ГРУЗИЯ: ИНЫЕ НЫНЧЕ ВРЕМЕНА

ГРУЗИЯ: ИНЫЕ НЫНЧЕ ВРЕМЕНА
13

Времена изменились, сегодня далеко не все спокойно в Багдаде, в отличие от датского королевства, в котором как раз таки все ладно. Вопреки классику, грузин уже не сонный и некогда ему лить вино на шальвары. Иные нынче времена, в Грузии продолжается театр абсурда под названием борьба за власть. В этом есть и альфа, и омега всех событий в стране.

На 19 апреля «Национальное движение» (бывшая правящая партия, а ныне оппозиция) запланировала проведение митинга своих сторонников на проспекте Руставели. Официальная цель митинга — поддержка прозападного курса Грузии, хотя понятно, что время и место митинга идеально подходит для объявления о роспуске парламента и назначении новых выборов.

Именно в апреле, то есть спустя шесть месяцев после выборов парламента, президент имеет право его распустить. Кстати, уже в мае у Михаила СААКАШВИЛИ не будет такой возможности, так как парламент нельзя распускать за шесть месяцев до президентских выборов, а они состоятся в октябре нынешнего года.

Само по себе заявление об этом митинге, это угроза правящей коалиции. Угроза сформулирована следующим образом — если не прекратите попытки уничтожить оппозицию, будет кризис, и кто из этого кризиса выйдет победителем, бабушка надвое сказала.

Правящая коалиция ответила на эту угрозу ультиматумом от имени премьер-министра. Суть ультиматума — или сдавайтесь или я за себя не отвечаю.

Сдаться, в данном случае означает отказ президента от права формирования правительства в случае роспуска парламента. Согласно действующим ныне нормам Конституции, в случае роспуска парламента и правительства, назначаются новые выборы, а правительство переходного периода формируется президентом.

Правящая коалиция настаивает на том, чтобы в случае роспуска парламента, правительство осталось старым. Причина такой постановки вопроса является возможность роспуска парламента в апреле, а никак не «конституционная диктатура», рекомендации Венецианской комиссии и прочее, о чем вещают с телевизоров. Ну, а поправки к Конституции, которые требует оппозиция, уже приняты, но вступают в силу только после президентских выборов, то есть в октябре нынешнего года.

Казалось бы, куда торопиться, рейтинг доверия к новой власти, хоть и существенно снизился, но по-прежнему достаточно высок. Ну а роспуск парламента вполне можно обыграть так, что на новых выборах в парламент правящая коалиция может получить даже больше голосов, чем сейчас.

Все это так, да не совсем. Наш электорат слабо разбирается в юридических хитросплетениях, зато ему хорошо известно, что такое власть. Власть неспособная обеспечить выполнение своих задач может показаться слабой, ну, а политическая сила, уступившая власть — спустя несколько месяцев после своей победы на выборах, будет восприниматься слабой наверняка.

Добавьте к этому серьезные разногласия внутри идеологически пестрой правящей коалиции, и получите ответ на вопрос — почему «Грузинская мечта» ни при каких обстоятельствах не может уступить власть хотя бы на три месяца, в случае роспуска парламента.

Ситуация в корне меняется, если президент отказывается от своего права формировать правительство переходного периода, то есть периода выборов после роспуска парламента. При таком раскладе, когда реальная власть, как в центре, так и на местах, остается в руках правящей коалиции, президенту нет никакого смысла распускать парламент.

Во-первых, потому что административный ресурс, который в период гораздо меньшей активности избирателей, нежели на предыдущих выборах, становится решающим, будет в руках у его политических конкурентов.

Ну, а, во-вторых, сохранив власть в период политического кризиса, правящая коалиция покажет этим свою силу, что соответствующим образом подействует на электорат. Процент людей, желающих быть вместе с победителями в Грузии значительно больше, нежели процент идеологически мотивированных сторонников той или иной политической силы.

Другой вопрос есть смысл президенту сдаваться, то есть отказываться от своего конституционного права на формирование правительства в период выборов?

Практически это последний редут Михаила СААКАШВИЛИ, целью которого сегодня является не столько возвращение к власти, сколько сохранение «Национального движения», как оппозиции.

Все прекрасно понимают, что сохранение сильной оппозиции создает серьезную угрозу ограничения власти Бидзины ИВАНИШВИЛИ уже на президентских выборах в этом году. Не говоря о муниципальных или следующих парламентских выборах.

Именно поэтому переформатирование политического пространства и уничтожение «Национального движения», как оппозиции, необходимо команде ИВАНИШВИЛИ для обеспечения безальтернативности своей власти, как минимум на несколько лет. Шансов на появление третьей силы в грузинских реалиях практически нет, по крайней мере, в обозримой перспективе. Ну, а роль оппозиции вполне смогут сыграть бывшие партнеры по коалиции свободные демократы и республиканцы, которые не опасны в борьбе за власть.

Если «Грузинской мечте» удастся продавить в парламенте конституционные изменения до конца марта, вопрос снимется сам собой. То есть, распускать парламент президенту уже не будет иметь смысла, с конституционным большинством в кармане правящая коалиция может спокойно досидеть до октября.

А потом, имея «своего» президента, распустить парламент и назначить новые выборы, уже без «Национального движения», большинство лидеров которого, к тому времени, неизбежно окажутся в тюрьме, конечно, в рамках «восстановления справедливости».

Таким образом, в случае, если правящей коалиции не удастся получить конституционное большинство, у СААКАШВИЛИ просто не будет другого выхода, кроме того, чтобы пойти ва-банк и распустить парламент.

Конечно, этому решению не подчинится правящая коалиция, которая обязательно задействует такой джокер, как «улица». Это тот самый бронепоезд, который стоит у коалиции на запасном пути и испытание которого прошли в тестовом режиме 8 февраля нынешнего года. В то же время, как видно из назначенной даты 19 апреля, «улицу» собирается задействовать и оппозиция.

Как поведут себя различные силы внутри правящей коалиции также неизвестно. В этом случае решающим может быть то, какую позицию займут подразделения армии, МВД и других силовых структур.

Совсем неслучайно ИВАНИШВИЛИ переподчинил себе службу государственной охраны и сократил охрану президента. В итоге президент ездит по улицам города без охраны на своем электромобиле.

В то же время сказать однозначно, что все силовые структуры поддержат правительство и откажутся выполнять распоряжение президента, тоже нельзя. Таким образом, мы имеем прямую угрозу гражданского противостояния.

Так ли все безнадежно и есть ли выход из существующей ситуации? Конечно, есть и именно к этому призывают грузинский политический истеблишмент западные страны. Выход состоит в том, чтобы стороны пришли к договоренности о сохранении статус-кво.

К этому сводятся предложения «Национального движения», а именно запись в Конституции о сохранении прозападного курса и отказ властей от преследования низшего и среднего звена чиновников прежней власти, за исключением случаев преступлений, связанных с насилием и преступлений против конституционного строя. Однако вероятность достижения подобного соглашения близка к минимальной по очень простой причине.

В результате парламентских выборах к власти в Грузии пришла не органичная часть политической элиты, способная обеспечить сосуществование власти и оппозиции в рамках развития демократии. К власти пришла контрэлита, основной целью которой является уничтожение предыдущей (речь необязательно идет о физическом устранении, достаточно, чтобы предыдущая элита перестала быть таковой), передел собственности и изменение вектора развития страны. А еще говорят, что выход всегда там, где был вход.

Осознает ли большинство населения Грузии все эти угрозы и риски? Вряд ли, даже те, кто интересуется политикой, в основном просто болеют за тот или иной лагерь, считая, что это их вряд ли коснется. Об остальном делайте выводы сами. Иные нынче времена.

 



ВЫБОРЫ