РОСТ ЕАЭС КАК СТИМУЛ ДЛЯ ВСЕХ ЕВРАЗИЙСКИХ ПАРТНЕРОВ

РОСТ ЕАЭС КАК СТИМУЛ ДЛЯ ВСЕХ ЕВРАЗИЙСКИХ ПАРТНЕРОВ
14

Внешний контур евразийской экономической интеграции расширяется через участие новых членов. Так, Республика Узбекистан заявила о своем намерении стать наблюдателем при Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Аналогичный статус после ряда процедур получит и Куба.

«Беларусь, Кыргызстан и Армения согласны на предоставление Кубе статуса наблюдателя. Казахстан высказался за проведение дополнительных консультаций с кубинской стороной. Россия также предложила провести консультации, чтобы уточнить все аспекты», — сообщил глава Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил МЯСНИКОВИЧ.

Куба более двух лет исследует партнерство с Евразийским экономическим союзом. Вслед за Молдовой, как и Узбекистан, эта латиноамериканская республика готовится стать наблюдателем при ЕАЭС.

«Считаю, что Парламент Узбекистана принял важное решение о вступлении страны в качестве наблюдателя в Евразийский экономический союз, и полагаю, что мы должны приветствовать это решение», — подчеркнул Президент Казахстана Касым-Жоомарт ТОКАЕВ.

Узбекистан и Таджикистан являются наиболее крупными торговыми партнерами ЕАЭС по СНГ. Расширение этого партнерства — она из задач объединения.

«Для Евразийского экономического союза 2020 год проходит под эгидой пятилетия с момента начала функционирования. За это время проделана солидная работа, как по развитию внутренних аспектов интеграции, так и по выстраиванию отношений с внешними партнерами», — убеждена профессор Евразийского национального университета, директор ИАЦ «Евразия-Поволжье» Марина ЛАПЕНКО.

Профессор ЛАПЕНКО отмечает наличие у главного евразийского объединения ряда задач, таких, как построение конкурентоспособного союза и занятие центрального места в Большой Евразии.

«Для этого, безусловно, необходимо углубление и интенсификация интеграции по вертикали, а также рассмотрение горизонтов расширения состава участников. Перспективы пополнения членов ЕАЭС достаточно ограниченные. Перспективна интеграция со странами Балканского полуострова, не вовлеченными в европейскую интеграцию, и с Латинской Америкой, традиционным партнером России. Но объективная реальность, география предопределяют возможное расширение ЕАЭС все-таки за счет стран постсоветского пространства, прежде всего, это Узбекистан и Таджикистан», — отмечает Марина ЛАПЕНКО.

Подключение Узбекистана к евразийской интеграции расширит масштабы внутреннего рынка ЕАЭС, и экспортные возможности блока. С 2016 по 2019 годы общий товарооборот республики со странами ЕАЭС вырос на 60%, до 10 млрд долларов.

Дальнейшая активизация сотрудничества позволит увеличить экспорт только плодоовощной продукции до 30%, текстиля и кожевенно-обувной продукции на 20-25%.

«Через внешний контур узбекские экспортеры получат доступ к рынкам стран Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и Африки. Более тесная интеграция Узбекистана и ЕАЭС также будет способствовать повышению инвестиционной привлекательности страны и развитию промышленной кооперации. Большую роль будет играть и получение преференций в доступе к развивающейся общей транспортной системе Евразийского экономического союза. В настоящее время Узбекистан является заложником в определении железнодорожных тарифов со стороны Казахстана, а узбекские производители теряют значительную прибыль из-за высоких тарифов при транспортировке своих грузов», — отмечает Марина ЛАПЕНКО.

МАРИНА ЛАПЕНКО

МАРИНА ЛАПЕНКО

Отдельный важный вопрос — легализация трудовых мигрантов. В ЕАЭС создается целый комплекс законодательства по формированию единого рынка труда. В настоящий момент положение мигрантов из Узбекистана значительно отличается от положения коллег из Кыргызстана.

Даже термин «трудовой мигрант» в рамках ЕАЭС заменен на более статусное определение «трудящийся ЕАЭС», что отражает соответствующие позиции и подход к участникам рынка труда в объединении.

Профессор ЛАПЕНКО отмечает растущую уязвимость позиций Таджикистана по мере углубления евразийской интеграции, приводя аргументы, касающиеся наиболее важных аспектов, помимо трудовой миграции — формирование таможенной территории ЕАЭС, потерю инвестиций.

«Анализ среднесрочного развития рынка труда России и Таджикистана свидетельствует о том, что трудовая миграция между двумя странами сохранит свою значимость. При этом очень остро стоит вопрос перехода к более современным форматам миграционного взаимодействия. Процесс создания единого рынка трудовых ресурсов запущен и будет развиваться дальше. Это создает серьезный разрыв в положении трудящихся из стран-членов ЕАЭС и граждан Таджикистана. Дальнейшее углубление разрыва и усиление конкуренции между потенциальными трудящимися и мигрантами, особенно сейчас в условиях борьбы с пандемией, создает предпосылки к серьезному процессу смены страны проживания и гражданства. На данный момент большое количество трудовых мигрантов из Таджикистана стремятся получить российское, или, по крайней мере, кыргызское гражданство, а это уже прямая угроза национальной безопасности Республики Таджикистан», — подчеркивает Марина ЛАПЕНКО.

Важно учитывать изменения, происходящие в сфере трудовой миграции, и рассматривать различные форматы участия Таджикистана в формировании единого рынка труда ЕАЭС. При этом, взаимодействие не обязательно значит вхождение в ЕАЭС.

Опыт Евросоюза, на примере шенгенской или еврозоны показывает, как в партнерстве могут участвовать и не все страны Евросоюза, так и не только его члены.

«Соответствующим органам Таджикистана необходимо также проработать варианты создания совместных предприятий для снятия миграционной нагрузки; форматы целевого набора трудовых мигрантов и, что не менее важно, усилить предвыездную подготовку трудовых мигрантов — обучение русскому языку, специальности — и мужчин, и их жен», — рассуждает Марина ЛАПЕНКО.

Помимо законодательства в области трудовых ресурсов, ЕАЭС постепенно формирует общую таможенную территорию. К 2025 году будет принято большинство технических регламентов, маркировка товаров, санитарные и фитосанитарные нормы и т.д.

Тем самым, внешние, в том числе — таджикские, экспортеры столкнутся с препятствиями и ограничениями при вхождении на евразийский рынок, что будет снижать конкурентоспособность их товаров.

«Возможности Таджикистана по выходу на мировой рынок также ограничены. Географическое положение республики обусловливает континентальную замкнутость и отсутствие доступа к ведущим торговым маршрутам. Дальнейшее неучастие в евразийской интеграции будет приводить к усилению зависимости от Китая, препятствовать диверсификации товарооборота», — убеждена Марина ЛАПЕНКО.

Отказ от евразийского партнерства оставляет Таджикистан в стороне от формирования точек роста ЕАЭС, развития общих рынков, финансовых инструментов.

При этом эксперт предостерегает: автоматическое расширение ЕАЭС и быстрое включение Таджикистана не будет выгодно для интеграционной группировки, поскольку в ЕАЭС уже задан определенный темп развития интеграции, определены планки интеграции, и подключение слабой экономики скажется как на макроэкономической стабильности экономического союза, так и на отдельных экономических показателях, интеграция может «просесть» по многим направлениям.

Однако подключение Таджикистана к евразийской интеграции очень важно — как важного партнера и потенциального члена.

«Необходимо проработать подготовку к членству, развивать конвергенцию. Возможно, необходимо разработать специальную «дорожную карту» по включению Таджикистана в ЕАЭС, основанную на приоритете индустриализации страны, выходу из транспортного тупика, развитию энергетических проектов и т.д.», — резюмирует Марина ЛАПЕНКО.

Савелий ПЕТРОВ, «Деловая Евразия».



АКТУАЛЬНО