ХВОСТ ВИЛЯЕТ СОБАКОЙ

ХВОСТ ВИЛЯЕТ СОБАКОЙ
18

pctvl_iconНазвание знаменитого американского фильма как нельзя лучше подходит для определения странной модели отношений нашего государства и госпредприятий. Вместо того чтобы в условиях кризиса ужесточить контроль за аппетитами монополистов, власти — правительство и самоуправления — покорно идут у них на поводу. Классический пример — R?gas satiksme. Сидя на шее у налогоплательщиков, прожорливый монстр может спокойно потребовать повышения платы за проезд до 50 сантимов, при том, что получает и миллионные дотации, и доходы от продажи билетов, и сборы за использование городских парковок.

Другой монополист — Latvenergo — два года держит тарифы на уровне 2007 года, упорно игнорируя произошедшее за это время падение рыночных цен на газ.
Представим, что к собственнику частного предприятия приходит эдакий управляющий ТЯПКИН-ЛЯПКИН в дорогом костюме, небрежно закидывает ногу на ногу, закуривает без разрешения сигару, пускает хозяину дым в лицо и говорит: мол, да кто ты такой, чтобы мне приказывать? Как хочу, так и ворочу. В реальном бизнесе такое представить сложно, а вот с государственными и муниципальными предприятиями — сплошь и рядом.

Министр экономики, пытавшийся робко заикнутся о снижении тарифов на электричество, в ответ получил в зубы сто тысяч талонов для малоимущих и мощный пинок в филейное место. Мэр Риги со словами: «надо Вася, надо» выпроваживается из кабинета с бумагой о повышении тарифа на проезд.
Казалось бы, чего же проще? Государство и самоуправления — держатели капиталов, и значит, имеют полное право ударить кулаком по столу, потребовав незамедлительного понижения тарифов. Хозяин — барин. Но происходит с точностью наоборот.

Даже такой технически простой вопрос, как регулирование зарплат топ-менеджеров госпредприятий, ставит политическую власть в тупик. Вместо того, чтобы вызвать наемных руководителей к себе в кабинет и велеть пересчитать оклады, зачем-то пишут какой-то специальный закон, который, естественно, тут же обрастает десятком различных трактовок и вариантов.
Диагноз прост: государство как хозяин потеряло способность управлять своей собственностью. Крайними всегда оказываются люди. Они дважды платят монополистам: сначала — в качестве налоговых отчислений, затем — непосредственно за приобретаемую услугу. Однако никто не пытается провести функциональный аудит госпредприятий или поменять их руководящий состав, даже когда непрофессионализм его деятельности доказан документально. Что обеспечивает наемным менеджерам статус неприкасаемых? Вероятно, они слишком много знают. Сидя годами на высокооплачиваемых постах, они волей-неволей становятся свидетелями (и участниками) всех проводимых за это время закупок, суперпроектов, политических сделок…
Для изменения ситуации возможны два направления действий.

Первое: нужно попробовать создать конкуренцию везде, где это возможно. Как только на рынке начинают толкаться хотя бы три телеоператора, на клиентов падают метеориты, бесплатные телефоны и нулевые тарифы. В 90-е годы общественными перевозками в Риге занималось много частных компаний, так почему же сейчас в целом прибыльный рынок почти целиком контролирует один мегамонстр, при этом еще и сосущий десятки миллионов латов дотаций из самоуправления?
Второе: в тех случаях, где конкуренция невозможна по определению, государство должно вспомнить о политике собственника. Власть представляет интересы жителей Латвии, и работа государственных и муниципальных компаний должна отвечать запросам общества.

Повышение эффективности управления может привести к позитивным результатам: снижению тарифов монополистов, повышению прибыльности, сокращению размеров дотаций. Для этого в случае необходимости надо полностью менять элиту менеджмента, чтобы установить такие правила, при которых новый хвост при всем желании не смог бы управлять собакой.

Юрий СОКОЛОВСКИЙ, депутат сейма Латвии от партии «За права человека в единой Латвии» («ЗаПЧЕЛ»/PCTVL).
Постоянный адрес статьи:
http://www.telegraf.lv/news/hvost-vilyaet-sobakoi



ПОЛИТИКА