом господстве, но вполне возможно, что они станут такими же могущественными как мы. А это не в наших интересах».

Конечно, не в американских интересах, потому что тогда Штаты лишатся гегемонии (впрочем, это уже происходит). Но для КИССИНДЖЕРА рост китайского могущества опасен еще и потому, что он рассматривает его через призму новой «холодной войны», сравнивая ее с прошлой, американо-советской. И считая даже более опасной, потому что Китай и США «теперь обладают сопоставимыми экономическими ресурсами, чего не было в первую «холодную войну», а технологии разрушения стали еще более ужасающими, особенно с появлением искусственного интеллекта».

Ошибка киссинджеровского анализа в том, что он сопоставляет новое противостояние со старым, не замечая принципиальной разницы. Тогда все началось с противостояния всего одной страны – СССР — всему западному миру. При этом западный мир тогда — до середины XX-го века — и был по сути всем миром: немногочисленные независимые государства Латинской Америки, Азии и Африки не играли практически никакой роли в мировых делах.

Но после Второй мировой войны СССР не только получил контроль над заметной частью Европы, но и вскоре обзавелся союзником в виде коммунистического Китая. Однако союз Москвы и Пекина продлился недолго, до начала 60-х, хотя и после его распада наши страны на мировой арене объединял общий антиимпериализм, то есть противостояние Западу. А во второй половине 60-х в Китае началась смута «культурной революции», ограничившая его и так небольшие ресурсы и сильно отвлекшая от внешнеполитических фронтов (кроме самых актуальных, вроде Вьетнама), а уже в начале 70-х Пекин пошел на нормализацию отношений с Вашингтоном (благодаря как раз КИССИНДЖЕРУ).

Так что полноценную «холодную войну» Запад большую часть времени вел, по сути, только против СССР и небольшого числа наших европейских клиентов-вассалов-союзников. Да, Москва и соцстраны активно действовали и в Африке, и в Азии, пытались закрепится в Латинской Америке, но в целом представляли собой замкнутую, небольшую (хотя и заметную) часть мирового сообщества.

Сейчас ситуация принципиально другая — на месте соцлагеря окажется как раз Запад. Да, вес и влияние Штатов, Европы, англосаксонских заморских стран (Канады, Австралии и Новой Зеландии) и Японии огромны, но тенденция мирового развития однозначно неблагоприятна для объединенного Запада. Он еще долго будет оставаться первым по совокупной мощи, но уже первым среди равных (блоков и региональных объединений), а не абсолютным гегемоном.

Не говоря уже о том, что сохранить единство всего Запада — даже если мы говорим о подчинении Европы США — в среднесрочной перспективе будет очень и очень сложно. Уже понятно, что замах на глобальное доминирование Запада — атлантическую глобализацию — не удался, и отдача неизбежно приведет к резкому росту внутризападных противоречий.

Не говоря уже о противоречиях внутри самих западных стран — даже Генри КИССИНДЖЕР, который, как правило, не касается внутриполитических вопросов, не удержался от того, чтобы отметить, что сейчас США «бесконечно более разделена», чем во время войны во Вьетнаме:

«Национальный интерес был значимым термином, а не предметом обсуждения. Теперь это в прошлом. Сейчас каждая администрация сталкивается с неослабевающей враждебностью со стороны оппозиции».

Но разделенные в себе Штаты не могут договорится о том, что соответствует их национальным интересам просто потому, что большая часть элиты не видит будущего США как национального государства. Глобалистски настроенная часть истеблишмента сделала ставку на удержание мирового доминирования любой ценой, поставив на кон в том числе и сохранение единства собственного государства.

А как напомнил в понедельник секретарь Совета Безопасности России Николай ПАТРУШЕВ, «Россия как минимум дважды спасала сами США — во время войны за независимость и гражданской войны. Но я полагаю, что в этот раз помогать Штатам сохранить свою целостность нецелесообразно».

Источник: Пётр АКОПОВ, «ВКонтакте».

АКТУАЛЬНО