ФАСАДНЫЙ ЛИДЕР ИЛИ НЕУДАЧНАЯ СТАВКА ЗАПАДА НА МУСТАФУ ДЖЕМИЛЕВА

ШОТА АПХАИДЗЕ

В последней четверти XX века века Запад очень активно начал использовать исламских лидеров в формировании новой мировой политики — ModernRеalPolitic. Исламские лидеры превратились в успешное геополитическое оружие для создания контролируемого хаоса в разных географических уголках земного шара. При этом ставку делают на неординарных  авантюристов, которые ради достижения своих эгоцентрических целей способны на все.

Метод использования и создания образа лидера героя с исламскими чертами западная политическая система во главе США реализовала на Балканах, конкретно в бывшей Югославии. Практика и опыт у них большой — особенно после создания боснийских и албанских исламистских лидеров. Сейчас тот же самый процесс намечается в еще одной горячей точке мира — на Украине. Тут Запад старается создать подобие лидера боснийских мусульман Алия ИЗЕТБЕГОВИЧА — так называемого лидера крымских татар Мустафу ДЖЕМИЛЕВА.

Насколько реален и осуществим этот проект,есть ли шанс у ДЖЕМИЛЕВА стать однозначным лидером крымских татар как ИЗИТБЕГОВИЧ для боснийских мусульман? Ответить на этот вопрос постараемся, начав со сравнительного анализа биографии этих людей.

Алия ИЗИТБЕГОВИЧ родился 8 августа 1925 года в северной части боснийского города Босански-Шамац (ныне Шамац) в обедневшей аристократической семье. Его дед Изет-бег ЯХИЧ бежал в Боснию из Белграда в 1868 году — после вывода османских войск из Сербии.

В 1940 году юный Алия ИЗИТБЕГОВИЧ вступил в религиозно-политическую организацию «Молодые мусульмане». В 1943 году окончил среднюю школу и поступил в сельскохозяйственный техникум. В это же самое время начал сотрудничество с фашистами, являясь одним из лидеров пронацистской организации «Аль-Хидайя» и занимался вербовкой боснийско-мусульманской молодежи в дивизию СС «Ханджар» («Меч»).

В данном боевом подразделении состояло более 20 тысяч боснийских мусульман. Иерусалимский муфтий Хадж Амин аль-ХУСЕЙНИ (дядя будущего лидера Палестины Ясера АРАФАТА) лично приезжал в Сараево и благословлял боснийских мусульман на войну с Красной армией.

И хотя ИЗЕТБЕГОВИЧ активно занимался вербовкой земляков в ряды СС, сам весьма странным образом избежал военной службы. Это и позволило ему выжить. Когда после окончания Второй Мирровой войны боснийских исламистов, активно сотрудничавших с нацистами, расстреляли — ИЗЕТБЕГОВИЧ отделался лишь тремя годами тюрьмы за религиозную пропаганду и за активное участие в деятельности организации «Молодые мусульмане».

Алия в детстве был до фанатизма верующим исламистам и это было закономерным явлением – он представлял из себя потомка консервативной мусульманской семьи, предки которого служили Османской империи и сами были частью исламского мира.

В Югославии, где рядился и вырос ИЗЕТБЕГОВИЧ, политическое и этническое большинство представляли православные сербы, которые очень хорошо помнили 500-летнее османское иго и потому сторонились мусульман.

Со своей стороны исламское население, особенно босняки, чувствовали себя отрезанными от исламского мира, испытывали фобию к православным сербам и всеми методами старалась сохранить идентичность и политическую самостоятельность.

Особенно ухудшились отношения между сербами и босняками во время Второй мировой войны, когда босняки подержали нацистов и совместно начали истреблять сербское население.

В 1949 году, после выхода на свободу, Алия поступил на юридический факультет Сараевского университета, который окончил в 1956 году. Работал юридическим консультантом в транспортных компаниях, одновременно продолжал заниматься политической деятельностью. Исходя из своих религиозных взглядов, Алия в компартии никогда не состоял.

В социалистической Югославии, Сараево был примером религиозной и этнической толерантности. В годы правления Броза ТИТО в боснийской столице было построено несколько десятков мечетей, действовала православная и католическая церковь. Лидеры многих стран, приезжая тогда в Сараево, могли видеть красивый новый город и старинный турецкий базар, огромную исламскую библиотеку с несколькими десятками тысяч старинных книг, написанных на арабском языке.

Три религии — католицизм, православие и ислам мирно сосуществовали друг с другом и никто никогда не воспринимал с ненавистью и неприязнью своих соседей. Все удивлялись тогдашнему «боснийскому чуду».

Исходя из этого, у Алия не должно было возродиться чувства протеста в адрес представителей других религиозных деноминации и этнических групп. Но из-за личных эгоцентристских взглядов ИЗИТБЕГОВИЧУ это все не нравилось, он тяготел к моноисламской политическую системе.

В начале 1980-х Алия начал вести гиперактивную пропаганду исламского экстремизма, с целью призвать на самоопределение боснииских мусульман. В честности, написал «Исламскую декларацию», за что в 1983 году был приговорен к 14 годам тюрьмы (из них отсидел шесть).

В начале 1990 годов Западу потребовалась именно такая персона как ИЗЕТБЕГОВИЧ, который был харизматичным, религиозным фанатиком, сербофобом, и готов был ради достижения своей политической цели сотрудничать с любим партнером.

ИЗЕТБЕГОВИЧ идеально подошел на роль сепаратистского лидера — спецслужбы США и Англии сразу сделали на него ставку, а он оправдал их надежду и развязал кровопролитную воину в Югославии, что привело к тысячам жертвам с обеих сторон. Под давлением западных спецслужб президент Фикрет АБДИЧ отказался от своего поста и к власти в Боснии пришел ИЗЕТБЕГОВИЧ. С поддержкой западных спецслужб Алия был избран председателем Президиума Боснии и Герцеговины в составе бывшей Югославии.

ИЗЕТБЕГОВИЧ был не только исламистом, он еще был ультра-националистом, его партия «Демократического действия» (ПДД) была первой национальной и националистической партией, которая своими действиями настойчиво пыталась разрушить хрупкий национальный баланс в Боснии и Герцоговине и взять на себя все управление республикой.

Несмотряна то, что ИЗЕТБЕГОВИЧ не располагал поддержкой политического большинства, беззастенчиво везде представлялся Президентом Боснии и Герцоговины и требовал международной помощи.

Фактически Алия манипулировал и выступал заодностороннюю сецессию Боснии и Герцоговины от Югославии, путем которой он пытался навязать христианскому большинству республики волю мусульманского меньшинства и унитарное государство.

ИЗЕТБЕГОВИЧ очень часто играл с двойными стандартами, доказательство чему — его сотрудничество с католическим миром, в результате чего боснийские хорваты (католики) поддержали отделение Боснии и Герцоговины от Югославии в знак поддержки ее формальным руководством «односторонней сецессии Хорватии».

Тогда как «Сербская демократическая партия» (СДП) Радавана КАРАДЖИЧА выступала за то, чтобы Боснии и Герцоговины оставалась в составе Югославии и за компромиссное решение для продолжения сосуществования народов.

Для изменения конституции Боснии и Герцоговины было необходимо заручиться большинством в 2/3 республиканского парламента, однако сторонники независимости таким большинством не обладали. Поэтому ИЗЕТБЕГОВИЧ сделал радикальный шаг и уничтожил Конституцию, он и его сторонники отвергли предложение о введении Палаты национальностей. Получается, с одной стороны, Алия был радикалом исламистом, со второй ультра-националистом, его психо-социальный архетип можно сформулировать как — исламофашист.

ИЗЕТБЕГОВИЧ до такой степени презирал православных сербов, что с целью их уничтожения сотрудничал с радикально разными силами. С этой целью он налаживал отношения и находил общий язык одновременно и папским престолом в Ватикане, и с лидером «Аль-Каеды» Усамой бен ЛАДЕНОМ, и с западными политиками.

Когда 20 января 1993 года Билл КЛИНТОН стал 42-м Президентом США, стало ясно, что в югославском вопросе симпатии Вашингтона будут на стороне боснийских мусульман. Лишь сравнительно недавно КЛИНТОН признался в том, что во время первой своей встречи с Президентом Франции Франсуа МИТТЕРАНОМ, он понял, что французский лидер не хотел, чтобы ИЗЕТБЕГОВИЧ стал «первым человеком» в Боснии и Герцеговине. В то время многие боялись, что в центре Балкан появится «мусульманское государство», которое со временем может превратиться в «центр исламского экстремизма». Но КЛИНТОН «дожал» вопрос.

Во время войны (1992–1995) все операции с оружием для Сараево и специальной 7-й мусульманской бригады, в которой в основном были только добровольцы-наемники из Афганистана, Алжира и других стран, проводились с одобрения спецслужб США. В Боснии и Герцеговине действовала террористическая организация «Вооруженное исламское движение». Она имела сеть разведывательных и террористических резидентур на Балканах.

В конце 90-х годов инструктором боснийских моджахедов был гражданин США Кевин Рафаэль ХОЛЬТ, прошедший хорошую боевую подготовку в Афганистане и курсы повышения диверсионной квалификации в Пакистане. Он общался почти ежедневно с ИЗЕТБЕГОВИЧЕМ и все согласовывал с ним лично.

Также ИЗЕТБЕГОВИЧ сотрудничал с спецслужбой Ирана «ВЕВАК». Согласно данным британской разведки, именно «ВЕВАК»координировал в годы войны отправку 300 инструкторов из Корпус стражей исламской революции. Иранские спецслужбы способствовали прибытию в Боснию около трех тысяч мусульманских добровольцев, среди которых были боевики «Хезболлы» и «ХАМАСа».

Поначалу они были разделены на маленькие группы и занимались убийством сербского населения. Позже составили «Бригаду моджахедов» в боснийской армии, почетным командиром которой стал сам ИЗЕТБЕГОВИЧ. Иранские «стражи» занимались подготовкой бойцов вместе с ветеранами войны против СССР в Афганистане.

Сформированная при помощи Ирана бригада сыграла важную роль в ходе военных действий, благодаря высокой дисциплине, хорошей подготовке и жестокости боевиков. Спецслужбы США и стран НАТО также активно помогали боснийцам убивать сербов и изгонять их со своих исконных земель.

Большое значение ИЗЕТБЕГОВИЧ уделял контролю за СМИ. Боснийская Федерация по Дейтонскому плану состоит из представителей двух народов — мусульман и хорватов. Исходя из этого, они должны были быть равноправно представлены на телевидении. Но на практике получилось не так.

После реформ ИЗЕТБЕГОВИЧА большинство ведущих, редакторов и операторов стали мусульманами. Сетка вещания строилась так, что все программы выпускались для людей, исповедующих ислам — христианам досталось лишь незначимая часть СМИ. Все местные события и подавались только с одной точки зрения — той, которая устраивала ИЗЕТБЕГОВИЧА и его политическую команду. О толерантности здесь всегда любили много говорить, а при реализации дела инакомыслие подавлялось.

Смотря на сегодняшний результат Боснии — база НАТО и один из форпостов США в Восточной Европе, понимаешь, что ИЗЕТБЕГОВИЧ потрудился ударно. Да и мультинациональная и мультирелигиозная Босния на сегодняшний день существует только в Дейтонском мирном договоре. В жизни получилось все трагичнее.

ФАСАДНЫЙ ЛИДЕР ИЛИ НЕУДАЧНАЯ СТАВКА ЗАПАДА НА МУСТАФУ ДЖЕМИЛЕВАТ.н. лидер крымских татар Мустафа ДЖЕМИЛЕВ родился 13 ноября 1943 года в селе Айсерез Судакского района Крыма. Ребенком вместе с родителями был депортирован в Казахстан. В 1962–1965 гг. обучался в Ташкентском институте инженеров ирригации и мелиорации сельского хозяйства. Был исключен «за недостойное поведение». В 1959–1961 гг. работал токарем, слесарем, электрослесарем на Мирзачульском ремонтно-механическом заводе в Ташкенской области, токарем на авиационном заводе.

В 1961 году ДЖЕМИЛЕВ становится одним из основателей и руководителей отделения Союза крымско-татарской молодежи в Ташкенте. В 1969 году становится основателем Инициативной группы защиты прав человека. На протяжении 1966–1983 гг. ДЖЕМИЛЕВ был шесть раз арестован, по данным СМИ, имеет семь судимостей, провел в заключении 15 лет. Был освобожден в 1986 году.

В 1987–1989 гг. был руководителем Центральной инициативной группы национального движения крымских татар. В 1989–1991 гг. — глава Организации крымско-татарского национального движения. С 1991 года занимает пост главы Меджлиса крымско-татарского народа, является президентом фонда «Крым». С 1999 года — глава Совета представителей крымско-татарского народа.

В 1998 году впервые Мустафа ДЖЕМИЛЕВ избирается народным депутатом Украины, входит в состав фракции Народного Руха (Верховная рада III созыва). В парламенте IV созыва сначала был во фракции «Наша Украина», а затем вернулся в НРУ, в парламенте V созыва являлся членом фракции «Наша Украина».

С 2007 года ДЖЕМИЛЕВ — народный депутат Украины VI созыва от блока «Наша Украина — Народная самооборона», глава подкомитета по вопросам коренных народов, национальных меньшинств, этнических групп, депортированных народов и нацменьшинств Комитета Верховной Рады по вопросам прав человека, нацменьшинств и межнациональных отношений. В октябре 2013 году ДЖЕМИЛЕВА на посту председателя Меджлиса крымско-татарского народа сменил Рефат ЧУБАРОВ.

ДЖЕМИЛЕВ — почетный доктор права Сельджукского университета в Турции, его именем названы улица и парк в Анкаре, Сунгурлу и ряду других турецких городов, лекционный зал в Сельджукском университете, библиотека Университета Кырыккале. Он является почетным гражданином городов Кастамону и Кырыккале.

Анализ биографии ДЖЕМИЛЕВА свидетельствует о том, что его идеологическая база строилась на борьбе против советской власти. У него, как у представителя депортированного народа, сформировалось чувство ненависти к СССР. Которое затем он спроецирован на Россию и на православную веру.

«Их угроза — продолжение политики той власти, которая была в Советском Союзе в течение нескольких десятилетий. Советская власть не признавала наше национальное движение, называла нас экстремистами и антисоветчиками. Это же повторяется и сейчас. Даже если Меджлис запретят, то он будет продолжать действовать в подполье. 98–99% крымских татар не приемлют контроль над Крымом со стороны России и мечтают, чтобы российские власти покинули его территорию», — заявлял Мустафа ДЖЕМИЛЕВ.

При этом он блефует – подавляющее большинство проживающих в Крыму крымских татар пришли к взаимопониманию с Москвой. И в этом ДЖЕМИЛЕВ похож на человека, который гоняется за тенью, который остался без функции после развала СССР, ему надо было создать виртуального противника и и он сделал это.

В то время, когда весь мир говорит про опасность, исходящую от радикальный течений ислама, ДЖЕМИЛЕВ, напротив, ищет и находит в их лице для себя соратников и партнеров. Оставаясь при этом рукопожат в среде влиятельных политиков Запада, на словах ведущих борьбу с радикальными исламистами. И в этом его схожесть с ИЗЕТБЕГОВИЧЕМ.

Но если идеи ИЗЕТБЕГОВИЧА находили поддержку среди большой части боснийских мусульман, то поддержка крымскими татарами идей ДЖЕМИЛЕВА — в значительной степени есть желаемое, выдаваемое им самим за действительное.

Главная цель ДЖЕМИЛЕВА — втянуть Турцию, как основного игрока в Крымском конфликте, в конфронтацию с Россию еще в этой плоскости. С этой целью он не раз поспешал Турцию и встречался с влиятельными турецкими политиками. Однако пока без особого результата, т.к. власти Турции прекрасно знают, что в Крыму татарам уничтожение не грозит и это все авантюра ДЖЕМИЛЕВА.

Прошедший в Анкаре 1–2 августа 2015 года Конгресс крымско-татарского народа обсудил вопрос создания на Украине мусульманского батальона, сообщил глава Федерации крымско-татарских обществ Турции Унвер СЕЛЬ.

«Этот конгресс — личный проект ДЖЕМИЛЕВА. Его цель — взять под контроль крымско-татарскую диаспору, чтобы воспользоваться её влиянием и возможностями. Первый такой конгресс был проведен в Крыму в 2009 году. Однако полного доверия диаспоры к ДЖЕМИЛЕВУ не было, поэтому конгрессы не проводились шесть лет. Сегодня крымско-татарский меджлис в Крыму не работает. Чтобы создать для себя рамки легитимности, поднять свой вес среди крымских татар и получить финансовую поддержку, ДЖЕМИЛЕВ созвал конгресс в Анкаре. Другой его целью было просить у Турции помощь в создании в Херсонской области мусульманского батальона»,  — рассказал он.

По замыслу ДЖЕМИЛЕВА, батальон станет подчинятся Министерству ообороны Украины и будет расположен в приграничных с Крымом районах. По словам собеседника, среди записавшихся в батальон есть боевики т.н. «Исламского государства»* (ИГИЛ, ISIS, ДАИШ), которые прибыли на Украину из Сирии через Турцию.

«Для крымских татар сотрудничество с такими элементами очень опасно. ДЖЕМИЛЕВ играет с огнем и может ввергнуть свой народ в войну. Эта ситуация совершенно неприемлема», —подчеркнул Унвер СЕЛЬ.

С именем ДЖЕМИЛЕВА связано и несколько крупных коррупционных скандалов о хищении денег, которые подпортили его репутацию не только среди крымско-татарского населения, но и в политических кругах.

Один из самых громких скандалов связан с «Имдат-банком» и «пропажей» 100 тысяч долларов, переведенных на счет «Фонда Крым».  Примечательно, что структура «Имдат» более известен в самом Крыму, как ОПГ, собиравшая дань с соплеменников — крымских татар. Боевики «Имдата» также приняли активное участие в судакских погромах 1995 года. Тогда крымскими татарами были уничтожены несколько кафе, а также сожжен дом директора одного из совхозов в селе Щебетовка. Погромщики взяли в заложники начальника горотдела Судака и, облив его бензином, угрожали поджечь. Итогом погромов стало укоренение в приморских поселках Крыма бизнеса некоторых предпринимателей, связанных с руководством меджлиса.

В том же 2013 году разразился очередной скандал, связанный с именем ДЖЕМИЛЕВА и деньгами из Турции. Общественная организация MilliyFırqa(«Национальная партия»), входящая в состав Крымско-татарского народного фронта, выдвинула в адрес Мустафы ДЖЕМИЛЕВА обвинения в махинациях с финансовыми средствами. Деньги, как сообщалось, были перечислены главой Федерации крымских общин Турции (KiDF) Ибраимом Вефа АРАДЖИ на счета учрежденной меджлисовским лидером благотворительной организации «Фонд Крым». Целевое назначение — для оказания поддержки Крымскому инженерно-педагогическому университету и предоставления материальной помощи трем детям-сиротам из числа татар Крыма на покупку дома в Саках или Сакском районе. Дойдя до ДЖЕМИЛЕВА, и эти деньги бесследно исчезли.

Запад давно сделал ставку на ДЖЕМИЛЕВА — еще во время перестройки, когда он был авторитетным диссидентом и правозащитником. Как резидент западных спецслужб он и сегодня ведет активную прозападную политику, к примеру: в 2014 году экс-глава меджлиса получил премию «Солидарность» за поддержку гражданских прав и свобод крымских татар в Украине. Премия имеет денежный эквивалент в 250 тысяч евро.

Вторую внушительную премию и медаль Свободы имени ТРУМЕНА-РЕЙГАНА он получил от Фонда жертв коммунизма. Недавно ДЖЕМИЛЕВА представили и на Нобелевскую премию.

При многих общих чертах, между ИЗЕТБЕГОВИЧЕМ и ДЖЕМИЛЕВЫМ есть отличия. И они не в пользу последнего. Так у ИЗЕТБЕГОВИЧ был действительно лидером боснийских мусульман и всегда находился в гуще событий — у ДЖЕМИЛЕВА нет такого авторитета среди крымских татар и в исламском мире. Поэтому его роль на более низком уровне и он Запад будет продолжать его использование только в локальных политических авантюрах.

Шота АПХАИДЗЕ, координатор международных проектов Института Евразии (Грузия).

*  — террористическая организация, запрещена на территории России.

Поделиться в соц. сетях

ФАСАДНЫЙ ЛИДЕР ИЛИ НЕУДАЧНАЯ СТАВКА ЗАПАДА НА МУСТАФУ ДЖЕМИЛЕВА
0
ФАСАДНЫЙ ЛИДЕР ИЛИ НЕУДАЧНАЯ СТАВКА ЗАПАДА НА МУСТАФУ ДЖЕМИЛЕВА

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий