Россия в Африке — честно и надолго

Россия в Африке — честно и надолго
143

Второй Cаммит, Экономический и гуманитарный форум «Россия — Африка» стал во многом знаковым мероприятием. Такое происходит, когда совпадает целый ряд факторов, превращающих мероприятие из разряда рядовых в экстраординарные. К 2023 году таких факторов накопилось порядочно.

После перевода отношений с США, Евросоюзом и странами G7 в состояние «холодной войны 2.0», России понадобились не столько союзники — их всегда мало, и они либо есть, либо их нет, — а просто дружественные или нейтральные страны. Африка как раз является материком, где таких стран вполне достаточно. Заодно Африка стала для России рынком для сбыта своих товаров, который позволит частично компенсировать потерю рынка Евросоюза.

Сказался и накопительный эффект от предоставляемых группой «Вагнер» охранных услуг, а также чрезмерного внешнеполитического давления со стороны США и Евросоюза.

На фоне надоевшей Франции, вечно требующих США и постоянно поучающей в целом Европы, Россия выглядит просто образцовым партнёром: нотаций не читает, торгует честно, ещё и крепких ребят для помощи в наведении порядка может прислать.

А 2022 год стал моментом перехода лицемерия из количества в качество, когда США и Евросоюз для принуждения России к заключению «зерновой сделки» просто прикрылись голодающей Африкой.

Поэтому не стоит удивляться повышенному вниманию со стороны отечественной бюрократии и журналистов к Африке — она нам нужна примерно так же, как и мы ей. А это повод рассмотреть саммит «Россия — Африка» в двух плоскостях: политико-идеологической и экономико-гуманитарной.

Политико-идеологическая плоскость

Идейные основы взаимодействия России с Африкой сводятся к простой триаде: антиколониализм, честность и помощь. К этим трём словам можно свести статью Президента России Владимира ПУТИНА, опубликованную накануне саммита.

И в принципе, слова с делами у России не расходятся. Россия помогает африканским правительствам обеспечивать безопасность, но при этом не имеет военного присутствия в странах Африки, в отличие от, например, Франции.

Россия торгует с Африкой, но не навязывает ей свои товары и услуги, в том числе посредством связанных кредитов (когда товары поставляет кредитор и он же выполняет работы), чем часто грешит Китай.

У России нет хитрых планов по части Африки: она не прикрывается «зерновой сделкой» как Евросоюз и не пытается «дружить» против кого-то как США.

Россия обещала в прошлом году подарить застрявшие в европейских портах сотни тысяч тонн удобрений и сделала всё для того, чтобы эти удобрения достались Африке. Вот только из четырёхсот с лишним тысяч тонн удобрений в Африку отправить удалось меньше ста тысяч, но тут вопрос не к России, а к Евросоюзу.

Россия обещала в прошлом году поставить Африке зерно вместо Украины и подтвердила поставки: в ближайшие 3–4 месяца Буркина-Фасо, Зимбабве, Мали, Сомали, Центральноафриканской Республике, Эритрее будут бесплатно поставлены по 25–50 тысяч тонн зерна.

Таким образом, Россия себя позиционирует в качестве честного партнёра, который, в отличие от США и Евросоюза, может оказать как платную, так и бесплатную помощь не только в экономике, но в политике.

Ни Россию, ни страны Африки не устраивает их место в мировом разделении труда и миропорядок, основанный на правилах, которые можно нарушать лишь тем, кто эти правила придумал.

Но страны Африки, в отличие от России, не могут себе позволить поднять бунт против миропорядка, но в состоянии его саботировать. Именно этот саботаж и нужен России. При этом если элиты США воспринимают русских (и украинцев тоже) индейцами, которых можно стравить и наблюдать за тем, как они убивают друг друга, то для европейцев всё за их пределами является джунглями, и, скорее всего, это африканские джунгли, в которых все мы — независимо от цвета кожи — не более чем негры.

Поэтому не стоит удивляться анонсированному открытию российских посольств во всех странах Африки, а также признанием ошибочным их закрытия в 1990-х годах — Россия собралась вернуться в Африку всерьёз и надолго. И если к первому саммиту «Россия — Африка», который состоялся в 2019 году, Россия простила африканским странам долгов на 20 млрд долларов, то удобрения и зерно следует рассматривать как куда более скромную инвестицию, которая позволит получить куда больше, чем потраченные на оплату даров пару сотен миллионов долларов.

Экономико-гуманитарная плоскость

В смешении экономики и гуманитарной сферы (образования и культуры) нет никакого оксюморона: как путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, так и культура с образованием — то, что называют мягкой силой, — являются производными от экономического могущества страны. К слову, на экономический базис опирается военная и политическая мощь государства.

За примерами далеко ходить не нужно — английский язык не стал бы мировым если бы не экономическое могущество Британской империи, а сирийцы бы не учили русский, если бы не проведенная в Сирии операция по силовой поддержке правительства Башара АСАДА. Проще говоря, экономика первична и, к счастью, по многим параметрам интересы России и стран Африки совпадают, несмотря солидное расстояние и себялюбие русского человека, которому претит сравнение с африканцами.

Поэтому русский язык африканцам и африканские языки, которые планируют начать преподавать в избранных московских школах, станут интересны их изучающим не раньше, чем от них будет какой-то практический смысл, желательно подкреплённый перспективой и деньгами. С перспективой всё вроде бы неплохо — в российских вузах учится свыше 34 тысяч студентов из Африки, а над вопросом денег нужно работать.

Строго говоря, России возвращается в Африку для расширения рынка сбыта для своих товаров и продовольствия, увеличения поставок в Африку своей высокотехнологичной продукции и создания там сборочных производств, а также для повышения стоимости собственных брендов.

Африке, как материку, чьё население к 2050 году удвоится, необходимы два базовых товара: еда и энергия. И это тот случай, когда удовлетворены будут обе стороны.

В 2022 году Россия экспортировала в Африку 11,5 млн тонн зерновых, а за первые шесть месяцев 2023 года — 10 млн тонн, невзирая на санкции. В связи с возвращением морской блокады Украины, африканские рынки, которые ранее контролировала Украина, достанутся России.

Схожая история с энергией: ещё в конце декабря 2022 года вице-премьер России Александр НОВАК заявлял, что Россия переориентирует поставки нефти из Евросоюза в Азию и Африку. Азиатская переориентация стала реальностью ещё в прошлом году — Индия увеличила импорт российской нефти в 14 раз, а в мае поставки нефти из России составили рекордные 46% от нефтяного импорта Индии. В 2023 году состоится и африканская переориентация: в 2022 году Россия поставила на африканские рынки около 8 млн тонн нефти, план на этот год — 18–20 млн тонн нефти.

Плюс «Росатом» предложил Африке бизнес-схемы для проектов в сфере мирного атома от строительства под ключ до продажи электроэнергии с борта плавучей АЭС. В принципе, Россия может себе позволить и АЭС по турецкой схеме BOO (строй, владей, управляй) построить в случае, если политические риски будут приемлемыми.

Всего Россия прорабатывает свыше 30 энергетических проектов общей мощностью порядка 3,7 ГВт в 16 странах Африки.

С высокотехнологичными товарами все несколько сложнее

«Ростсельмаш» планирует в ближайшие пять лет поставить в страны Африки несколько сот тракторов и комбайнов — лидеру российского с/х машиностроения есть чему поучиться у «Минского тракторного завода», который уже не первый год активно осваивает африканские рынки. Впрочем, это касается не только «Ростсельмаша», но и России в целом — Белоруссия Африке уже давно уделяет серьёзное внимание. При этом нужно понимать, что зерно и удобрения — это якорь для с/х техники и агротехнологий.

«АвтоВАЗ» рассматривает приобретение в лизинг морских судов для доставки автомобилей в страны Африки и Латинской Америки.

В целом Минпромторг ожидает более чем 40% роста экспорта промышленных товаров в страны Африки по итогам 2023 года.

В случае с машинами и оборудованием важнейшим вопросом станет вопрос с созданием различных технопарков и индустриальных зон, в том числе в Египте, к строительству которой приступят в этом году.

Ещё сложнее с брендами. Mercedes-Benz и Louis Vuitton — это не только автомобили и вещи, но и бренды, которые позволяют продавать товары значительно дороже их себестоимости. И какими бы классными, простыми и надёжными не были российские тракторы с автомобилями, они не будут котироваться до тех пор, пока не станут значимыми брендами.

Преимущество Африки в том, что её молодое население в принципе не избаловано брендами — подавляющее большинство из них в принципе пока недоступно африканцам. ВВП Нигерии (крупнейшая экономика Африки) и ЮАР (вторая по объёму экономика Африки) — 2,2 и 6,1 тыс. долларов на душу населения соответственно. Для сравнения, у России 15 тысяч долларов на душу населения. Бедность, безусловно, не стимулирует продажи, но позволяет влезть на рынок.

И здесь нужно быть готовым к необходимости бороться за своё место на рынке с помощью кредитов, лизинга и прочих финансовых инструментов, которыми субсидируется промышленность за счёт стимулирования спроса на её продукцию. Следовательно, мы Африку придётся кредитовать, и не все кредиты будут нам возвращены, однако иного способа пустить корни в африканскую почву нет.

Плохой итог саммита состоит в том, что Россия непростительно долго игнорировала Африку, доказательством чего является 18 млрд долларов товарооборота. Для сравнения, товарооборот России и Белоруссии по итогам 2022 года 43,4 млрд долларов — почти в 2,5 раза больше, чем со всем «черным континентом».

Хороший итог саммита в том, что нет ничего непоправимого и даже при минимальных усилиях удвоить товарооборот к 2030 году вполне реально.  таком случае он будет на уровне товарооборота Африки с Турцией и 11,4 раза меньше товарооборота Африки с Евросоюзом.

В общем, есть куда двигаться, к чему стремиться и о чём подумать.

Иван ЛИЗАН, политэкономист, руководитель аналитического бюро проекта «Сонар-2050».

Фото: ТАСС.

АКТУАЛЬНО