Польша хочет освоить Украину без присоединения Галиции

Польша хочет освоить Украину без присоединения Галиции
127

В последнее время украинские и польские политики позволили себе ряд заявлений и действий, которые можно трактовать как подготовку Польши к подчинению Украины, а то и к присоединению к ней части украинской территории. Достаточно только вспомнить о постоянно вбрасываемой теме отправки на Украину польской регулярной армии (не считая многих тысяч польских наемников, которые и так уже воюют в рядах ВСУ). Или о том, что граждане Польши смогут теперь занимать на Украине государственные должности.

Еще более откровенными выглядят слова украинских и польских политиков о том, что между двумя государствами «скоро не будет границы». А о том, что Польша решила «восстановить историческую справедливость» и вернуть себе Западную Украину, пишут уже, кажется, везде — в России, на Западе, в самой Польше… Учитывая особый интерес нынешней польской правящей партии «Право и справедливость» к историческим спекуляциям, выглядит всё, на первый взгляд, весьма правдоподобно.

Тем более правдивым это кажется от того, что в нынешней Польше почти восстановили политическую систему 1920–1930-х годов. В те времена фактическим руководителем страны был маршал Юзеф ПИЛСУДСКИЙ, не занимавший пост ни президента, ни премьера. Сегодня в его роли находится лидер партии «Право и справедливость» Ярослав КАЧИНЬСКИЙ.

Однако вышесказанное не означает, что поляки собираются в буквальном смысле вернуться к тому, что было 100 лет назад. Времена меняются, и способы возможного «освоения» соседнего государства тоже могут претерпевать изменения.

То, что у Польши есть безусловный интерес к подчинению Украины и ее окончательному отрыву от России, не подлежит никакому сомнению. Как и то, что поляки пытаются втянуть Украину в НАТО и (с оговорками) в Евросоюз. Но надо ли для этого присоединять к себе Галицию и Западную Волынь?

Современная Польша видит себя великой державой, сопоставимой с Германией и Францией. В основе ее внешней политики лежит концепция «Трехморья». Это во многом повторяет идею ПИЛСУДСКОГО о «Польше от моря до моря», но на деле даже ее расширяет. 100 лет назад речь шла только о Балтийском и Черном морях. Сегодня к ним «присоединили» еще и Адриатическое. То есть речь идет о создании польской сферы влияния в большом треугольнике Грузия (Причерноморье) — Эстония (Балтика) — Словения (Адриатика).

Украине (а в будущем — и Белоруссии) отводится роль подчиненной страны в этой польской зоне влияния. Она должна стать устойчивым подчиненным буфером между Польшей и Россией, поражение которой премьер Матеуш МОРАВЕЦКИЙ объявил «смыслом существования своей страны».

Речь идет обо всей Украине — вплоть до Одессы, Харькова и Запорожья. Некогда принадлежавшие полякам пять западных украинских областей никак дополнительно не обозначаются и не выделяются. И такую огромную территорию Польша присоединять, естественно, не будет.

Разумеется, поляки не забыли о том, кому принадлежали Галиция и Западная Волынь. Еще до событий 2014 года польские власти начали раздавать их жителям «карту поляка», позволяющую им свободно работать, учиться и лечиться в Польше. Они много внимания уделили обучению украинских студентов по гуманитарным специальностям, чтобы они потом превратились в проводников польского влияния на Родине. Естественно, что упор в первую очередь делался на жителей западных областей, часто имеющих польских предков.

Но шла ли тут речь о будущем присоединении? Скорее всего, в очень отдаленной перспективе. В краткосрочной перспективе речь шла об отрыве Украины от России и ее переориентации на Польшу. В среднесрочной — интереснее. Речь может идти о вытравливании из головы тех же галичан героического образа Степана БАНДЕРЫ, которого в Польше считают террористом, ответственным за уничтожение тысяч поляков в 1941–1945 годах. И уже только потом можно «переводить» их на польский язык и прививать им польское сознание.

Но даже и у такого присоединения Западной Украины в долгосрочной перспективе есть свои противопоказания.

Первое — геополитическое. Если присоединить Львовскую, Ивано-Франковскую, Тернопольскую, Волынскую и Ровенскую области к Польше, оставшаяся Украина станет преимущественно русскоязычной. От нее отсекут идеологическое «русофобское» ядро, которое в прямом смысле лишится корней. Такая Украина может по естественным причинам дрейфовать к России. А этого в Польше допустить никак не хотят.

Второй момент — политико-идеологический. В Польше отдают себе отчет, что отучить большинство населения пяти означенных областей от почитания БАНДЕРЫ будет крайне трудно. После 1945 года поляки вкусили всю прелесть спокойного мононационального государства, где почти нет нацменьшинств. А здесь такое появится, и оно снова начнет подрывать Польшу, как подрывало ее 100 лет назад. Миллионы этнических, языковых, религиозных и идейных чужаков польскому руководству едва ли нужны.

Третий момент — экономический. Речь идет о крайне бедных даже по украинским меркам территориях. Уровень жизни здесь на несколько порядков уступает даже современным депрессивным районам востока Польши. Поляки имеют не самое богатое государство, очень сильно зависимое от дотаций Евросоюза. И у них нет денег на подтягивание Галиции и Западной Волыни хотя бы до уровня Люблина или Белостока.

К слову, Евросоюз — это четвертый момент. Пока что он точно против какого-то присоединения, и не факт, что в будущем он передумает.

Скорее всего, в Польше просчитывают и вариант существенного продвижения российских войск на запад в ходе специальной военной операции (СВО). В таком случае у поляков будет одна забота — не допустить создания общей границы с Россией.

В этом случае они отправят свои войска в район Хмельницкого, чтобы остановить наше продвижение. Тут может произойти военное освоение Западной Украины, создание там польских баз под флагом НАТО. Но присоединять нищую землю с миллионами убежденных бандеровцев поляки едва ли станут даже в этом случае.

Единственная оговорка — Львов. Он действительно имеет большое значение для польской истории и культуры. И вопрос о его принадлежности (вслед за тем, как свои претензии к Украине предъявят Венгрия и Румыния) поляки поставить могут. Но в таком случае к Польше могут перейти только Львов и часть Львовской области, которые повторно ополячить вполне можно. Там многие уже и сегодня владеют польским. Тернополь, Ивано-Франковск, Луцк и Ровно Польше в ее составе не нужны. Они пригодятся в роли антироссийского буфера.

Современная Польша — национальное государство, которое не стремится к прямому присоединению заведомо этнически иных земель.

Но это никак не противоречит тому, что у нее есть великодержавные амбиции, включающие жесткое противостояние России и геополитическое освоение Украины без поглощения ее западной части. Ее задача — не допустить создания российско-польской границы где-то еще, кроме Калининграда. Но для этого есть иные способы, нежели прямое присоединение бывших «восточных окраин».

Вадим ТРУХАЧЁВ, политолог, доцент РГГУ.

Источник.

ПОЛИТИКА