ПАКТ, РАСКОЛОВШИЙ «ГИТЛЕРОВСКУЮ ОСЬ»

МОЛОТОВ-РИББЕНТРОП

Очередную годовщину заключения в 1939 году пакта МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА мир встречает в обстановке исторических спекуляций. Разумеется, в числе главных виновников развязывания Второй мировой войны традиционно называют СССР.

Однако Запад сам толкал Германию к войне против СССР, заключив с ней Мюнхенский сговор и отдав Адольфу ГИТЛЕРУ на растерзание Чехословакию.

Мало кто помнит и о том, что та самая Польша, которую «разделили» Германии и Советский Союз, далеко не была безгрешной. Эта страна приняла самое деятельное участие в ликвидации Чехословакии и по соглашению с нацистами урвала немалый кусок земли на своей южной границе (район Тешина).

С практической утилитарной точки зрения выгоды от реализации пакта являются неоспоримыми. Не стоит углубляться в то, насколько чистым это было с моральной точки зрения. Ибо политика, как известно, дело грязное. В любом случае, полученные в результате этого договора территории в Прибалтике, в Белоруссии, на Украине и в Молдавии позволили нам сдержать немецкое наступление на два месяца.

Однако главного внимания заслуживает другой аспект, на который практически не обращается внимания. Вспомним, в какой момент происходило заключение пакта МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА. У восточных рубежей СССР на Халхин-голе тогда продолжалась битва с союзниками ГИТЛЕРА по блоку «Ось», японцами.

Напомним, что, согласно подписанному 25 ноября 1936 года Антикоминтерновскому пакту, Германия и Япония договорились не заключать без согласия друг с другом взаимных соглашений с общим противником. В том числе и СССР.

Пакт МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА был вопиющим нарушением этих договоренностей. Союзник Японии вместо ожидаемой помощи подложил ей большую свинью. По сути, заключение пакта означало то, что ГИТЛЕР отказался от более раннего Антикоминтерновского пакта.

Прямыми последствиями заключения пакта стало то, что Япония через две недели после его подписания прекратила свои действия на реке Халхин-гол. Глубоко символично, что в день подписания договора 23 августа советские войска завершили там окружение основной группировки японских сил. Разумеется, в Токио расценили заключение советско-германского пакта как акт предательства, ибо согласно положениям этого документа, Германия и СССР обязывались воздерживаться от враждебных действий по отношению друг к другу.

Так, временный поверенный в делах СССР в Японии сообщал 24 августа в Москву: «Известие о заключении пакта о ненападении…произвело здесь ошеломляющее впечатление, приведя во всеобщую растерянность военщину и фашистский лагерь».

А 25 августа 1939 года японский Министр иностранных дел Арита ХАТИРО заявил германскому послу в Токио Ойгену ОТТУ протест. В его заявлении отмечалось, что «этот договор противоречит по своему духу антикоминтерновскому соглашению». Подписание советско-германского пакта вызвало в Японии правительственный кризис и сильно изменило последующие военные планы.

Уже 28 августа 1939 года. японское правительство во главе Хиранумой КИИТИРО подало в отставку. Именно он возглавлял в Японии группировку, выступавшую за совместную японо-германскую войну против СССР. Эта отставка была вызвана крахом надежд на обоюдное выступление против Советского Союза. Как отмечал историк Хироми ТЭРАТАНИ, «никогда в истории еще не было случая, чтобы японское правительство уходило в отставку по причине заключения договора двух других государств между собой».

С этого времени японская политическая элита уже не делала ставку на совместное выступление против СССР. Однако германское руководство осознавало все выгоды войны против Советского Союза на два фронта. ГИТЛЕР понимал, что без помощи тихоокеанского союзника Японии сокрушить врага было невозможно. Попыткой восстановить союзнические отношения стал Тройственный (Берлинский) пакт, заключенный 27 сентября 1940 года между Германией, Италией и Японией.

Однако японцы не забыли ГИТЛЕРУ августа 1939 года. Для восточной страны, чьей важной чертой национальной культуры является верность взятым обязательствам, заключение советско-германского соглашения было больше, чем просто предательство. Германское руководство предстало перед японцами в настолько невыгодном свете, что это раз и навсегда перечеркнуло прежние теплые отношения. Заключение пакта МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА наглядно показало не только Японии, но и всему миру, какую цену имеют обязательства ГИТЛЕРА.

И когда в 1941 году он активизировал подготовку кампании против СССР, в Стране Восходящего Солнца это припомнили. Как писал белоэмигрант Михаил ИЛЬИН, служивший в японской контрразведке, «японцы спят и видят, как бы отплатить ХИТЛЕРУ той же монетой».

Удобный случай представился очень скоро. 13 апреля 1941 года, за каких-то два месяца до нападения нацистского блока на СССР, Токио подписал пакт о ненападении с Советским Союзом, по сути, наплевав тем самым на только что заключенный Берлинский пакт. Иными словами, поступил почти так же в отношении ГИТЛЕРА, как тот сделал в 1939 году в отношении своего японского союзника. Причем японцы подписали пакт, невзирая на предупреждение Германии.

И чтобы там не говорили, этот договор с СССР Япония исполнила. Ее войска даже в самые тяжелые моменты Великой Отечественной войны в 1941-42 гг. так и не начали против нас боевые действия. Разработанный еще в 1940 году план нападения на СССР «Кан-току-эн» так и остался на бумаге.

Вместо того, чтобы атаковать советские дальневосточные рубежи, в декабре 1941 г. японцы ударили по американцам и их тихоокеанским союзникам. В надежде на то, что восточные союзники все же помогут ему в борьбе «с большевиками», Гитлер пошел на самоубийственный шаг, объявив войну США.

Казалось бы, зачем нападать на далекие США, которые отнюдь не горели желанием ввязываться в мировую войну, если можно сначала сообща разделаться с Советским Союзом и, уже опираясь на захваченные у него ресурсы, вместе навалиться на Америку/ Однако японцы так и не выступили ГИТЛЕРУ на помощь.

Об одной из причин говорил Иохиму фон РИББЕНТРОПУ германский посол в Токио. По его словам, нежелание Японии вступить в войну против СССР во многом определяли «воспоминания о номонханских (халхингольских) событиях». Причем не только факт разгрома самураев советскими войсками, но и поведение германского «союзника».

Заметим, что 26 июня 1941 года замначальника генштаба японских вооруженных сил А. ЦУКАДА заметил: «Даже если Германии ситуация будет казаться исключительно благоприятной, … мы не выступим».

А на заседании высшего руководства Японии 2 июля 1941 года было заявлено: «Наше отношение к германо-советской войне будет определяться в соответствии с духом Тройственного пакта. Однако пока мы не будем вмешиваться в этот конфликт».

Хотел того Иосиф СТАЛИН или нет, но в результате подписания пакта МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА военно-политический блок «Ось» фактически развалился. Отныне его участники действовали самостоятельно друг от друга, что и обусловило во многом их последующий разгром.

Но вообразим, что было бы, не заключи СССР в 1939 году договора с Германией и напади японцы в 1941 году не на США, а на СССР.

Во-первых, мы бы уже не смогли перебросить к началу битвы за Москву знаменитые «сибирские» дивизии, которые сыграли огромную роль в разгроме немецкой армии у стен нашей столицы.

Заметим, что по выражению командующего Квантунской армии Есидзоро УМЭДЗУ, «именно сейчас представился редчайший случай, который бывает раз в тысячу лет, для осуществления политики государства в отношении Советского Союза».

В свою очередь, начальник ее штаба генерал-лейтенант Тэйити ЕСИМОТО заявлял: «Начало германо-советской войны является ниспосланной нам свыше возможностью разрешить северную проблему… Даже если подготовка недостаточна, выступив этой осенью, можно рассчитывать на успех».

И судьба войны действительно могла стать иной. Превосходство японцев было налицо. По авиации — в три раза. Да и наш Тихоокеанский флот в то время по сравнению с японским был микроскопическим и не мог ему противостоять.

В то время как у японцев было 12 авианосцев разных типов, 13 линкоров и 48 крейсеров разных классов, на нашем Тихоокеанском флоте (ТОФ) тогда не было ни одного подобного корабля. По эсминцам Япония превосходила нас почти в 11 раз (151 против 14), и лишь по подводным лодкам их превосходство не было столь заметным — всего в полтора раза.

В лучшем случае, при таком раскладе Тихоокеанский флот был бы заперт во Владивостоке. В худшем — повторил бы судьбу американского ВМФ в Перл-Харборе. При любом раскладе неизбежно повторилась бы ситуация 1905 года, когда японцы высадили десант на Камчатке и наглухо блокировали бы наши дальневосточные порты.

А ведь во время Второй мировой войны эти морские ворота играли исключительно важную роль! После тяжелых потерь, понесенных союзниками и нашим Северным флотом при проводке конвоев PQ с грузами для Красной армии, пути снабжения в значительной мере были переориентированы в 1943 году на Тихий океан. Объем перевозок по этому маршруту составил почти половину от всего снабжения СССР союзниками. Особенно важны для нас были поставки грузовых машин и сырья, начиная от взрывчатых веществ и заканчивая алюминием.

Есть и другой момент: после успешной высадки японцев на наше побережье создалась бы непосредственная угроза золотодобыче в районе Магадана. А ведь именно добытым там золотом мы рассчитывались за военные поставки союзников. Непростая ситуация была и в Якутии, где подняли голову местные националисты, широко растиражировавшие японский миф о том, что «якуты — это одичавшие японцы, приплывшие в Восточную Сибирь в давние времена»…

В любом случае, время доказало правильность и своевременность заключения германо-советского пакта. В том числе и потому, что в результате германо-японский союз, а значит и война на два фронта против СССР, так никогда и не стали реальностью.

Сергей БАЛМАСОВ, Pravda.ru.

Поделиться в соц. сетях

ПАКТ, РАСКОЛОВШИЙ «ГИТЛЕРОВСКУЮ ОСЬ»
0
ПАКТ, РАСКОЛОВШИЙ «ГИТЛЕРОВСКУЮ ОСЬ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий