Москва, Анкара и Тегеран совместно противостоят усилению влияния внешних сил на Южном Кавказе

Москва, Анкара и Тегеран совместно противостоят усилению влияния внешних сил на Южном Кавказе
415

Потенциал Южного Кавказа делает его ареной серьезного противостояния ведущих мировых держав. О том, какие геополитические процессы сейчас развиваются в регионе, рассказал в интервью Minval.Az российский политолог, основатель экспертно-аналитической сети PolitRUS Виталий АРЬКОВ.

В условиях геополитической дестабильности в регионе и в мире какое развитие ситуации Вы видите на Южном Кавказе?

Мы уже наблюдаем обострение борьбы за влияние на процессы в обладающем серьезным экономическим и политическим потенциалом регионе как со стороны мощных условно местных игроков — России, Турции, Ирана, так и пытающейся вернуться на Южный Кавказ Великобритании, а также Франции (Евросоюза), Израиля, Саудовской Аравии и США.

Несмотря на имеющиеся (подчас серьезные) разногласия и конфликт интересов, Москве, Анкаре и Тегерану удалось прийти к решению о совместном противодействии экспансии внешних сил в историческую зону их геополитических интересов. Это выражается как в создании формата «3+3», так и в ряде других проектов.

В настоящий момент четвертым негласным партнером выступает Великобритания, также исторически считающая Кавказ «своим», и потому не заинтересованная в приходе сюда США или Франции (Евросоюза).

Традиционно Лондон действует более тонко, чем другие западные страны. А потому более результативно в долгосрочной перспективе. Сегодня в определенной степени проводниками его интересов в регионе являются Индия и Турция вместе с Азербайджаном.

Несмотря на публичное противостояние Лондона с Москвой в украинском вопросе, имеются все основания полагать о их расширяющемся партнерстве в таких масштабных трансевразийских проектах, как МТК «Север — Юг» и создании газового хаба на территории Турции, а также ряда других. Что в конечном итоге снижает влияние США на континенте и ускоряет переход к многополярному миру, где Соединенное Королевство резонно рассчитывает вернуть себе хотя бы часть былого влияния и могущества — разумеется, с учетом реалий XXI века.

Недавно состоялся первый визит главы МИД Азербайджана в Израиль, что вызвало истеричную реакцию со стороны Тегерана. Если учесть тот факт, что Иран и Россия сейчас стали стратегическими партнерами, то какие перспективы Вы видите в данной конфигурации?

Официальный Баку отличает многовекторность внешней политики (не путать с промискуитетом Еревана!), поэтому визит главы МИД Азербайджана в Израиль и в целом сотрудничество с Тель-Авивом не вызывают удивления. Азербайджан не входит в антииранскую коалицию и точно не допустит того, чтобы его использовали в конфликте с во многом родственным народом соседней страны.

Другое дело, что нынешние элиты ИРИ (в т.ч. по причине уже начавшейся борьбы за власть при еще живом Али ХАМЕНЕИ) сами создают нервозность в отношениях с Баку, и сами формируют негативный фон там, где можно и нужно приходить к компромиссу в ходе добрососедской дискуссии.

Что касается второй части вашего вопроса, то Россию и Иран давно связывают партнерские отношения, в том числе и не попадающие в официальные отчеты о двустороннем сотрудничестве.

С одной стороны, Москва последовательно выступает против любых необоснованных и дискриминационных санкций — в т.ч. и в отношении Ирана со стороны так называемого коллективного Запада (понятно кем и с какой целью инспирированных), а другой, нынешнее «полупридушенное» состояние Тегерана более чем устраивает Москву — с учетом потенциала Ирана и амбиций его элит. В таком состоянии Тегеран куда более договороспособен, скажем так. И с ним можно иметь устраивающий Москву паритет как на Южном Кавказе, так и на Ближнем Востоке — в частности в Сирии.

Отношения Москвы и Баку — иного формата, иного наполнения. Это действительно стратегическое партнерство, а с учетом подписанного год назад в Москве документа — союзничество.

Наши страны и народы близки исторически и ментально. А между нынешними лидерами России и Азербайджана — уважение, доверие и личная дружба.

Каждая из сторон, несомненно, принимает во внимание развитие контактов своего партнера и союзника с третьими странами, но не выдвигает ему условий на основании этого. Как и не обращает контакты с третьими странами непосредственно во вред своему союзнику. Это пример руководителям других соседствующих государств.

Беседовал Ниджат ГАДЖИЕВ, Minval.Az.

АЗЕРБАЙДЖАН