Русский язык полон поиска новых смыслов

Русский язык полон поиска новых смыслов
292

Распад СССР и становление суверенных республик послужили серьёзным испытанием для положения русского языка на постсоветском пространстве. В новых условиях для государств СНГ языковая политика выступала незыблемым элементом независимости и атрибутом суверенитета.

Поэтому неудивительно, что особенно в ранние годы постсоветского периода странами был взят курс на реализацию языковых проектов по национальному строительству и укреплению национальных языков.

За тридцать с лишним лет в постсоветских странах (без учёта России) уменьшилась вдвое общая численность школьников, обучающихся на русском языке (с 9,2 до 4,1 млн человек).

Со временем в некоторых государствах ситуация с русским языком изменилась в лучшую сторону, прошёл этап нормативно-правового или общественного закрепления за ним статуса языка межнационального общения.  Речь идёт прежде всего о республиках Центральной Азии (Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане), где за последние десять лет интерес к русскому языку постепенно увеличивается.

С одной стороны, это было связано с объективными причинами. Постепенным спадом эйфории от «парада суверенитетов» и переосмыслением языковой стратегии шире первоначальных ориентиров, которые при всей своей своевременности на тот момент упирались и замыкались исключительно на своей государственности, т.е. рассматривались в отрыве от глобализационных процессов и выступали, небезосновательно, важным символом политической самостоятельности. Да и переход в мир высокой культуры, науки и искусства на основе национальных языков, обеспеченный в своё время успешностью освоения русскоязычной грамматики, оказался не самым простым делом.

Кроме того, важное значение сыграли демографический подъём и высокая конкурентоспособность образования на русском языке в Центральной Азии.

С другой стороны, со временем проявилась взаимосвязь между положением русского языка в странах СНГ и их включённостью в интеграционные проекты с Россией (Союзное государство, СНГ, ЕАЭС, ОДКБ).

На текущий момент русский язык имеет статус государственного в России и Белоруссии. В Казахстане и Кыргызстане он имеет статус официального языка, что закреплено соответственно в статье 7 Конституции Республики Казахстан и статье 10 Конституции Кыргызской Республики.

Например, согласно части 2 статьи 7 Конституции Республики Казахстан: «В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык».

Помимо основного закона в Казахстане были действуют и иные нормативно-правовые акты, регламентирующие употребление языков в стране, в том числе русского языка.  В 1997 году принят Закон Республики Казахстан №151-1 «О языках в Республике Казахстан», в 2001 году утверждена Государственная программа функционирования и развития языков на 2001-2010 годы, в 2011 году — Государственная программа функционирования и развития языков на 2011-2020 годы, в 2020 году — Государственная программа по реализации языковой политики в Республике Казахстан на 2020-2025 годы. В задачах текущей государственной программы имеется отдельный пункт 3.1, посвящённый функционированию русского языка в коммуникативно-языковом пространстве.

Согласно Конституции Республики Таджикистан, русский язык является языком межнационального общения.  В остальных государствах СНГ статус русского языка официально не закреплён.

В целом на просторах Содружества русский язык распространён неравномерно и его текущее положение в основном поддерживается наследием советского времени, которое со временем будет ещё сильнее нивелироваться, а конкуренция с другими языками только усиливаться.

Неравномерность положения русского языка проявляется, в том числе, в системе высшего образования и науке.

Так, например, в странах Прибалтики, Грузии наметилась тенденция заметного снижения русскоязычных студентов в вузах (по сравнению с 1990/1991 учебным годом).

В Белоруссии — увеличение числа студентов, обучаемых на русском языке, выросло на 45 тысяч человек.

В Центральной Азии ситуация выглядит следующим образом: в Казахстане — уменьшение численности русскоязычных студентов на 100 тысяч человек; в Кыргызстане — увеличение на 10 тысяч человек; в Таджикистане — увеличение на 12 тысяч человек.

Если рассматривать научный фактор, то в российской базе РИНЦ предпочитают публиковаться ученые из Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана.

Методология продвижения русского языка в СНГ

Если рассматривать методологию продвижения русского языка в странах СНГ, то она, вероятнее всего, будет строиться на трёх подходах: институциональном, ресурсном и коммуникационном.

По-сути, если представить русский язык как проект, а его продвижение на пространстве Содружества как процесс, то подходы являются входными данными проектного управления.

Сразу оговоримся, что первые два из них можно отнести к трудно-прогнозируемым и ресурсно-затратным. Кроме того, они имеют ряд ограничений объективного характера.

Институциональный подход сводится к тому, что положение русского языка определяется его официальным статусом и, соответственно, результатом является нормативно-правовое закрепление и общественно-политическое признание.

Концептуальных дискуссий по этому поводу сегодня не ведётся. На экспертном уровне имеется понимание, что русский язык имеет особый социальный статус — между государственным и иностранным. Но не везде. В некоторых странах статус на сегодняшний момент утерян и русский воспринимается как один из иностранных языков.

В рамках институционального подхода мы сталкиваемся со следующими ограничениями (сбоями): разновекторность внешнеполитической деятельности стран; неравномерность распространения русского языка; отсутствие общей концепции и виденья русского языка как универсального языка.

С другой стороны, сегодня реально складывается ситуация, требующая договорённости на политическом уровне о будущем русского языка в странах СНГ. На каком языке должны общаться управленцы, учёные, педагоги, инженеры, врачи, строители, бизнесмены в странах Содружества?

С позиций ресурсного подхода будущее русского языка связано с развитием русскоязычной образовательной инфраструктуры на постсоветском пространстве и экономической поддержкой стран-партнёров.

Сбои на этом уровне связаны преимущественно с тем, что ресурсы ограничены.  К тому же поддержка русского языка исключительно через экономические преференции (трудовая миграция, вопросы энергоресурсов) и строительство объектов образовательной инфраструктуры не выступает гарантом его сохранности.

В этой связи необходима не только экономическая подпитка государств, но и коммуникационная стратегия, раскрывающая возможности русского языка для населения постсоветских стран, основанная на современном понимании мироустройства.

По данным комплексного исследования, проводимого научным коллективом Государственного института русского языка имени А.С. ПУШКИНА, русский язык занимает пятое место и уступает только английскому, испанскому, французскому и китайскому (опубликовано в марте 2022 года).

При составлении рейтинга «Индекс-2021» учитывалось сразу несколько параметров: статус языка в международных организациях, численность говорящих на языке и пользователей интернет-ресурсов, а также объём научной информации и количество СМИ.

Специалисты отмечают, что впервые для изучения русского языка был введён такой критерий, как СМИ. В Казахстане доля русскоязычных СМИ выросла на 7%, в Кыргызстане на 9,4%, почти на 59% в Белоруссии, на 80% в Азербайджане. Рекордные 86,6% и 147,8% исследователи зафиксировали в Туркменистане и Таджикистане соответственно.

Одним из коммуникационных характеристик русского языка является то, что он выступает показателем качественной информации. Его значимость определяется не только по численности носителей, но и по способности решать конкретные задачи человека в социальном/профессиональном взаимодействии, получении образования, информации.

Раскрытие коммуникационного потенциала русского языка на постсоветском пространстве связано напрямую с воспроизводством конкретных смыслов его применения в человеческой жизнедеятельности. И для этого необходимы специальные кадры – проектировщики смысловых конструкций, а также те, кто будет эти проекты популяризировать на общественном уровне.

Большая часть населения в странах СНГ, независимо от их восприятия России, понимает значимость русского языка в жизни. По большому счёту, русский язык стал «зоной комфорта» для постсоветского человека, облегчающий его взаимодействия с другими.

Но этого сегодня уже недостаточно. Важно обеспечить технологический переход русского языка от восприятия его как «зоны комфорта» в мир новых возможностей, т.е. рассматривать его шире образовательных, научных, профессиональных достижений.

В тоже время имеющиеся направления необходимо наполнить более детальным содержанием, обеспечивающим, как общие, так и индивидуальные траектории развития человека через возможности русского языка. И для этого нужны новые идеи, и новые коммуникации в Содружестве.

Начавшийся 2023 год обещает быть непростым для России и других государств СНГ. Поэтому принятие общего решения о приурочивании года русскому языку является на постсоветском пространстве не только культурно-гуманитарным вопросом, но и политическим. Русский язык определяет устойчивость геополитического и геокультурного кода Содружества. И выбор его, в качестве средства международного общения между странами, не случаен.

Сегодняшняя повестка имеет реальный шанс развернуть ситуацию в обратном направлении. Не только преодолеть сложности последних десятилетий, связанных с развитием русского языка в СНГ, но и расширить его коммуникационные возможности на постсоветском пространстве. Всё это будет только способствовать сближению народов, как это было раньше.

Содружеству необходим общий и понятный всем язык. И таким языком может быть только русский.

Артур СУЛЕЙМАНОВ, Центр геополитических исследований «Берлек-Единство».

АКТУАЛЬНО