ПРОРЫВ ПО СТАТУСУ КАСПИЯ ВНОВЬ ОТЛОЖЕН

САММИТ_КАСПИЙ

В «каспийской столице» России — Астрахани — завершился IV Саммит прикаспийских государств, участие в работе которого приняли главы всех стран региона: Владимир ПУТИН (Россия), Ильхам АЛИЕВ (Азербайджан), Нурсултан НАЗАРБАЕВ (Казахстан),  Хасан РУХАНИ (Иран) и Гурбангулы БЕРДЫМУХАМЕДОВ (Туркменистан).

Стороны согласовали пятистороннее заявление, в котором зафиксировали будущие договоренности по статусу Каспия. Предварительно достигнута договоренность о разделе Каспийское море на две зоны — государственного суверенитета прибрежных стран и рыболовства.

Вопросы, связанные с энергетическими ресурсами, оказывают большое воздействие на международные отношения. Колоссальное стратегическое и экономическое значение нефти и газа в современном мире приводит к острой политической борьбе ведущих держав за право контролировать месторождения и трубопроводы. К середине 1990-х годов  регион Каспийского моря приобрел для США собственное большое значение из-за значительных залежей нефти и газа.

Корпорации США очень активно включились в большинство проектов освоения месторождений Каспийского моря и прилегающих к нему территорий. Только на освоение азербайджанской нефти американские фирмы инвестировали около 40 млрд долларов. Тенгизский проект в Казахстане, возглавляемый американскими компаниями Chevron и ExxonMobil, оценивается в 20 млрд долларов.

Несмотря на это, проблема определения статуса Каспийского моря после развала Советского Союза является одной из самых сложных, стоящих сегодня перед сообществом стран региона. Длительные дискуссии по поводу международно-правового статуса Каспия привели к тому, что он приобрел статус «моря раздора».

Исторически статус Каспия определялся двусторонними соглашениями Российской Империи (затем РСФСР и СССР) с Персией (Ираном), правопреемниками которых стали четыре постсоветских прикаспийских государства и Иран.

Каспийское море в свое время не было разделено на советский и иранский секторы, а фактическая линия раздела «Астара — Гасан-Кули» никогда не была признана как формальная морская граница между СССР и Ираном.

Вопрос недропользования и разграничения моря по его дну (что является предметом спора между прикаспийскими государствами) вообще не имел смысла. Со времени распада СССР лидеры прикаспийских государств, подтвердили свою приверженность международно-правовым документам советской эпохи по вопросу о статусе Каспия (Алмаатинская декларация от 21 декабря 1991 г.), но фактически стороны просто перестали брать их в расчет.

Практически у всех прикаспийских государств есть свой подход к разграничению моря. Россия выступает с инициативой о разграничении дна Каспия между сопредельными государствами по срединной линии, но при сохранении в общем пользовании водного пространства, обеспечении свободы судоходства, согласованных норм рыболовства и защиты окружающей среды.

Казахстан и Азербайджан в целом согласны с этим подходом деления недр моря, что и было зафиксировано в соответствующих межгосударственных соглашениях. Но при этом Азербайджан изначально проводил линию на раздел Каспия на национальные сектора как части государственной территории.

Это нашло отражение даже в Конституции страны 1995 года, которая включает в определение «национального сектора» Азербайджана не только дно, но также водную толщу, поверхность, а также воздушное пространство Каспия.

В целом аналогичной позиции придерживается и Туркменистан. А вот Иран отдает предпочтение сохранению Каспийского моря в общем пользовании по принципу кондоминиума. Одновременно Тегеран заявляет, что готов согласиться с разделом Каспия на национальные сектора, но только на условиях равных долей (по 20%), что не устраивает остальные страны.

Так что по вопросу статуса Каспия, где сосредоточены уникальные запасы осетровых рыб и колоссальные залежи энергоресурсов, видимо, еще не скоро будет достигнут консенсус. Прикаспийские государства пока с легкостью договариваются лишь об одном: не подпускать к дележу богатств моря другие страны. А вот как делить между собой — в этом вопросе договориться не так-то просто. Ведь слишком велики ставки и искушение.

За два десятилетия ожесточенных споров по определению статуса Каспия пяти прибрежным странам так и не удалось найти приемлемую для всех формулу и добиться заключения искомой Конвенции.

Тем не менее, определенный прогресс в смягчении и сближении позиций ряда стран наблюдался. Так, России, Казахстану и Азербайджану удалось выработать единую позицию и соответствующими соглашениями снять ряд вопросов. В 1998 году между Россией и Казахстаном были заключено соглашение о разграничении дна северной части Каспия в целях осуществления суверенных прав на недропользование.

В 2001 году аналогичное соглашение о разграничении дна Каспия заключено между Казахстаном и Азербайджаном. В 2003 году между Россией, Казахстаном и Азербайджаном заключено Соглашение о точке стыка линий разграничения сопредельных участков дна Каспийского моря. Последний документ узаконил (в трехстороннем формате) правовой статус около 60% недр акватории моря.

В решении проблемы правового статуса Каспия основная роль с самого начала отводилась саммитам глав прикаспийских государств. За истекший период состоялись всего 4 саммита прикаспийских стран, последний прошел накануне  в Астрахани. Главы прикаспийских стран поспешили назвать его крайне продуктивным и даже прорывным, полагая, что до подписания Конвенции о статусе Каспия уже рукой подать.

Однако примерно такие же позитивные оценки и оптимистические заявления были в свое время сделаны и после Тегеранского саммита 2007 года, а также после Бакинского саммита 2010 года, а «статусный воз» и поныне там.

Меж тем, самым главным успехом Астраханского саммита, пожалуй, можно считать достижение сторонами договоренности о создании в море двух зон: зоны государственного суверенитета и рыболовной. В сумме они составят 25 морских миль (45 км) от побережья.

Кроме того, «каспийская пятерка» договорилась не пускать в регион силы НАТО, что важно, прежде всего, для России и Ирана, находящихся с Североатлантическим альянсом в достаточно напряженных отношениях.

Астраханский саммит глав прикаспийских стран заложил основу нового этапа определения статуса Каспийского моря, считает заместитель Министра иностранных дел Азербайджана Халаф ХАЛАФОВ. По его словам, соглашение о биоресурсах создаст всем пяти странам возможность более рационально их использовать.

«Вторым важным моментом саммита является достижение согласия по сотрудничеству в чрезвычайных ситуациях. Также важным шагом является подписание соглашения по гидрометеорологии», — сказал он.

По словам ХАЛАФОВА, само заявление глав государств определило главные принципы урегулирования вопроса статуса Каспийского моря. Следующий саммит пройдет в Казахстане, и рабочей группе поручено окончательно подготовить проект конвенции к подписанию, добавил азербайджанский дипломат.

Азербайджан еще в 1994 году, подписав «Контракт века», заложил основу международного сотрудничества на Каспии, сказал Халаф ХАЛАФОВ: «Подписанные ранее трехсторонние соглашения с Россией и Казахстаном полностью обеспечивают нам право на разработку месторождений на Каспии».

По словам замминистра, суверенитет, территориальная целостность, невмешательство в дела друг друга определены как основные принципы сотрудничества между прикаспийскими странами.

Все прикаспийские государства пришли к единому мнению, что Каспий должен оставаться мирным морем, все проблемы и вопросы должны решаться исключительно мирным путем.

«Азербайджан, как и все остальные прикаспийские страны, выступает против военизации Каспия. При военных учениях на море все остальные страны должны быть предупреждены», — отметил Халаф ХАЛАФОВ.

Наконец, по словам дипломата, после 18-летних переговоров достигнуто согласие по основным вопросам по Каспию, а это означает, что улучшилась атмосфера доверия и сотрудничества на прикаспийского пространстве.

По мнению же азербайджанского политолога Расима МУСАБЕКОВА, в проблеме Каспия не удается размежевать интересы с Ираном, притязания которого чрезмерны. По его словам, в советское время Иран контролировал 9-10%, теперь же его притязания на 20%.

«И эти притязания направлены не в отношении российского или казахстанского сектора, а преимущественно направлены на туркменский и азербайджанский секторы. И пока найти с ними какое-то итоговое согласие не удается.

Также до сих пор нам не удается (правда, там причины несколько иные) размежевать интересы с Туркменистаном. То есть в этом смысле проблемы раздела интересов на юге Каспия остаются, и они для Азербайджана, безусловно, являются актуальными. Точно также, я думаю, они являются актуальными и для Туркменистана, — считает Расим МУСАБЕКОВ.

— Тем не менее, основной вопрос заключается в том, чтобы мирно решать все существующие споры. Плюс для Азербайджана и для других прикаспийских государств, безусловно, важен свободный выход из Каспия. Россия достаточно произвольно регулировала этот вопрос: кого пропускать, сколько раз, — в зависимости, скажем, от градуса отношений, — через свою коммуникационную систему. Я имею в виду Волго-Донской канал и реки Волгу и Дон. И если в этом вопросе тоже будут действовать определенные правила, то это будет существенный успех».

Как видим,  проблема  раздела Каспийского моря  пока еще остается предметом неурегулированных разногласий. Теперь наступает время для принятия какого-либо прорывного совместного решения, которое более четко определило бы и национальные интересы государств региона и перспективы их совместного сотрудничества.

Вот почему саммит глав прикаспийских государств в Астрахани может стать важным шагом на пути не только укрепления и расширения сотрудничества между всеми пятью странами, но и позволит выработать новый взгляд и подходы к урегулированию имеющихся проблем.

Заур РАСУЛЗАДЕ, специально для POLITRUS.com.

Фото: kremlin.ru.

Поделиться в соц. сетях

ПРОРЫВ ПО СТАТУСУ КАСПИЯ ВНОВЬ ОТЛОЖЕН
0
ПРОРЫВ ПО СТАТУСУ КАСПИЯ ВНОВЬ ОТЛОЖЕН

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий