КРЕМЛЕВСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ

КРЕМЛЕВСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ
4

Президентскую демократию в России может сменить партийно-парламентская диктатура. Россия переживает эволюцию своей политической системы. Речь идет о мягкой трансформации, или, как сейчас модно говорить, “перезагрузке”, политической системы РФ из формата президентской демократии в формат широкой парламентской диктатуры, опирающейся на гегемонию партии “Единая Россия” (ЕР). Это – естественное следствие предложенной конфигурации власти: молодой президент и сверхпопулярный премьер, лидер ведущей партии.

putin

Ключевым элементом российской “перезагрузки” стали выборы 1 марта, по сути, завершившие передачу власти в регионах РФ в руки партии единороссов во главе с Владимиром ПУТИНЫМ. После этих выборов практически не осталось субъектов Федерации, в законодательных органах которых не доминировала бы “Единая Россия” (в федеральном парламенте “медведи”, как известно, господствуют уже около полутора лет). Наделение же региональных парламентов правом выдвигать и утверждать кандидатуры губернаторов, снимать мэров и делегировать своих представителей в Совет Федерации фактически означает завершение дрейфа административной перестройки, начатой еще на закате президентского правления ПУТИНА, оформлением новой российской политической архитектуры, в которой господство административной бюрократии предполагается заменить доминированием бюрократии партийно-парламентской.

Возникшая в марте 2009 года новая политическая конструкция в РФ опирается на три основных субъекта – фракцию ЕР в Госдуме, фракции партии власти в региональных законодательных собраниях (ЗС) и на внепарламентские партийные структуры “Единой России”. Абсолютное присутствие единороссов в представительных органах власти Центра и провинции и дает основания говорить о фактически сложившемся механизме партийно-парламентской диктатуры в России.

Впрочем, очевидно, также, что, несмотря на наличие такого механизма, переход от “вертикальной” президентской демократии к “горизонтальному” парламентскому авторитаризму еще не совершен. Судя по драматическому развитию мирового кризисного процесса, такой переход следует ожидать к началу осени 2009 года, когда, по оценкам экспертов, возможно соскальзывание российского экономического кризиса в социальную катастрофу. Именно тогда, как утверждают пессимисты, вероятна отставка нынешнего кабинета министров РФ и уход Владимира ПУТИНА с поста председателя правительства страны.

Очевидно, что именно это событие (уход путинского кабинета) и будет означать начало политического переворота в России. Ведь в случае отставки ПУТИН почти наверняка сосредоточится на руководстве “Единой Россией”, формальным лидером которой является уже около года. Вот тут и пригодится созданная политическими конструкторами со Старой площади и Банного переулка сетевая парламентская структура единороссов, получившая огромные политические полномочия и до сих пор ими не воспользовавшаяся “по полной программе”.

“Горизонталь власти” в РФ, основанная на доминировании единороссовских фракций практически во всех региональных парламентах, может стать “последним аргументом короля” в случае катастрофического усиления кризисных проявлений.

Судя по повышенному вниманию кремлевских чиновников к последним выборам в законодательные собрания субъектов РФ, по их жесткому реагированию на редкие попытки со стороны ряда региональных чиновников поставить под сомнение строительство “медвежьей диктатуры” (инцидент с отставкой мурманского губернатора, а до этого другие губернаторские “зачистки”, связанные с низким результатом “Единой России” на выборах), новая система партийно-парламентской диктатуры имеет для федерального Центра гораздо большее значение, чем пресловутая “вертикаль” исполнительной власти.

Не исключено, что именно исполнительская вертикаль (правительство, губернаторы и мэры) как раз намечена в качестве “искупительной жертвы” в “особый” кризисный период. Набирающая силу в регионах РФ борьба с коррупцией, жертвами которой становятся все новые государственные и муниципальные чиновники, объективно ослабляет и делегитимирует систему исполнительной власти. На этом фоне, напротив, усиливаются политические позиции депутатской корпорации и ее единороссовского “авангарда”. Таким образом, инспирированная Кремлем борьба с коррупцией в субъектах РФ фактически является частью проекта по перехвату власти у исполнительной вертикали в интересах партийно-парламентской “горизонтали”.

О системных и структурных подробностях зреющей внутрироссийской политической “перезагрузки”, впрочем, пока можно лишь догадываться. Вряд ли они полностью известны и самим архитекторам “антикризисного переворота”, поскольку сегодня невозможно достоверное знание о динамике продолжающегося социально-экономического кризиса.

С уверенностью можно говорить лишь о том, что во всех законодательных собраниях субъектов РФ, избранных 1 марта, завершился организационно-установочный период: выбраны и утверждены руководители ЗС, сформирован корпус депутатской номенклатуры (руководители депутатских комитетов, их заместители), направлены новые представители в Совет Федерации, началась подготовка к выдвижению кандидатов на губернаторские посты. Это позволяет утверждать, что уже в апреле 2009 года инфраструктура пока еще не актуализированной партийно-парламентской диктатуры в российских регионах будет вполне готова к решению задач по перехвату власти.

Андрей СЕРЕНКО.



ПОЛИТИКА