СПАД ЭКОНОМИКИ В РОССИИ МОЖЕТ СИЛЬНО УДАРИТЬ ПО ТАДЖИКИСТАНУ

ПУТИН_РАХМОН

Негативное воздействие экономического спада в России на экономику Таджикистана может стать самым серьезным по масштабам среди стран Центральной Азии. Такой прогноз дают эксперты Всемирного банка (ВБ) в докладе «Таджикистан: замедляющийся рост, растущие риски». Они считают, что снижение российского ВВП на один процентный пункт приведет к сокращению роста таджикской экономики на такой же показатель.

В отчете Всемирного банка говорится, что Таджикистан, как ни одна другая страна в мире, сегодня зависим от денежных переводов трудовых мигрантов. В 2013 году они составили примерно половину ВВП страны. При этом 90% денег таджикские гастарбайтеры домой отправили из России. В исследовании ВБ точная сумма не приводится, но если судить по данным российского Центробанка, она в 2013 году составила 4,1 млрд долларов США.

В первом полугодии 2014 года денежные переводы от мигрантов, по оценкам ВБ, сократились на 2%. И это уже отразилось на деловой активности в Таджикистане.

«Мы видим падение потребления. В частности, замедляется оборот розничной торговли. Негативное влияние ощущается в сфере общепита и бытовых услуг», — отмечает старший экономист представительства Всемирного банка в Таджикистане Марина БАКАНОВА.

Она считает, что падение может продолжиться и в ближайшие месяцы, но пока нет оснований опасаться повторения сценария 2009 года. Тогда значительное число мигрантов, потеряв работу, вернулись домой.

Сейчас, по словам БАКАНОВОЙ, в России относительно благополучная ситуация в строительстве и розничной торговли, где заняты в большинстве своем рабочие из Таджикистана.

«Здесь, возможно, занятость не сократится, но стоит ожидать снижения или замораживания заработной платы», — прогнозирует эксперт Всемирного банка.

Душанбинский независимый финансовый аналитик Бехруз ХИМО считает, что влияние кризиса в российской экономике на Таджикистан в 2015 году будет выражено в дальнейшем спаде в розничной торговле, банкротстве мелких предпринимателей, падении ставок аренды на рынках и сокращении доходов бюджета от налогов. ХИМО говорит и о будущей коррекции на строительном рынке.

«В последние годы идет активное строительство жилых многоэтажных домов в Душанбе. Данный рынок перегрет, это во многом «пузырь» — пока переводы мигрантов росли, дома строили, надеясь на будущий спрос. Он резко упадет, и многие стройки остановятся. Пострадают дольщики», — указывает Бехруз ХИМО.

Он ожидает и роста просрочек по розничным корпоративным кредитам. В этом случае, по выражению эксперта, состояние банковской системы продолжит ухудшаться, пострадает финансовая система, и уменьшится доступность кредитов.

По мнению Бехруза ХИМО, от негативного экономического эффекта пострадают широкие слои населения в Таджикистане: «ВВП страны может продолжать расти, например, благодаря многомиллиардным вливаниям со стороны КНР и поддержке международных финансовых организаций, но показатели уровня бедности вновь начнут подниматься».

Экономический спад в России может привести и к девальвации таджикской национальной валюты сомони, считает ХИМО, обращая внимание на то, что с начала 2014 года российский рубль подешевел по отношению к доллару США на 34%. При этом сомони упал по отношению к американской валюте всего на 4-5%.

Это привело в январе-октябре к резкому росту импорта из России в Таджикистан (почти на 60% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) и давлению на резервы Нацбанка. Российским предпринимателям выгодно продать товар в Таджикистане за сомони, купить на них доллары и вернуть их в Россию.

«Россияне зарабатывают два раза — на торговой марже и разнице курсов. Резервов Нацбанка не хватит на поддержание курса сомони, если у основного торгового партнера была девальвация валюты. Именно поэтому Казахстан в феврале 2014 девальвировал свою валюту вслед за ослаблением рубля. То есть даже богатый Казахстан, экспорт которого превышает импорт, не решился впустую тратить резервы на искусственную фиксацию курса доллара», — объясняет Бехруз ХИМО.

Он считает, что сейчас таджикский Нацбанк стоит перед выбором — потратить все свои резервы для безуспешной попытки остановить падение курса сомони по отношению к доллару или выбрать более правильную политику по сохранению валютных резервов.

«В среднесрочной перспективе именно девальвация сомони является верным шагом для макроэкономической стабильности», — полагает аналитик.

По данным ВБ, золотовалютные резервы Таджикистана в начале июля 2014 года оценивались примерно в 600 млн долларов США, которых хватит на два месяца для закупки товаров критического импорта.

Эксперты ВБ полагают, что Таджикистан уязвим перед внешними шокам в силу модели национальной экономики. Она характеризуется не только зависимостью от денежных переводов мигрантов, но и узкой экспортной базой.

В первом полугодии 2014 года 88% таджикского экспорта приходились на рынки всего лишь шести стран-партнеров, включая Россию. Как следствие — низкие темпы роста экономики России привели к падению спроса на таджикский алюминий и хлопок.

Объем экспорта этих двух стратегических для Душанбе товаров за первое полугодие 2014 года сократился почти наполовину по сравнению с таким же периодом прошлого года. Страна могла бы покрыть часть потерь за счет увеличения поставок в Россию сельхозпродукции, воспользовавшись запретом Кремля на ввоз продуктов из западных стран.

Однако по мнению Марины БАКАНОВОЙ,  есть проблемы: «Хрупкие рыночные связи, плохой доступ фермеров к кредитам и технические барьеры ограничивают возможности Таджикистана».

Галим ФАСХУТДИНОВ, DW.

Фото: РИА «Новости».

Поделиться в соц. сетях

СПАД ЭКОНОМИКИ В РОССИИ МОЖЕТ СИЛЬНО УДАРИТЬ ПО ТАДЖИКИСТАНУ
0
СПАД ЭКОНОМИКИ В РОССИИ МОЖЕТ СИЛЬНО УДАРИТЬ ПО ТАДЖИКИСТАНУ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий