ДЖИХАД ЗА КАРАБАХ. ЧЕМ ЭТО ГРОЗИТ РОССИИ?

АНДРЕЙ СЕРЕНКО

Слухи о том, что на карабахском фронте воюют протурецкие наемники из Сирии и Ливии, на минувшей неделе заглушила громкая новость: Президент Турции Реджеп Таййип ЭРДОГАН налаживает сотрудничество еще и с джихадистами из Пакистана и Афганистана. О ком идет речь, каковы шансы и как это может изменить ситуацию на Кавказе?

Сначала о том, откуда задул этот ветер. В северо-западных районах Пакистана, населенных в основном пуштунами, уже около двух десятков лет абсолютно свободно действуют вербовочные центры террористической организации «Джамаат-и-Ислами»* («Исламское общество»)*, ежегодно отправляющей тысячи боевиков на джихад в Афганистан и Кашмир.

По сути, и это не секрет для экспертов, «Джамаат-и-Ислами» сумела создать в регионе настоящую «конвейерную индустрию джихада», с опорой на беспрецедентную вербовочную сеть и эффективную инфраструктуру муаскаров (военно-учебных лагерей).

Разумеется, джихадистский проект такого размаха был бы невозможен без тайной и явной поддержки государственных структур, прежде всего пакистанских спецслужб, использующих организации вроде «Джамаат-и-Ислами» для ведения гибридной войны против своих врагов в регионе — Кабула и Нью-Дели.

С их точки зрения, эта стратегия вполне окупается: в значительной степени именно благодаря усилиям «Джамаат-и-Ислами» и союзных ей террористических групп до сих пор продолжается война в Афганистане и происходит периодическое обострение ситуации в Кашмире.

А всего около недели назад источники в Пешаваре — столице пакистанского Пуштунистана — сообщили: в прайсе вербовочных центров «Джамаат-и-Ислами» появился новый джихадистский маршрут — Карабах…

Старый враг и его повадки

Следует напомнить, что эмиссары «Джамаат-и-Ислами» — не новички на постсоветском пространстве: в середине 1990-х они уже действовали в Таджикистане, где полыхала гражданская война, а также на юге России. С началом первой чеченской войны «Джамаат-и-Ислами» отправил, по разным данным, от нескольких десятков до нескольких сотен боевиков на Северный Кавказ, на джихад против российских войск, за независимость Чечни.

Все они были уроженцами Пакистана и Афганистана, прошли обучение в пакистанских медресе и муаскарах «Джамаат-и-Ислами», а также в аффилированных с ним террористических группах «Джаиш-е-Мухаммад»* и «Аль-Бадр»*. Многие успели повоевать в рядах тогда только поднимавшего голову «Талибана»*.

Фирменным стилем «джамаатчиков» была звериная жестокость и высокая эффективность в бою: афганские и пакистанские боевики беспощадно отрезали головы попавшим в плен российским военным, при этом не щадя и самих себя в схватках с федералами.

Пакистанские и афганские боевики, выращенные в террористических инкубаторах «Джамаат-и-Ислами», «Джаиш-е-Мухаммад», «Аль-Бадр» под присмотром спецслужб Исламабада, с 1990-х годов также принимали активное участие в карабахском конфликте на стороне Азербайджана, правда, в формате, так сказать, джихадистской самодеятельности, без внешней господдержки — словом, размах был не тот.

Хотя пресловутая исламская солидарность уже тогда играла здесь не последнюю роль, а со временем она в известном смысле даже получила идеологическое оформление.

Дело в том, отмечает на условиях анонимности один из экспертов, что идеология «Джамаат-и-Ислами» является региональным политическим ремейком проекта «Братьев-мусульман»* (по-арабски — «Аль-Ихван аль-Муслимун»*), который в Пакистане всегда поддерживала армия, в частности «военный президент» (с 1978 по 1988 год) генерал Мухаммед ЗИЯ-УЛЬ-ХАК.

В Афганистане выразителем этого направления был и остается глава «Хизб-и-Ислами» (Исламской партии Афганистана, ИПА) Гульбеддин ХЕКМАТИЯР.

В свою очередь, вожди «Джамаат-и-Ислами» и «Хизб-и-Ислами» традиционно поддерживали тесную связь с турецкими «ихванами» (в переводе с арабского, повторим, — братьями, шире — членами религиозного военного ополчения), самым ярким политическим представителем которых является нынешний Президент Турции.

А поскольку, заключает эксперт, карабахский конфликт воспринимается всеми сторонниками «Братьев-мусульман» через призму турецких интересов, то участие в нем они рассматривают не только как необходимую для приверженцев ислама религиозную войну (джихад), но и как защиту геополитических интересов Анкары в рамках широкой региональной коалиции. В ее состав входят Турция, Азербайджан, Пакистан и афганская «Хизб-и-Ислами» ХЕКМАТИЯРА.

Думаю, в этом контексте есть все основания доверять пресс-секретарю Президента Нагорно-Карабахской Республики (НКР) Ваграму ПОГОСЯНУ, заявившему 7 октября о достижении договоренностей между турецкими властями и лидером ИПА о возможной скорой переброске в Карабах афганских боевиков.

Мало того, по информации пакистанского источника, в рамках союзнических отношений с Анкарой Исламабад уже санкционировал отправку в Азербайджан достаточно крупных партий оружия и боеприпасов.

«Это значит также, что одновременно на карабахский фронт уже посланы боевики джихадистских группировок, связанных с «Джамаат-и-Ислами», или же это произойдет в самое ближайшее время», — отмечает источник.

При этом информаторы подчеркивают: речь идет именно о союзнической поддержке Турции со стороны Пакистана, собственно Азербайджан здесь играет вторичную роль.

«Боевая миграция»

Судя по всему, появление афганских и пакистанских боевиков на карабахском фронте является практически неизбежным и достаточно скорым событием. В этой связи возникает вопрос о последствиях этой «боевой миграции» джихадистов, чья идеология близка не только «Братьям-мусульманам», но и «Талибану», а следовательно, не отличимой от него в доктринальном отношении «Аль-Каиде»*.

Увы, как показывает практика, здесь есть о чем беспокоиться: завести в какой-либо нестабильный регион мира джихадистских боевиков и духовно окормляющих их мулл достаточно просто, а вот вывести их оттуда уже крайне сложно.

В случае с «карабахским джихадом» это означает, что в чуть более двух тысячах километров от Москвы может образоваться легальный джихадистский анклав как минимум из сотен матерых бойцов, мотивированных жесткой религиозной доктриной и пользующихся поддержкой со стороны крупных стран региона.

Нужно быть очень наивными, чтобы не понимать, что такой джихадистский анклав окажет весьма заметное влияние на молодых мусульман не только Азербайджана и Грузии, но и на жителей Дагестана, Чечни, Ингушетии и других республик Северного Кавказа.

Фактически речь идет о миграции на постсоветское пространство из Афганистана и Пакистана сторонников проталибских групп, разделяющих идеологию «Талибана» как самой эффективной формы «победоносного джихада», о чем очень много последний год говорят русскоязычные пропагандисты «Аль-Каиды» и талибов, с пафосом рассказывая о поражении США почти в 20-летней афганской войне.

Это, кстати, станет «лучшим» — разумеется, в кавычках — ответом на утверждения тех российских политиков, дипломатов и экспертов, которые уверяют, будто те же афганские талибы не имеют экспансионистских планов и не будут угрожать безопасности постсоветского пространства, имея в виду Центральную Азию.

Другое дело, что последние события показывают: «талибский фактор» может выстрелить там, где его меньше всего ждали,— на Южном Кавказе. Интересно, готовы ли к такому развитию событий в Москве и других региональных столицах?..

Шиитский фактор

Говоря о перспективах джихадизации карабахского конфликта за счет участия в нем афганских и пакистанских боевиков проталибских суннитских организаций, следует напомнить еще один фактор: шиитские боевики из Афганистана в прежние годы также принимали активное участие в боевых действиях на стороне Азербайджана, где шииты составляют около 85% населения.

Тогда организацией переброски в Карабах этих вооруженных бойцов-хазарейцев занимался Карим ХАЛИЛИ — влиятельный шиитский афганский политик, занявший даже пост вице-президента страны при Хамиде КАРЗАЕ.

Можно предположить, что и на этот раз не только сторонники суннита ХЕКМАТИЯРА, но и афганские шииты-хазарейцы отправятся на карабахский фронт защищать интересы Баку.

Впрочем, в случае с шиитскими боевиками ситуация может оказаться сложнее, чем это было ранее. Дело в том, что, как известно, в нынешнем карабахском обострении шиитский Иран занимает скорее дружественную позицию в отношении Армении и, во всяком случае, точно не собирается помогать азербайджано-турецко-пакистанской коалиции.

Если же эта «тройка» решит задействовать на полную мощность радикальный суннитский фактор, санкционировав массовый выезд на «карабахский джихад» сторонников «Талибана», «Аль-Каиды» и «Братьев-мусульман», то Тегеран вполне может ответить мобилизацией шиитских боевиков из той же Сирии, Афганистана и Пакистана — но уже для поддержки Армении.

Учитывая же, что иранские спецслужбы смогли сформировать за время сирийской войны дивизию «Фатимиюн» («Воины Фатимы» — дочери пророка Мухаммеда), целиком состоящую из афганских шиитов-хазарейцев, численностью до 25 тысяч человек, ответ суннитским боевикам-джихадистам из Афганистана и Пакистана может оказаться весьма сокрушительным.

Шиитский джихад, как показывают недавние события в Ираке и Сирии, по своей ожесточенности и эффективности не уступает джихаду суннитских боевиков.

Станет ли в итоге нынешняя линия карабахского фронта еще и полем боя двух джихадов — ирано-шиитского в поддержку Армении и проталибо-суннитского в защиту Азербайджана и Турции,— покажет время. В любом случае перспектива джихадизации самого старого вооруженного конфликта на постсоветском пространстве, то есть в зоне стратегических российских интересов, является крайне серьезным вызовом для Москвы.

Представляется, что российским политикам сейчас имеет смысл максимально активировать механизм челночной дипломатии, чтобы получить гарантии от Исламабада, Кабула и Дохи, что боевики «Талибана», «Хизб-и-Ислами», «Джамаат-и-Ислами», «Джаиш-е-Мухаммад», «Аль-Бадр» и других террористических групп не появятся вблизи границ России. Просто потому что прогнать их оттуда потом будет крайне трудно.

Вероятно, соответствующие сигналы должны быть поданы также Анкаре и Баку — как минимум о том, что необходимо будет «пропылесосить за собой» по завершении острой фазы карабахского противостояния.

Потому что если те, кто сегодня организует переброску джихадистов из Афганистана, Пакистана и иных стран на «карабахский джихад», не обеспечат затем вывоз уцелевших боевиков в места постоянной прописки, то России придется выполнить эту работу уже своими вооруженными силами.

Андрей СЕРЕНКО, Центр изучения афганской политики.

Источник: «Огонёк».

 

* — террористическая организация, запрещена в РФ.

Поделиться в соц. сетях

ДЖИХАД ЗА КАРАБАХ. ЧЕМ ЭТО ГРОЗИТ РОССИИ?
0
ДЖИХАД ЗА КАРАБАХ. ЧЕМ ЭТО ГРОЗИТ РОССИИ?

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий