Мирный план ЭРДОГАНА по Ближнему Востоку и интересы России

Мирный план ЭРДОГАНА по Ближнему Востоку и интересы России
43

После почти декады «холодной войны» Турция мирится со своими соседями. Нормализованы отношения с ОАЭ, Саудовской Аравией, Израилем. С Египтом сделан первый шаг. Следующая на очереди — Сирия.

В начале «нулевых», в первые годы правления «Партии справедливости и развития» (ПСР) ее стратег и Министр иностранных дел Ахмет ДАВУТОГЛУ выдвинул формулу добрососедских отношений со всеми окружавшими Турцию государствами — «ноль проблем с соседями».

Вплоть до «Арабской весны» правительство Реджепа Тайипа ЭРДОГАНА скрупулёзно реализовывало данную стратегию. В 2009 году выведены на качественно новый уровень отношения с Ираком, Сирией, Грецией и Россией. Анкара отменила визовый режим с Таджикистаном, Албанией, Ливаном, Иорданией и Ливией. На этот период приходится и «футбольная дипломатия» — попытки нормализовать связи с Арменией. В общем и целом, концепция оправдала себя.

Дружелюбное соседство, опора на НАТО в вопросах безопасности и курс на евроинтеграцию создавали условия для роста турецкой экономики. За десять лет правления «Партии справедливости и развития» ВВП Турции вырос почти в четыре раза, а ее экспорт — более чем в три раза.

Переломный момент — «Арабская весна»

Начавшая в декабре 2010 года «Арабская весна» внесла коррективы во внешнеполитический курс Турции. Близкое по духу и идеологии к исламистам и «братьям-мусульманам»* партия ЭРДОГАНА поддержала смены режимов в Тунисе, Египте, Ливии, а также выступления оппозиции в Сирии. Революции в арабских странах насторожили монархии Персидского залива, а также Израиль. Саудовская Аравия и ОАЭ считали исламистов угрозой для своих монархических режимов. Распространение «арабской весны» на весь регион стало реальным, когда после Туниса пали режимы в Египте и Ливии.

Чтобы остановить эту «чуму» Саудовская Аравия прибегла к финансовым спекуляциям и создала искусственный кризис в Египте. Благодаря этому в 2013 году исламиста Мухаммеда МУРСИ сверг генерал Абдель Фаттах АС-СИСИ. Сразу после его прихода к власти саудовцы начали активно участвовать в египетской экономике, получили от Египта острова Тиран и Санафир и стали фактически главным инвестором Египта.

Ни к каким дипломатическим конфликтам между Анкарой и странами Залива события в Каире не привели, но стали началом разлома в их отношениях. Поддержка Турцией режима МУРСИ в Египте, занимавшего радикальную позицию по палестинскому вопросу, и исламистов в Сирии вредила и турецко-израильскому партнерству.

В Сирии поначалу Турция и монархии Залива стояли по одну сторону баррикад. Обе стороны объявили Башара АСАДА вне закона. Лига арабских государств (ЛАГ) исключила Сирию из своих рядов, а ЭРДОГАН заявил о необходимости скорейшей отставки АСАДА. Саудовцы и катарцы активно финансировали сирийскую вооруженную оппозицию. Однако с 2015 года, когда на помощь сирийскому правительству пришли ВКС России, начались кровопролитные бои за Алеппо, и оппозиция была вытеснена оттуда, из Хамы, Хомса и Деръа, суннитские монархии снизили свою активность. После четырех военных операций Турции («Щит Евфрата», «Оливковая ветвь», «Источник мира», «Весенний щит») вооруженная оппозиция полностью перешла под кураторство Анкары.

Более очевидной конкуренция Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта, с одной стороны, и Турции, с другой, стала в Ливии и Катаре. В гражданской войне в Ливии Саудовская Аравия (КСА), ОАЭ и Египет поддержали фельдмаршала Халифу ХАФТАРА, Турция — Правительство национального согласия. Саудовская Аравия финансировала Ливийскую национальную армию, а ОАЭ и Египет поставляли ей вооружение. Когда в начале 2020 года ЭРДОГАН отправил на помощь Триполи войска, египетский парламент одобрил резолюцию о военной интервенции в Ливию.

Турция и Египет стояли на грани прямой войны, в которой Анкаре пришлось бы косвенно противостоять также КСА и ОАЭ. Кроме того, ОАЭ и Египет поддержали европейскую коалицию (Франция, Греция, Кипр), пытавшуюся заблокировать освоение Турцией газовых месторождений Средиземноморья. В частности, ОАЭ направили свои истребители F-16 на Крит.

Блокада Катара 2017 года еще больше углубила кризис. Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет попытались задушить катарскую экономику, обвинив Доху в спонсировании «братьев-мусульман». Турция направила своих военных в Катар и помогла ему продовольствием. Из выдвинутых 13 условий для снятия блокады одно предусматривало прекращение военного сотрудничества Катара с Турцией и ликвидацию ее военной базы в стране.

Масла в огонь турецко-саудовской напряженности два года спустя добавит дело Джамала ХАШУКДЖИ. В ответ на призыв ЭРДОГАНА предать международному суду виновников убийства журналиста КСА ввела эмбарго на турецкие товары. В результате двустороннего кризиса торговля Турции с Саудовской Аравией упала с 12,7 млрд долларов в 2015 году до 9,4 млрд долларов в 2019 году.

Нормализация

«Холодная война» Турции и арабских стран длилась больше десяти лет. Нагрянувшая в 2020 году пандемия коронавируса пошатнула экономику Турции и ее соседей. Министр финансов Берат АЛБАЙРАК предупредил, что ВВП страны не сможет достичь целевого показателя в +5%. С апреля по июнь 2020 года валовый продукт упал на 11%. Реальные последствия коронавируса страна ощутила два года спустя. Осенью 2022 года инфляция достигла 80%. Хотя турецкое правительство утешало себя ростом ВВП в 7,6% и рекордным экспортом, не решаясь поднимать ставку ЦБ, экономика нуждалась в стимулировании.

Одалживать в европейских и американских банках было опасно, учитывая отношение вернувшихся в Белый дом демократов и Евросоюза к ЭРДОГАНУ. Из-за действий Турции в Сирии и Ливии Вашингтон и Брюссель ввели против Анкары санкции. Сохранение конфликта с соседями в условиях ограниченных ресурсов ставило под риск достижения Турции в Ливии, Сирии и Катаре. Именно тогда правительство ЭРДОГАНА дало старт нормализации отношений с арабскими странами.

В мае 2021 года для политических консультаций в Каир отправилась делегация турецкого МИД. В качестве жеста доброй воли в Турции остановили деятельность египетских СМИ, связанных с «братьями-мусульманами». Начавшийся тогда процесс нормализации достиг своего логического завершения в конце ноября 2022 года. Прибывший на церемонию открытия Чемпионата мира по футболу в Катаре ЭРДОГАН впервые встретился и пожал руку АС-Сиси. Разногласия по поводу смерти МУРСИрси, в котором Анкара винила власти Египта, и поддержки «братьев-мусульман» остались в прошлом. Глава турецкого МИД заявил, что Анкара и Каир могут в ближайшее время обоюдно назначить послов. Диппредставители Турции и Египта взаимно объявлены персонами нон-грата с момента военного переворота в Каире. Страны также нацелены на подписание соглашения о демаркации морских границ.

Улучшение связей с Эмиратами пришлось на момент обострения кризиса лиры. В ноябре 2021 года впервые за девять лет по приглашению ЭРДОГАНА в Анкару прибыл наследный принц ОАЭ Мохаммед бен Заид Аль НАХАЙЯН. Стороны подписали соглашение о взаимодействии в девяти областях с привлечением инвестиций из ОАЭ на сумму 10 млрд долларов.

Спустя полгода в Турцию приехал наследный принц КСА Мухаммед бен САЛМАН. Турция и Саудовская Аравия «подчеркнули решимость начать новую эру сотрудничества в двусторонних отношениях, в том числе в политической, экономической, военной сфере и в области безопасности», передавало агентство «Анадолу». Анкара поддержала Эр-Рияд в проведении EXPO-2030, а Саудовская Аравия в ноябре анонсировала размещение 5 млрд долларов в Центробанке Турции.

Кульминацией примирения с арабскими странами стала Сирия. С 2011 года ЭРДОГАН считает АСАДА нелегитимным. Однако за последний год турецкий президент сделал несколько заявлений, подразумевающих прекращение бойкота. Сначала на саммите ШОС ЭРДОГАН заявил, что был бы не против увидеться с АСАДОМ в Самарканде. После встречи с АС-Сиси турецкий лидер дал понять, что отношения с Дамаском могли бы наладиться по примеру Каира.

Выгоды Анкары

Если нормализация с КСА и ОАЭ является серьезной трансформацией во внешней политике Турции, то восстановление отношений с Египтом и Сирией можно считать сенсацией. При этом, и первому, и второму процессу есть рациональное объяснение.

В случае с КСА и ОАЭ речь идет о финансах. Многомиллиардные вложения монархий могут повысить привлекательность турецкого рынка для иностранных инвестиций и тормозят обвал лиры.

В случае с Египтом и Сирией срабатывает принятие «реальности на земле». Турция не способна сменить режим в Каире. Продолжая поддерживать египетских «братьев-мусульман», Анкара теряет еще один рынок сбыта и инвестиций и ухудшает свои отношения со странами Залива, поддерживающих АС-Сиси.

В Сирии турецкая политика гораздо успешнее. Вооруженные силы Турции контролируют обширные территории на севере страны. В то же время, поддерживая оппозицию, Анкара не в состоянии сменить режим в Дамаске, за которым стоит региональная и глобальная державы (Иран и Россия). Приоритетом турецкой политики в Сирии остается борьба с курдскими боевиками в лице YPG и PYD. В марте 2020 года Вооруженные силы Турции схлестнулись с Сирийской арабской армией (САА) в Идлибе, однако конфликт быстро сошел на нет благодаря вмешательству российского президента Владимира ПУТИНА. Сотрудничество с Россией, две сочинские сделки (по Идлибу и Заевфратью), а также Астанинский формат (Россия — Иран — Турция) стали прочной основой для возможного восстановления отношений Анкары и Дамаска. Интересы АСАДА и ЭРДОГАНА по противодействию поддерживаемому США курдскому сепаратизму совпадают. Российский и курдский фактор могут создать все условия для восстановления отношений Турции и Сирии. Кроме того, Анкара понимает, что арабские страны намерены в скором времени вернуть Дамаск в ЛАГ, и изоляция Сирии становится все менее и менее реальной.

Восстановление связей с арабскими странами — не исключительные шаги, а возвращение к стратегии «ноль проблем с соседями». Такие же действия Турция предпринимает в отношениях с Арменией и Израилем. В марте 2022 году впервые за 15 лет Турецкую республику посетил израильский президент. С Ереваном Анкара установила авиасообщение.

Российский интерес

Обозначенные выше тренды, безусловно, важны с точки зрения поведения России на Ближнем Востоке. Восстановленные Турцией связи с Израилем, КСА, ОАЭ, Египтом и, возможно, Сирией создают новую реальность в регионе. С экономической точки зрения последствия данных процессов для Москвы выигрышны. Ведь от укрепления связей выигрывает как экономика Турции, так и арабских стран. Следовательно, растет их покупательная способность. Ближневосточные страны смогут увеличить импорт российских товаров, а также смогут вкладываться в совместные с Россией проекты в энергетике, строительстве и других отраслях.

В геополитическом смысле «ноль проблем с соседями» создает надежный тыл для турецкой активности на других направлениях. Теоретически, Анкара может действовать более уверенно на постсоветском пространстве, бросая вызов российскому влиянию.

В то же время, пока между Анкарой и Москвой укрепляются экономические и политические связи, и Россия сохраняет рычаги влияния, такая активность не может подорвать позиции Москвы в ближайшем зарубежье. Под укреплением отношений подразумевается: создание российского газового хаба в Турции, зерновая сделка, параллельный импорт (рекордный товарооборот Турции и России в 2022 году) и продолжение реализации других проектов (АЭС «Аккую» и поставки С-400).

Основным рычагом влияния Москвы на Анкару остаются крепкие позиции в подбрюшье Турции — Сирии и Армении в виде военных баз, а также миротворческий контингент в Карабахе. При существующей конъюнктуре военные конфликты, в которых вовлечены и Турция, и Россия, — Карабах, Сирия, Ливия, Украина — остаются точками не только взаимного сдерживания, но и сближения.

Нормализация отношений Турции со странами региона едва ли угрожает российскому присутствию на Ближнем Востоке. Отношения Москвы с монархиями Персидского залива, Ираном, Египтом и даже с Израилем остаются на достаточно приличном уровне. К тому же, Москва может стать посредником в восстановлении связей между Анкарой и Дамаском, что лишь усилит ее карты в регионе. По словам спецпредставителя Президента России Александра ЛАВРЕНТЬЕВА, Москва уже ведет работу по организации встречи Дамаска и Анкары.

Камран ГАСАНОВ, к.полит.н., старший преподаватель кафедры теории и истории журналистики филологического факультета РУДН, эксперт РСМД.

Источник.

 

 

* — экстремистская организация, запрещена в РФ.



АКТУАЛЬНО