Казахстан старается закольцевать на себя ключевые процессы в Центральной Азии

Казахстан старается закольцевать на себя ключевые процессы в Центральной Азии
196

В ходе недавней встречи секретарей Советов безопасности стран Центральной Азии в Астане Президент Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ в качестве одной из мер противостояния потенциальным угрозам экстремизма и терроризма предложил создать в Казахстане Региональный центр ООН по целям устойчивого развития для Центральной Азии и Афганистана.

Политический аналитик из России Михаил НЕЙЖМАКОВ напомнил, что казахстанский лидер ранее уже неоднократно поднимал вопрос создания подобного центра, как в рамках выступлений на крупных международных площадках (например, на сессии Генассамблеи ООН в сентябре 2023 года), так и в рамках двусторонних переговоров. Однако, по наблюдению эксперта, многие влиятельные державы могут считать более выгодным для себя оттягивание решения этого вопроса, чтобы иметь дополнительный повод для политического торга с Астаной:

По сути, очень многие влиятельные игроки, включая США, Китай, Россию так или иначе контактируют с Афганистаном — то есть, взяли курс на его вовлечение в контакты, а не изоляцию. Но многое будет зависеть от того, насколько стабильной окажется ситуация в средне- и долгосрочной перспективе в самом Афганистане и какая из групп влияния сможет в дальнейшем доминировать внутри «Талибана»*.

Нередко, когда политики говорят о деструктивных «сторонних силах», это призыв к дипломатичной форме к самим присутствующим (и представляемым ими государствам) не втягиваться в конфронтацию и решать все спорные моменты за столом переговоров.

Кроме того, поскольку эта реплика была сказана в ходе встречи Касым-Жомарта ТОКАЕВА с секретарями Советов безопасности государств региона, это может быть призывом к более активному взаимодействию силовых ведомств стран Центральной Азии для противодействия внутренним угрозам — от попыток подготовки масштабных протестных кампаний до деятельности радикальных исламистских групп. В целом, многие страны мира в последние годы уже затронул тренд на наращивание военных расходов, но одним из аспектов этой тенденции становятся и шаги многих государств по укреплению собственных спецслужб. А также активизации взаимодействия между силовыми ведомствами нейтрально настроенных друг к другу стран — нередко даже в ситуациях, когда такие государства не входят в один военный блок.

По многим направлениям действительно идут более активные контакты между странами региона. В качестве яркого примера можно выделить, например, переговоры между представителями Киргизии и Таджикистана по вопросу делимитации и демаркации границы. Можно отметить и взаимодействие между Казахстаном и Узбекистаном, в частности, апрельский визит в Узбекистан Касым-Жомарта ТОКАЕВА и ратификацию Мажилисом, а затем Сенатом Парламента Казахстана Договора о союзнических отношениях двух стран, подписанного в декабре 2022 года.

Довольно активные переговоры между представителями стран региона по ряду вопросов можно связать с несколькими причинами.

Во-первых, хотя конкуренция за влияние в Центральной Азии между крупными международными игроками по-прежнему сохраняется, приоритетное внимание этих государств, во многом, отвлечено на другие части мира. Для России это конфликт с Украиной, к которому привлечено и внимание западных государств. Для США и КНР это, во многом, конкуренция в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Помимо прочего, интересы мировых держав пересекаются на Ближнем Востоке, где с октября 2023 года наблюдается новый виток эскалации.

Как показывает опыт, отвлечение внимания крупных мировых держав на другие направления нередко ведет к активизации конфликтов в тех регионах, с которыми они, даже временно, стали вести менее интенсивную и плотную работу.

В этой ситуации на государства Центральной Азии возрастает нагрузка по реагированию на региональные проблемы собственными силами, что мотивирует их, как минимум, чаще контактировать друг с другом для обсуждения возможных путей решения этих вопросов. То есть, такая ситуация подталкивает государства региона к переговорам, как минимум, по двум направлениям — с целью снижения рисков масштабных региональных конфликтов и, в то же время, поиска точек соприкосновения для работы с проблемной повесткой.

Во-вторых, государства Центральной Азии вынуждены, как минимум, консультироваться для реагирования на уже названные выше проблемы безопасности — от активности исламистских групп до различных сценариев развития внутренней ситуации в Афганистане.

В-третьих, страны региона стремятся выйти на новый уровень экономического развития (здесь амбициозные планы были обозначены, например, и Казахстаном, и Узбекистаном). Но такой курс в перспективе будет делать более острыми, скажем, проблемы, связанные с водными ресурсами в регионе. Отмечу, например, обсуждение этой темы под эгидой Совета глав государств — учредителей Международного фонда спасения Арала. Это также создает дополнительные стимулы для выстраивания диалога между государствами Центральной Азии.

По материалам CheckPoint.

* — находится под санкциями ООН за террористическую деятельность.

АКТУАЛЬНО