ПРАВИЛЬНЫМ ПУТЕМ ИДЕТЕ, ТОВАРИЩИ!

ПРАВИЛЬНЫМ ПУТЕМ ИДЕТЕ, ТОВАРИЩИ!
11

kyrgyzstanКогда в мае-июне этого года Киргизия погрузилась в хаос контравторитарного антибакиевского путча, трудно было вообразить, что не пройдет и полгода, и эта далеко не самая развитая по современным стандартам страна вполне демократическим путем проведет конституционный референдум, парламентские выборы и станет парламентской республикой. Конечно, говорить о том, что в Кыргызстане воцарилась демократия или даже уверенно прогнозировать ее появление там в обозримом будущем, представляется преждевременным. Однако нельзя не видеть, что первый шаг киргизов в демократическом направлении, выбор в пользу парламентского вида государственного устройства, несмотря на алармистские предупреждения со стороны некоторых соседей, стал результатом синергетического сплава ряда объективных предпосылок и политической воли национальных лидеров.

В современной политологии сложились два основных подхода к решению вопроса о том, от чего зависит становление демократии в переходных политических режимах, к которым в числе других относятся государства постсоветского пространства.

«Структуралисты» ставят во главу угла объективные условия, относя к таковым социально-классовую структуру общества, наличие промышленного производства, политической культуры «гражданского» типа, отсутствие острых социальных, этнических и религиозных расколов, уровень доходов населения, качество политических институтов и даже географическую близость к «старым» демократиям.

Сторонники процессуального подхода утверждают: «Не существует иных предпосылок демократии, кроме желания национальных элит править демократически».

Как отмечает главный научный сотрудник Института Европы РАН профессор ФУРМАН Д. Е., убежденность в адекватности парламентской республики актуальным задачам модернизации страны возникла у киргизской элиты на основе богатого страшного опыта двух циклов становления, разложения и падения однотипных президентских авторитарных режимов АКАЕВА и БАКИЕВА. «В менталитете киргизов нет и нашего воспитанного всей русской историей представления о нормальности и естественности авторитарной власти… «Революционно-авторитарные» циклы, которые в других странах занимают достаточно длительное время, у киргизов — очень короткие. Поэтому русские терпели ЕЛЬЦИНА и пришли в восторг, когда он передал власть назначенному им преемнику, а киргизы свергли АКАЕВА».

Киргизские элиты поняли, что если президентская республика два раза очень легко и быстро вырождалась в авторитарную систему, порождая впоследствии анархию и кровавый хаос, то нельзя наступать на те же грабли в третий раз — надо идти по совсем иному пути.

Задолго до проведения 18 октября парламентских выборов в парламент Кыргызстана немало политиков и политобозревателей высказывали опасения, что они не только не стабилизируют положение в республике после кровопролитного апрельского переворота, но и способны еще больше ее осложнить. Однако характер проведения выборов во многом оказался неожиданностью: они продемонстрировали политическое многообразие, слабое применение административного ресурса, относительную независимость выборных органов. Зафиксировав ряд нарушений, практически все наблюдатели от ОБСЕ, СНГ, ШОС, Европарламента и других международных организаций едины во мнении, что выборы в Кыргызстане стали едва ли не самыми объективными в истории постсоветского пространства.

Согласно объявленным 1 ноября официальным результатам в однопалатный 120-местный Жогорку Кенеш прошли выдвиженцы пяти политических партий, получивших от 18 до 28 мест каждая. Теперь части из них предстоит создать парламентское большинство минимум в 61 голос. Если в него войдут депутаты четырех партий — «Ар-Намыса», «Республики», «Ата-Мекена» и Социал-демократической партии, то у них будет 92 голоса против 28 голосов у «Ата-Журта», объединяющей преимущественно сторонников свергнутого в апреле бывшего президента БАКИЕВА. Этот расклад сил имеет все шансы создать основу для долгосрочной стабилизации и решения острейших социальных, экономических и межэтнических вопросов в республике на переходный период.

В таком развитии ситуации заинтересованы внешние игроки. В частности, президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ уже встречался как с лидерами партий, которые, вероятно, сформируют правящую коалицию, так и с руководством оппозиционной «Ата-Журт» («Отечество»). Через него же США намерены решать вопрос о продолжении использования авиабазы «Манас» на решающей стадии операции в Афганистане.

В этой связи, а также учитывая проведение в Астане 1-2 декабря саммита ОБСЕ, аналитики заговорили о росте статуса Казахстана в роли влиятельной региональной державы. Недавно Нурсултан НАЗАРБАЕВ выдвинул идею о разработке нового документа ОБСЕ «Маастрихт плюс», в котором, по его мнению, «должны быть учтены посткризисные реалии и тенденции развития мира». По заявлению координатора экономических и экологических программ ОБСЕ Горана СВИЛАНОВИЧА, эта инициатива уже поддержана руководством ОБСЕ.

…Не осенит ли кого-нибудь другая идея? Назовем ее условно «Кыргызстан плюс». Кстати, вполне в духе посткризисных реалий и тенденций развития мира.

Вячеслав ЯГУБКИН, к. п. н., руководитель научного проекта «Синергия».



ПОЛИТИКА