НАМИК ГЕЙДАРОВ: «ЛЮБОЙ ИНОСТРАННЫЙ КОНТИНГЕНТ В АФГАНИСТАНЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ КАК ВРАГИ ИСЛАМА»

НАМИК ГЕЙДАРОВ: «ЛЮБОЙ ИНОСТРАННЫЙ КОНТИНГЕНТ В АФГАНИСТАНЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ КАК ВРАГИ ИСЛАМА»Как удалось миротворцам из Азербайджана наладить хороший контакт с местным населением в Афганистане и когда эта страна перестанет быть одной из самых «горячих точек», перейдя к мирной созидательной жизни — в интервью директора аналитического центра политической миссии ООН в Багдаде (Ирак) Намика ГЕЙДАРОВА.

— Несколько дней назад, в результате нападения террориста-смертника на базу грузинского миротворческого контингента в афганской провинции Гильменд погибло несколько военнослужащих. Насколько часто происходят такие нападения террористов-смертников на миротворцев в Афганистане?

— Прежде всего, спасибо за вопрос. Все что я скажу, это конечно моя личная точка зрения. Конечно, инцидент в Гилменде — это очень трагично. Мои соболезнования грузинской стороне. Действительно, нападения такого рода в Афганистане не редкость. Случается, что гибнут ни в чем не повинные люди: дети, старики, женщины, которые к международной коалиции НАТО в Афганистане вообще не имеют никакого отношения.

Давайте я проясню. Грузинские, американские или какие-либо другие иностранные военные контингенты в Афганистане прежде всего воспринимаются как «оккупанты» и «враги ислама». Поэтому такие нападения будут происходить часто, пока из страны не будут выведены иностранные войска. Гильменд к тому же очень сложная с точки зрения безопасности провинция, хотя ситуация с такими опасными в прошлом уездами, как Гам Сер и Марджа, сегодня несколько лучше.

Отмечу, что с 2007 года мы видим резкую активизацию вооруженной оппозиции по всему Афганистану, а в период, например, с 2006 по 2010 год, интенсивность нападений и прочих вооруженных инцидентов выросла почти на 18 %. Думаю, сейчас динамика даже хуже.

— Почему столь обученные и, казалось бы, готовые ко всему военные формирования миротворцев из НАТО оказываются не готовы к нападению со стороны боевиков?

— Во-первых, возможности международной коалиции сейчас крайне ограничены. Дело в том, что они сконцентрированы в городах и областных центрах, они находятся почти в гарнизонном режиме и их разведке работать в таких условиях очень тяжело.

Во-вторых, сейчас идет активный вывод и передислокация войск ближе к северу, в районе города Мазари-Шариф, где уже достроено железнодорожное сообщение с Узбекистаном, чтобы к 2015 году постепенно вывести основной контингент через Среднюю Азию обратно в Европу и США. То есть сейчас силы коалиции уходят, хотя какая-то часть войск, скорее всего американцы, где-то все же останутся. Но , согласитесь, активно воевать в таких условиях передислокации войск очень трудно!

В-третьих, передача ответственности за безопасность афганским войскам и силам правопорядка продвигается туго. Прогресс, по-моему, мало ощутим, особенно плох на юге и юго-востоке страны. Международным миротворцам пока трудно обеспечивать порядок повсеместно, а значит вооруженные бандформирования могут иногда беспрепятственно проникать прямо в городские центры и готовить теракты прямо под носом у полиции.

Есть еще, конечно, серьезное вмешательство и поддержка бандформирований со стороны некоторых соседних государств, но это очень сложная и противоречивая тема, которую надо решать на уровне региональных государств, спокойно и без эмоций.

— В каких условиях проходит служба азербайджанских миротворцев в Афганистане?

— Я встречался с нашими бойцами в неформальной обстановке. Как вы знаете, они расквартированы вместе с турецкими военнослужашими недалеко от центра Кабула. Сама база очень современная, хорошо обустроенная. Наши ребята заняты патрулированием и обороной стратегического объекта на юге Кабула. Они хорошо обучены и дисциплинированы.

— Есть ли риск нападения на наших миротворцев со стороны террористов- смертников?

— Знаете, террористы-смертники — это очень серьезная, но не единственная угроза для личного состава. В Афганистане много других угроз, начиная от шальной пули до дизентерии. Осторожность нужна везде и всегда. Другое дело, что и турки, и азербайджанцы сумели наладить хороший контакт с местным населением.

Поразительно, но когда я был в Кабуле, турки и наши ребята ездили по городу на бронемашинах без электронных «глушилок» и пулеметов, нацеленных на окружающих, и часто махали детям руками.

Для сравнения, когда ездят американцы, перекрывается вся дорога, глушатся мобильные телефоны, создаются километровые пробки, и нервозные солдаты смотрят на всех окружающих через прицелы пулеметов, а к замыкающей колонну машине не разрешают подьезжать даже на 100 метров. Это вызывает раздражение местного населения.

К самой большой угрозе я бы, пожалуй, сейчас отнес возможность похищения или пленения не только наших военнослужащих, но и гражданских сотрудников с целью получения выкупа. Азербайджан уже воспринимается как богатая страна, а это может создать мнение у некоторых террористических групп или просто бандитов, что за похищенного можно взять большой выкуп.

Например, в 2010 году в целом по Афганистану было захвачено около тысячи заложников, а для сравнения, в Ираке за этот же год всего пятьдесят. Тенденция на сегодняшний день почти такая же.

— Но в целом отношение к нашим миротворцам со стороны местного населения хорошее ?

— Да, довольно хорошее. Это еще и потому, что в Кабуле, где несут службу наши ребята, население образованное и лояльное. Новости по Кабулу идут быстрее, чем, например, в провинции Тахар из-за большей концентрации СМИ, поэтому добрая и дурная слава до населения доходит очень быстро.

Кстати, особенной популярностью у местного населения пользуются наши военные врачи, которые несколько раз в неделю бесплатно консультируют и лечат местное население. Представляете, даже мои турецкие друзья мне говорили, что предпочитают ходить на консультацию к азербайджанским докторам!

— Приятно слышать такие отзывы. Ну и резюмирующий вопрос. Каким Вы видите будущее Афганистана и каковы перспективы азербайджано-афганских взаимоотношений?

— Это очень сложный вопрос. Афганистан находится в крайне непростом регионе. С одной стороны Пакистан, с его плохо управляемой территорией племен, политическим кризисом и разгулом талибов. Многие в Афганистане не признают так называемую «линию Дюрранда» и границы современного Пакистана. С другой стороны Иран, с его проблемами и идеологией пропаганды шиизма.

Плюс, мы имеем еще мощный наркотрафик который вызван крайней бедностью афганских фермеров, не имеющих другого пути выжить, кроме как выращивать мак или работать на огромных маковых плантациях крупных наркоторговцев. Без применения силы проблему наркотрафика не решить, притом силу применять не только собственно в Афганистане, но и во всей Средней Азии, через которую афганские наркотики идут в мир, очень сложно.

На этом фоне выводятся иностранные войска, но могут сохраниться базы НАТО с высокотехнологичным оружием, что вызывает недовольство Ирана и Китая.

Также нужно учитывать, что на носу президентские выборы 2014 года, а это уравнение со многими неизвестными.

Есть проблемы таджико-узбекского Севера, межнациональные трения между пуштунами и хазарейцами. Есть богатый Запад, бедный Юг и проталибский Юго-Восток. Кабул — это почти самодостаточный анклав, который плохо контролирует остальную страну.

Я могу продолжить этот далеко не полный перечень вызовов и проблем. Но и уже сказанного достаточно, чтобы понять: будущее Афганистана пока неоднозначно. Хочу подчеркнуть, что все это исключительно моя субъективная и личная оценка.

Есть, конечно, и кое-какие достижения. Афганцы — очень гордый и одаренный народ. Им нужна стабильность и они смогут многого добиться. Необходимо сначала стабилизировать Пакистан, и достичь его согласия по многим чисто афганским вопросам. Конкуренцию Индии и Пакистана в Афганистане нужно нейтрализовать. Она мешает афганцам.

С другой стороны, нужно бросить все силы на создание по-настоящему качественной и оснащенной армии и очистить полицию от коррупции. Надо действовать понятными афганцам способами, а не сбрасывать им дорогущие и старые «Хаммеры», которые через год — два перестанут работать.

С точки зрения экономики, надо понимать, что Афганистан — это прежде всего горная, труднодоступная и аграрная страна, где есть колоссальные водные ресурсы и, как ни странно, вместо того, чтобы продавать свою гидроэлектроэнергию, они ее покупают по баснословным ценам у Туркменистана и Узбекистана.

Потенциал азербайджано-афганских взаимоотношений огромен. Мы говорим на понятном им языке, я имею в виду с точки зрения менталитета и культуры. Их главные проблемы — это недостаточный опыт государственного управления, коррупция и необразованность. Прежде всего, мы могли бы предложить обучение и технологии. Это самое главное. Не надо пытаться за них воевать или решать их проблемы. Нужно дать им необходимый инструментарий, с помощью которого они самостоятельно решали бы свои проблемы.

Мы можем посодействовать также и в решении дипломатических проблем между Афганистаном и Пакистаном, с обеими странами у нас блестящие отношения. В нефтегазовой сфере можно подумать о создании малых нефтеперерабатываюших заводов для переработки нефти из Ирана или Туркменистана на территории самого Афганистана.

В Афганистане есть газ, золото, уголь, уран, который мы можем добывать и на месте перерабатывать. Цемент у них очень плохого качества, а строительный бум в самом разгаре, особенно в Кабуле и на севере страны.

Одним словом, потенциал сотрудничества очень большой. Афганистан — близкая и братская нам страна и мы не должны оставлять их в беде, тем более что при правильном подходе дивиденды от такого сотрудничества для обеих стран могут быть очень солидными.

Беседовал Акпер ГАСАНОВ.

Поделиться в соц. сетях

НАМИК ГЕЙДАРОВ: «ЛЮБОЙ ИНОСТРАННЫЙ КОНТИНГЕНТ В АФГАНИСТАНЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ КАК ВРАГИ ИСЛАМА»
0
НАМИК ГЕЙДАРОВ: «ЛЮБОЙ ИНОСТРАННЫЙ КОНТИНГЕНТ В АФГАНИСТАНЕ ВОСПРИНИМАЕТСЯ КАК ВРАГИ ИСЛАМА»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий