Россия играет координирующую роль в отношении всех процессов на Южном Кавказе

Россия играет координирующую роль в отношении всех процессов на Южном Кавказе
182

На состоявшемся в Тегеране заседании группы (платформы) «3+3» на уровне Министров иностранных дел уделили много внимания геополитической ситуации в регионе, выразили удовлетворение процессами нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией, Азербайджаном и Ираном, Арменией и Турцией. По всем этим вопросам Россия активно их поддерживает и будет продолжать это делать.

Об этом на брифинге по итогам саммита платформы «3+3» в столице Ирана рассказал глава внешнеполитического ведомства России Сергей ЛАВРОВ. По его словам, все участники мероприятия согласились с тем, что для Грузии в данном формате дверь остается открытой:

— Понимаем причины, по которым грузинское руководство пока воздерживается от присоединения к «шестерке». Ценим, что Тбилиси исходит из возможности сделать это в будущем (как мы понимаем). При всех обстоятельствах нынешние власти в Грузии во всех своих действиях исходят из коренных национальных интересов, как они не раз доказывали. Это дает основание полагать, что полноценный формат «3+3» может заработать в недалеком будущем.

Формат «3+3» — инициатива Баку и Анкары. Что Вы можете сказать об отношении Еревана к нему? Воспринимают ли Азербайджан и Армения этот формат как полноценную площадку для урегулирования в сфере армяно-азербайджанского конфликта? Как Москва относится к данному формату?

—Армения относится к этой площадке позитивно, т.к. участвует здесь.

Что касается отношения этого формата к происходящему между Ереваном и Баку, то по большому счету конфликт урегулирован. Стороны согласились с тем, что Нагорный Карабах принадлежит Азербайджану. Это была главная нерешенная проблема.

Сейчас остаются практические шаги по полной нормализации отношений. Прежде всего, по подготовке мирного договора, делимитации границ и налаживания транспортных, экономических связей без препятствий. Об этом было договорено на встречах Президента России Владимира ПУТИНА, Президента Азербайджана Ильхама АЛИЕВА и премьер-министра Армении Никола ПАШИНЯНА. Напрямую эти аспекты армяно-азербайджанских отношений в формате «3+3» не обсуждаются. Для этого есть другие, согласованные сторонами каналы.

Россия играет координирующую роль в отношении всех этих процессов. Сама по себе дополнительная площадка (помимо СНГ и других форматов, где присутствуют Баку и Ереван), посвященная расширению позитивных тенденций, созданию условий для устойчивого развития всего региона, объективно помогает решать остающиеся вопросы в отношениях между Азербайджаном и Арменией.

МИД России не раз призывал начать процесс делимитации границ. После новостей об упразднении Нагорного Карабаха как республики, Ереван заявил о готовности начать этот процесс. Созданы ли все условия, чтобы двигаться к мирному договору между Баку и Ереваном? Что или кто этому мешает?

— Делимитации была посвящена отдельная договоренность Москвы, Баку и Еревана. Армяне и азербайджанцы условились создать комиссию по делимитации, в работе которой с их согласия будет участвовать российская сторона в качестве консультанта. К сожалению, длительный период комиссия не собиралась. Хотя за последний год были попытки (и продолжаются) со стороны США и, прежде всего, Европейского союза внедриться в процесс делимитации.

Россия не против любых контактов, которые армяне и азербайджанцы сочтут для себя полезными. Но экспертам прекрасно известно, что все необходимое для обсуждения и согласования делимитации, включая карты, оставшиеся с советских времен, находятся только у Российской Федерации. Партнеры это понимают.

Мы не пытаемся делать из этого большую проблему. Пусть «попытают счастье» в Брюсселе, если у них есть на то желание. Но мы всегда готовы реально помочь приступить к практической делимитации.

Сейчас сектор Газы находится в центре внимания. Госсекретарь США Энтони БЛИНКЕН заявил, что готовы действовать, если произойдёт эскалация конфликта из-за неких «третьих сил» проиранских сторонников. Было ещё одно громкое заявление о том, что не удастся вернуться к механизму, существовавшему ранее, статус-кво между Израилем и сектором Газы. Нужен некий новый механизм, но БЛИНКЕН не уточняет какой. Согласны ли Вы с этим? Что это за формула на перспективу? Как она может выглядеть?

— Что касается прогнозов Госсекретаря США Энтони БЛИНКЕНА относительно вмешательства в этот конфликт «третьих сил». Соединённые Штаты находятся в ряду лидеров тех, кто уже вмешивается. Это и направление в зону конфликта двух авианосных групп и несколько тысяч солдат со всем необходимым вооружением, включая тяжёлое. Чем больше будет таких инициативных шагов со стороны любого государства, тем выше риск и опасность того, что конфликт разрастётся.

Убеждены, что первым и неотъемлемым шагом должно стать прекращение огня, решение гуманитарных вопросов и содействие выезду иностранных граждан из сектора Газы. Затем будет нужен механизм, который должен рассмотреть ситуацию в широком контексте. О нем мы говорили не одно десятилетие в ООН.

Всё международное сообщество (это до сих пор остаётся фактом) подтвердило и продолжает подтверждать свою приверженность принципу двух государств. Это так называемое двугосударственное решение проблемы, когда два полноценных суверенных государства Палестина и Израиль будут жить бок о бок в добрососедстве, мире и безопасности между собой и со всеми остальными соседями.

Как вы знаете, этот план закреплён в целом ряде решений Совета Безопасности ООН и в Арабской мирной инициативе, которую в 2002 году выдвинула Саудовская Аравия. Она одобрена всеми мусульманами и приветствовалась другими членами международного сообщества. Этот план был воплощён в договорённостях о том, что координировать соответствующие прямые переговоры будут четыре «игрока»: Россия, США, ООН и Евросоюз — «квартет» международных посредников.

США долгие годы по сути дела блокировали работу этого механизма, встречались «для галочки», никаким образом не пытались нащупать те шаги, которые позволят выполнить решение СБ ООН в том, что касается границ будущего палестинского государства, его столицы, решения проблем беженцев и водоснабжения. Всё это расписано в резолюции СБ ООН. В последние пару лет США прекратили работу «квартета». Сейчас никакой другой инстанции, которая была бы приемлема для всех, не существует. Если у Госсекретаря США возникли какие-то яркие идеи на сей счёт, то нам о них неизвестно.

Убеждён, что в одиночку, как это пытались долгие годы делать США, никто палестинцев и израильтян не примирит.

Надо действовать, опираясь на коллективный потенциал стран региона, Евросоюз и США (без них тут тоже трудно обойтись). Действовать нужно коллективно, а не односторонне.

Некоторые палестинские и израильские политики заявляют о том, что именно Россия могла бы стать посредником в переговорах между Израилем и Палестиной. Планирует ли Россия выступить с мирной инициативой в ближайшее время? Если да, когда, и какие основные принципы эта инициатива могла бы отражать? 

— Только что ответил, что односторонние посреднические услуги здесь едва ли помогут. Россия была частью посреднического механизма в виде «квартета» международных посредников. Наша страна по-прежнему готова всячески помочь остановить кровопролитие и перейти к обсуждению долгосрочного решения на основе резолюции Совета Безопасности ООН. У нас действительно нормальные отношения с Израилем и Палестиной.

Президент России Владимир ПУТИН всегда неизменно подчёркивал в своих международных выступлениях, посвящённых Ближнему Востоку, нашу особую приверженность обеспечению безопасности Израиля. Там полтора, а то и два миллиона наших граждан.

Видим, в каких геополитических условиях эта страна развивается. Понимаем, что ей нужен мир так же, как и её соседям. Это включает в себя и Сирию, и Ливан, и палестинцев, которым уже семьдесят пять с лишним лет не позволяют создать собственное государство, как тому присягнуло всё прогрессивное человечество ещё в конце сороковых годов прошлого века.

Недавно наши турецкие коллеги выдвинули идею о том, чтобы страны, имеющие влияние на стороны конфликта, выделили своих гарантов, которые могли бы объединиться и согласовать некие рекомендации сторонам. Сегодня попросил своего коллегу — Министра иностранных дел Турции Хакана ФИДАНА, чтобы они конкретизировали эту идею. Посмотрим. В любом случае мысли движутся в правильную сторону коллективных действий.

На каком этапе находится новый российско-иранский договор о стратегическом всеобъемлющем партнёрстве? Ранее звучали предложения, что документ может быть заключен до конца года. Может ли на сроках или на содержании отразиться обострение на Ближнем Востоке?   

— Подготовка нового большого договора находится на продвинутом этапе. Процентов восемьдесят пять согласовано. Остаются некоторые конкретные вопросы, по которым идёт активный переговорный процесс.

По срокам ангажироваться не буду. Для нас всегда важнее были не искусственные сроки, а результат. Так и в этом случае. Не вижу какого-то прямого воздействия в какой бы то ни было форме того, что происходит между палестинцами и израильтянами, на наш переговорный процесс с Исламской Республикой Иран.

Сегодня на встрече с Президентом Ирана Эбрахимом РАИСИ подтвердили приверженность скорейшему завершению работы над этим новым документом.

АКТУАЛЬНО