УМАРАЛИ КУВВАТОВ: «МЫ ТРЕБУЕМ ОТСТАВКИ РАХМОНА И ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ КИТАЙЦЕВ»

УМАРАЛИ КУВВАТОВ

В одной из беднейших стран Центральной Азии — Таджикистане — в ближайшее время может смениться правящий режим. Главным требованием проходящего сегодня в Душанбе многотысячного митинга является отставка Эмомали РАХМОНА, фактически находящегося во главе государства с 1992 года.

Примечательно, что происходящее сейчас в Таджикистане — тот редкий случай на постсоветском пространстве, когда за основной силой протестующих — «Группой-24» — маячат не США, а Россия. В свою очередь, РАХМОН надеется удержать власть при помощи Китая — приказа на разгон демонстрантов в аэропорту Душанбе ожидает без малого тысяча китайских спецназовцев в полной боевой экипировке.

Накануне таджикские власти заблокировали доступ к ведущим социальным сетям и сайтам российских информационных агентств, а местные мобильные операторы отключили услугу отправки/получения смс-сообщений. Митингующие экстренно устанавливают на свои смартфоны разработанный российскими инженерами уникальный мессенджер FireChat, позволяющий общаться посредством Wi-Fi и Bluetooth.

Накануне лидер движения «Группа-24» — скрывающийся в России опальный таджикский политик Умарали КУВВАТОВ рассказал журналистам об объективных причинах резкого всплеска протестных настроений в Таджикистане.

— Движение «Группа-24» представляет граждан Таджикистана и этнических таджиков, по тем или иным причинам уехавших за пределы республики, живущих за рубежом. В нашем движении мы смогли объединить представителей разных регионов нашей республики, многие из которых были разобщены усилиями РАХМОНА. Старая, как мир политика: разделяй и властвуй. Собственно, он не таджик, и ему откровенно плевать на интересы таджиков.

— А кто он по происхождению?

— Из информации, которую мы сумели получить, выяснилось, что он узбек, однако на самом деле он не узбек, а карлык, то есть по происхождению он потомок тех монголов, что пришли в Таджикистан вместе с монгольскими завоевателями. Позднее их назовут хазарийцами.

— Насколько сильно влияние карлыков, или потомков монголов, в Таджикистане?

—  До появления фигуры Эмомали РАХМОНА карлыки не представляли сколь бы то ни было значимой политической силы. В ходе гражданской войны таджики воевали между собой. Одни хотели Советский Союз, другие были настроены религиозно. Этим воспользовались более сплоченные карлыки.

Эмомали РАХМОН сумел войти в доверие к полевому командиру Сангаку САФАРОВУ, который помог ему стать главой Верховного совета республики. Позднее САФАРОВ был убит при загадочных обстоятельствах.

Карлыков очень много в клане президента РАХМОНА, поэтому мы считаем, что власть должна вернуться к таджикам, к большинству населения нашей страны.

— Расскажите о проблемных вопросах во взаимоотношениях с соседями Таджикистана.

— Отдельно я бы хотел сказать о Китае. Я вижу большую опасность в утверждении Китая в Средней Азии. Посмотрите на когда-то независимые Тибет и Уйгуристан. Сейчас они интенсивно заселяются китайцами, коренное население притесняется и скоро станет ничего не значащим меньшинством. Мы в Таджикистане опасаемся повторения судьбы тибетцев и уйгуров.

Китай очень грамотно поступил, воспользовавшись плодами распада СССР, в последующем проводя политику замены СССР в Средней Азии. Однако эта политика сопровождается совершенно не нужным замещением коренного населения китайцами.

Средняя Азия — стратегически очень важная территория, на которой Россия не очень активно действует, и этим пользуется Китай. Активно китайцами скупаются золотые прииски, мощности по производству различных ресурсов, например алюминиевый завод, кирпичные заводы. РАХМОН отдал китайцам таджикские земли, богатые полезными ископаемыми. В результате всего этого к нам приезжает очень много китайцев, в то время как таджики уезжают в другие страны.

— Как Вы относитесь к трудовой миграции таджиков в Россию?

— Негативно. Более того, из России, очень часто к нам возвращаются гробы. Мы видим, что в России есть свои проблемы, особенно с национализмом и ксенофобией. Но мы считаем, что нам нужно вместе и сообща поднимать наши экономики. И таджикам совершенно не обязательно отправляться на поиски работы в Россию. Мы можем создать рабочие места в Таджикистане, у нас есть для этого абсолютно все. У нас есть трудолюбивый народ, ресурсы, плодородная земля.

России будет выгоднее участвовать в инвестиционных проектах в самом Таджикистане, чем постоянно, каждый год принимать сотни тысяч таджиков, которым, откровенно говоря, в России и не рады.

Как я уже сказал, там своих проблем хватает, зачем нам эти проблемы усиливать. Но в самом начале нам нужно восстановить народную власть, восстановить коллективное принятие решений, уйти от клановости и разъедающей страну коррупции, но для этого нам нужны как таджики, находящиеся в Таджикистане, так и таджики, живущие сейчас за пределами республики. Сейчас ключевой момент в истории нашего народа, и таджики должны вернуться на Родину.

— Какова, по Вашим сведениям, численность таджикской диаспоры?

— Примерно 2,7 млн человек, из них 2 млн постоянно или временно находятся на территории России, многие целыми семьями.

По официальным данным, на территории Таджикистана проживает 8 млн человек, но у меня есть сомнения в этих цифрах. По нашим сведениям эта цифра почти в два раза ниже. Причем условия, в которых живут наши сограждане, ужасны: нет электричества, отопления, газа, то есть самых простых условий для существования.

Средняя заработная плата в стране 80-90 долларов в месяц. На эти деньги прожить невозможно, и наше население существует только за счет перечислений из-за границы. В первую очередь, из России.

— Верховный суд Таджикистана признал «Группу-24» экстремистской организацией и запретил проведение любых мероприятие. Как Вы можете это прокомментировать?

— Нас называют экстремистами, потому что мы хотим сменить режим РАХМОНА. Мы пытаемся действовать по закону, но нас при этом почему-то называют экстремистами. Сейчас ситуация такова, что если в мире случится какой-то глобальный кризис, то Таджикистан его даже не заметит. Потому что страна уже давно находится в кризисе, у нас нет своей промышленности, наши ресурсы эксплуатируют китайцы, а народ фактически живет натуральным хозяйством. Сейчас мы находимся на самом дне.

В течение 23 лет на территории Таджикистана не давали проводить самые безобидные митинги, более того, активисты, пытающиеся проводить такого рода акции, преследуются.

Мы не признаем это государство и его правительство во главе с РАХМОНОМ, нам надоело кочевать по всему миру и что нашу землю постепенно занимают китайцы. Мы сражаемся и будем сражаться за свою независимость. Это РАХМОН — главный экстремист, а не мы.

— Какими будут ваши первые шаги в случае прихода к власти? При условии, что представители вашего движения займут необходимое число мест в парламенте, а президентом станет представитель вашего движения.

— Во-первых, необходимо вернуть в казну имущество клана РАХМОНА. Особенно те земли, что они забрали у селян, их нужно вернуть народу и начать реализовывать программы помощи сельскому хозяйству. Это базовая для нашей экономики отрасль.

Во-вторых, нужно навести порядок в налоговой сфере. У нашего налогового ведомства довольно разветвленная сеть, но налоги не доходят до бюджета, а просто разворовываются. Нужна реальная реформа налоговой отрасли. Пересмотр всех налоговых ставок для более полноценного развития бизнеса в Республике Таджикистан.

В-третьих, нужно провести реформу всего чиновничьего аппарата, чтобы ликвидировать клановость и коррупцию. Нам нужны эффективные чиновники, а не коррумпированная группировка, эксплуатирующая достояние народа.

В-четвертых, необходимо провести реформы в области образования. Мы настолько сильно отстали от мира, что таджикского языка нам уже недостаточно. Мир сильно изменился, и, чтобы выжить, нам нужно знать как минимум три языка: таджикский, русский и английский.

Русский для всего постсоветского пространства — язык бизнеса и науки на этом направлении. И русский — это второй родной язык для Таджикистана. Английский важен для торговли вне постсоветского пространства, это мировой язык, без знания которого сейчас непросто выжить, особенно такой маленькой стране, как Таджикистан.

В-пятых, нам нужно пересмотреть все наши международные договоры. Нам не нужны кабальные договоры, наша задача — поднятие экономики, поэтому без пересмотра международных соглашений мы ничего не сможем изменить. С нашим народом никто не будет считаться, пока у нас действуют полуколониальные, закрепляющие неравенство соглашения.

Мы готовы создать режим большего благоприятствования для иностранного бизнеса, но не ценой ущемления прав своих предпринимателей. У нас есть перспективы в развитии туристической отрасли, в налаживании транспортных коридоров через республику. На этом и стоит сконцентрироваться в первое время.

— Существует ли проблема исламского терроризма в Таджикистане? Насколько популярны радикальные проповедники и идеи?

— Во многом все эти страхи у нас преувеличены. На этом спекулирует режим РАХМОНА, особенно в отношениях с Россией, стремясь выдать недовольство в отдельных регионах за проявления пресловутого исламского радикализма. На самом деле ситуация у нас более спокойная, чем в некоторых других странах.

В Таджикистане совсем другая ситуация, не имеющая ничего общего с ситуацией в Сирии или Ираке. В Таджикистане намеренно наступают на права верующих, права мусульман унижают.

Но у нас проблемы скорее экономического порядка, чем религиозного, нужно просто дать людям возможность верить и следовать своей религии и никаких проблем не будет. Посмотрите на Турцию, там основная масса населения страны — это мусульмане, и больше нет унижения ислама, дискриминационных законов, и экономика при этом бьет рекорды.

Посмотрите на Малайзию, мусульманская страна, одна из самых развитых в регионе. Мы намерены ориентироваться на эти страны, а угрозы исламского фундаментализма у нас нет, это страшилки.

Экономический рост, народовластие, то есть коллективное принятие решений, а также отмена дискриминационных законов снимет напряженность и уничтожит базу для зарождения так называемого исламского терроризма.

Для нас более важный вопрос — это наркомания, включая наркотрафик, а также коррупция. И вот с этим мы будем жестко бороться, вплоть до смертной казни. Из-за наркотрафика страдаем не только мы, но и другие страны, в том числе Россия, поэтому важно сообща бороться с этой реальной бедой, а не заниматься поиском вымышленных угроз.

Поделиться в соц. сетях

УМАРАЛИ КУВВАТОВ: «МЫ ТРЕБУЕМ ОТСТАВКИ РАХМОНА И ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ КИТАЙЦЕВ»
0
УМАРАЛИ КУВВАТОВ: «МЫ ТРЕБУЕМ ОТСТАВКИ РАХМОНА И ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ КИТАЙЦЕВ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий